//Общество 13+

Слово в защиту Байкала

№ 8(601) от 1.03.18 [ «Аргументы Недели Иркутск»,, ]

Слово в защиту Байкала

Во время очередной дискуссии о «сохранении водных ресурсов» и «стратегии экологической безопасности» у редакции «АН» сложилось впечатление, что ее участникам есть что сказать за кадром. Эксперты согласились прокомментировать тему обсуждения, включая мнимую (или реальную?) угрозу, связанную с работой ГЭС на Ангаре.

Любовь Аликина, экологический активист:

— За круглым столом 21 февраля мы обсуждали угрозы для водных ресурсов Иркутской области. У меня на этот счет, конечно, есть своя точка зрения.

В первую очередь, я бы отметила уменьшение водоохранной зоны озера Байкал. Этого делать никак нельзя. Я категорически против уничтожения уникальной экосистемы в угоду личной наживы. Не секрет, что сегодня существуют серые схемы, которыми пользуются на всей территории РФ. Получается так, что никакой закон по охране озера Байкал, ни Водный кодекс, ни Лесной не имеют силу внутри муниципальных образований. Утверждаются генпланы МО, в них вносятся изменения, границы населенных пунктов расширяются, в том числе и за счет особо охраняемых природных территорий, национальных парков, заказников, земель сельскохозяйственного назначения. Изменяя категорию земли, а затем неоднократно меняя вид разрешенного использования земли, местные власти передают в частную собственность, например, территорию Шаманского леса, Сарайского пляжа, Тажеранских степей… Уничтожается байкальский природный ландшафт. Из-за бедности население продает свою малую родину, в том числе хватким дельцам из Китая. Вот кто теперь хозяин берегов Байкала. Уменьшение водоохранной зоны для них — подарок.

Во-вторых, я считаю, что ГЭС все-таки наносит определенный ущерб. И речь не только о гнездах птиц или гибели планктона. Я бы, например, предложила делать берегоукрепление за счет энергетиков, которые, повышая и понижая уровень, разбивают берега. К сожалению, мы позволили четырем ГЭС появиться на плодородных землях в регионе, затопили и уничтожили родовые поместья, деревни, прервали связь поколений, могилы наших предков ушли на дно водохранилища, огромное количество леса погрузилось под воду.

К сожалению, я вижу, что энергетики сегодня в публичном поле «прикрываются» благими делами, финансируя «школы предпринимателей», «Байкальскую экспедицию», экомарафон «360 минут». Тем самым общественники у них на «поруках«… По-моему, это неправильно.

Вадим Анненков, заместитель директора ЛИН СО РАН по науке, д.х.н., проф., Лимнологический институт СО РАН:

— Круглый стол анонсировался как площадка для встречи прессы с заинтересованной общественностью, представителями науки, органов власти и надзорных органов. К сожалению, помимо представителей прессы, присутствовали лишь сотрудники Институтов СО РАН (Лимнологического и Географии им. В.Б.Сочавы) и активисты-общественники.

Естественно, проблемы гидроэнергетики и ее влияния на Байкал и экологическую ситуацию в Восточной Сибири находились в центре обсуждения. К сожалению, в этой сфере существует определенное количество мифов и заблуждений, связанных как с недостатком информации, так и с чрезмерным увлечением некоторых средств массовой информации «жареными фактами».

Несмотря на известные успехи альтернативной энергетики, основой современной цивилизации является сжигание угля, газа или нефтепродуктов, расщепление атома и гидроэнергетика. И даже такие внешне чистые источники, как солнечные батареи, подразумевают серьезную горнодобывающую, металлургическую и химическую промышленность с соответствующими экологическими рисками и последствиями. Энергия, вырабатываемая на ГЭС, является возобновляемой, ее получение практически не сопровождается вредными выбросами и производством парниковых газов. Конечно, создание водохранилищ сопряжено с затоплением земель, но, с другой стороны, в итоге получается резервуар пресной речной воды и огромный водоем, пригодный для разведения рыбы и рекреационных целей. Разумеется, как создание ГЭС и водохранилищ, так и их эксплуатация, должны проводиться на основе тщательного и постоянного анализа соответствующих научных данных.

Основной вопрос, обсуждаемый в связи с ГЭС Ангарского каскада, и прежде всего с Иркутской ГЭС, связан с уровнем озера Байкал, который сейчас находится на довольно низкой отметке. В этой связи хотел бы отметить следующее:

— ни о каком «пересыхании Байкала» речи не идет, современный уровень почти на метр выше того, что был до строительства Иркутской ГЭС;

— падение уровня озера не связано с желанием неких алчных рыночных энергетиков произвести больше электричества (величина сброса воды через ГЭС устанавливается Федеральным агентством водных ресурсов в лице Енисейского бассейнового водного управления). Падения уровня случались и раньше: например, в 1982 г. уровень был на полметра ниже сегодняшнего, что не привело к заметным экологическим проблемам;

— естественные колебания уровня Байкала происходили всегда, без всяких ГЭС, в пределах 2-х метров. Плотина ГЭС является как раз инструментом, позволяющим уменьшить размах этих колебаний. Сток воды через Иркутскую ГЭС сейчас находится на минимальном уровне, позволяющем хоть как-то сохранить р. Ангару ниже ГЭС и обеспечить водой находящиеся там города. Уровень Ангары ниже Иркутской ГЭС недостаточен для судоходства в прежнем объеме;

— происходящее сейчас понижение уровня Байкала связано просто с уменьшением притока в него воды из рек. Учитывая цикличность климатических изменений, можно ожидать, что ситуация изменится на противоположную, причем не один раз за XXI век.

Что в этой связи следует делать? В области регулирования уровня Байкала посредством сброса через Иркутскую ГЭС предлагалось вернуться к заложенному при проектировании ГЭС диапазону регулирования уровня в пределах двух метров, соответствующему природным колебаниям уровня. К сожалению, в 2001 г. этот интервал был уменьшен до одного метра без адекватного научного обоснования, что существенно затрудняет работу ГЭС по поддержанию уровня озера, так как отсутствует возможность запасти воду на случай маловодного периода и сбросить ее в ожидании большого паводка. Сейчас постановлением Правительства РФ №1667 на 2018-2020 год допускается изменение уровня Байкала от 455,54 м (в маловодные годы) до 457,85 (в многоводные периоды). Таким образом, мнение ученых-гидроэнергетиков учтено, но надо понимать, что нижняя граница — это действительно граница, через которую переходить очень нежелательно, так как ниже ее сток из самого Байкала станет недостаточным для поддержания приемлемого уровня Ангары. Одна из причин маловодности рек, впадающих в Байкал, — неконтролируемые вырубки в его водосборном бассейне, несогласованное использование малых рек для хозяйственных и производственных целей. Наведение порядка в этой области, восстановление поврежденных рек — необходимая и достойная задача для всех нас.