Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Общество № 45(587) от 16.11.17 13+

Американский полёт к годовщине «Бурана»

, 20:58 , Обозреватель отдела Промышленность

Американский полёт к годовщине «Бурана»

5 ноября 1988 года состоялся успешный полёт системы «Энергия-Буран». Словно под эту дату на днях в США испытан многоразовый космический самолёт Dream Chaser – «Бегущий за мечтой». Он пока не побывал на орбите, был сброшен с вертолёта, но благополучно маневрировал и совершил штатную посадку на аэродроме в Колорадо. Конструкторы космической техники уверяют, что это и есть важнейший этап, дальше проблем быть не должно, прицепят к ракете – и «Пуск!». Но самое главное то, что этот космический самолёт удивительно похож на советский челнок БОР-4 (беспилотный орбитальный ракетоплан – 4). Да и сами американцы подтверждают: «Да, мы многое взяли от этой русской разработки». Возникает вопрос – а мы снова ждём, чтобы вновь оказаться в малоприятной роли догоняющих?

Позаимствовали

Специалистам невооружённым глазом видно сходство Dream Chaser и отечественного БОР-4. Его разработали под руководством создателя «Бурана», генерального конструктора НПО «Молния», Глеба Евгеньевича Лозино-Лозинского с участием ЦАГИ, ЛИИ им. М.М. Громова, Тушинского машиностроительного завода (ТМЗ). Американцы даже не скрывали факта заимствования аэродинамической формы с БОРа и даже с некоторой гордостью подчёркивали этот факт. Как им удалось скопировать? Расхожая версия – форма аппарата воспроизведена по шпионским снимкам после приводнения 
БОРов в Индийском океане во время испытательных полётов на орбиту в начале 1980-х. Но совершенно точно известно, что в 90-х на одной из зарубежных выставок куда-то бесследно «испарилась» продувочная аэродинамическая модель нашего космоплана – вечером была на месте, а утром – как корова языком слизнула. И всплыла она, естественно, в заокеанских аэрокосмических лабораториях. Именно в это время в США активно велись работы по серии экспериментальных аналогов БОРа: HLe_SNbh20, -42, Х-38, явившихся в конечном итоге прототипами Dream Chaser.

Таким образом, «американское чудо» в немалой степени базируется на российской разработке полувековой давности. Именно аэродинамика БОР-4 является изюминкой конструкции. При входе в плотные слои атмосферы для возвращения на землю или совершения маневра ракетоплан самостабилизировался, подставляя защищённое термоизоляционной плиткой брюхо.

Dream Chaser заставит работать?

В частных беседах наши космонавты уже давно тиранят сотрудников «Молнии»: «Американцы скоро уже полетят на Dream Chaser, а вы что, уже ни на что не способны?» Что ответить? Можно всё свалить на постперестроечный разгром промышленности. Но сейчас время уже вроде бы другое, и многие сотрудники «Молнии» все эти трудные годы не бросали космические проекты и продолжают работать над ними – из хорошего профессионального упрямства. Вроде бы появилось и осознание сохранения предприятия на госуровне.

 

В результате многолетней борьбы коллектива, авиационного профсоюза, депутатов Госдумы, космонавтов, ряда правительственных структур, поддержки СМИ прекращено наконец банкротство «Молнии». «Аргументы недели» тоже приложили к этому процессу руку. Известно, что сотни опытнейших специалистов, «вычищенных» с «Молнии» коммерсантами из управляющей компании с игривым названием «Букет», чья задача была ликвидировать предприятие, готовы подключиться к новым разработкам.

Со стороны нынешних руководителей знаменитой фирмы, совмещающих руководящие должности на ТМЗ и НПО «Молния», идёт скрытое противодействие президентским поручениям – тушинская промплощадка продолжает уничтожаться. НПО «Молния» – разработчик, ТМЗ – производитель, серийный завод, расположены на одной территории. ТМЗ фактически ликвидирован, там только за год случилось 8 пожаров, «случайно» сгорели сборочный цех вместе с секретной документацией, корпус №110 для отработки систем орбитального корабля, сгорела даже технологическая документация по «Бурану». Производство уничтожено, станки сданы в металлолом, люди уволены.

«Молнии» тоже достаётся – ликвидировано уникальное модельное производство, прошли массовые увольнения большей части специалистов, работавших над «Бураном». Уволены все опытные конструкторы, технологи, испытатели стендовой базы, рабочие высших разрядов, главный инженер, директор производственного комплекса, начальники цехов, модельщики – и так до бесконечности. Физически ведётся уничтожение стендовой базы: ликвидированы установки для климатических испытаний, камеры для испытаний на электромагнитную совместимость, под угрозой зал для тепловакуумных испытаний, виброзал. Оборудование – в металлолом, документацию – в помойку.

Но планы «Ростеха» по-быстрому утилизировать «никому не нужное» НПО «Молния», избавиться от головной боли и слить территорию под застройку оказались сорваны. А теперь, судя по новостям из-за океана, надо что-то делать. Космос ждать десятилетиями не будет, «кто первый встал, того и тапки».

Ракетоплан превращается…

Спросил одного из бывших конструкторов «Молнии», как он относится к успехам американских коллег, ревность не душит?

– Можно только пожелать дальнейших успехов американским инженерам. И в очередную годовщину полёта «Бурана» искренне порадовался, что результаты нашего труда теперь уже точно не пропали даром.

А вот с точки зрения обеспечения безопасности государства происходит сущее безобразие. БОРы изначально создавались Глебом Лозино-Лозинскиим как средство для космической экспансии, завоевания превосходства на орбите планеты, они были прототипами ракетопланов системы «Спираль». Это космический бомбардировщик-ракетоносец, наносящий молниеносный удар по любым наземным целям, включая авианосные группировки. И вооружённый до зубов ракетами космос-космос истребитель, способный зачистить околоземное пространство от любых аппаратов и спутников вероятного противника. Как говорили лётчики из группы, которые готовились летать на космопланах системы «Спираль»: «Взлетаем с обычного аэродрома, отделяемся от самолёта-разгонщика, на первом витке фиксируем цель, на втором уничтожаем, на третьем возвращаемся на место базирования».

Спустя годы система «Спираль», над которой начали работать ещё в 1960-х годах, трансформировалась в МАКС – многоцелевую авиационно-космическую систему. Подчёркиваю, многоцелевую. Можно дёшево, в десятки раз дешевле, чем сейчас, возить на орбиту грузы и людей. Но нет никаких проблем для превращения ракетоплана в грозную боевую единицу с грузоподъёмностью около 7 тонн. Схема МАКС сверхрациональна – ракетоплан с топливным баком располагаются на спине тяжёлого самолёта-носителя, на высоте 10 тыс. метров стартует и выходит на орбиту. Потери – только топливный бак, по сути, летающая канистра без дорогостоящих двигателей, он сгорает в атмосфере после отделения ракетоплана. Не велика потеря. Самолёт-носитель возвращается на аэродром, ракетоплан тоже. Не нужен уязвимый для противника космодром со всей наземной инфраструктурой, вывод на орбиту может быть произведён в самых неожиданных местах. Именно так задумал Глеб Лозино-Лозинский, для этого делали гигантский самолёт Ан-225 «Мрия» грузоподъёмностью до 250 тонн. Учёный сумел обвести вокруг пальца партийное руководство, мотивируя строительство «Мрии» необходимостью транспортировки «Буранов» с завода на космодром и обратно. На самом деле «Буран» весит почти втрое меньше, чем способен поднять Ан-225. А вот для авиационно-космической системы МАКС – то, что надо. Лозино-Лозинский был противником создания «Бурана» как аналога американского шаттла, он был заточен под лёгкие по сравнению с ними космопланы-истребители. И неповоротливый шаттл, который до смерти перепугал советское руководство, был бы, что случись, для системы «Спираль» или МАКС лёгкой добычей. Но престарелое Политбюро потребовало сделать «всё, как у них». Сделали даже лучше, включая средства спасения экипажа, возможность лихо маневрировать на орбите, обеспечили посадку «Бурана» в автоматическом режиме. Ничего этого у шаттлов не было.

Но параллельно по-партизански делали МАКС. Пуски БОР-4 и БОР-5 объясняли необходимостью отработки элементов конструкции, аэродинамических форм для «Бурана». Весь этот задел сейчас лежит «живым» грузом в НПО «Молния» и ждёт своего часа.

А что Dream Chaser? Среди специалистов нет сомнений – задача доставки грузов и людей на МКС – лишь красивая ширма для военного космоса. 5 октября 2017 года в Вашингтоне высокопоставленный представитель ВВС США Хизер Уилсон не стала увиливать от констатации факта: «Огромная часть нашей экономики зависит от того, что находится в космосе. Военно-воздушные силы должны сдерживать конфликт в космосе и обязаны быть готовыми бороться и побеждать, если сдерживание не удастся». А для поддержания превосходства предполагается в 2018 году повысить на 20% расходы бюджета США на космос.

Кажется, всё ясно? Требуется экстренное политическое решение для обеспечения российских интересов в прямом смысле на высшем, космическом уровне. В первую очередь по НПО «Молния», пока есть что спасать.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram