Аргументы Недели Общество

«АН. Сахалин» продолжают публиковать материалы об истории Сахалина и Курильских

№ 36(578) от 14.09.2017 [ «Аргументы Недели Сахалин», ]

«АН. Сахалин» продолжают публиковать материалы об истории Сахалина и Курильских

13.09.2017  20:08:23

Вход в Амурский лиман

В 1846 году неутолимый интерес к амурской проблематике Невельской сумел превратить в грандиозные планы. Этому в значительной степени посодействовало его общение с близким приятелем А.П. Баласогло. Проект амурской экспедиции они разработали вместе, решив, что в этом путешествии должны участвовать два отряда. Первый под руководством Баласогло должен был плыть по Амуру, а второй отряд, под руководством самого Невельского, исследовать устье Амура и Амурский лиман.

­ Своей задумкой Геннадий Иванович поделился с председателем Морского учёного комитета Ф. П. Литке, их давно связывали хорошие отношения, ­ рассказывает председатель сахалинского областного отделения русского географического общества, старший научный сотрудник морского государственного университета им. адмирала И.Г. Невельского Сергей Пономарев. – Результатом такой беседы стало назначение Г. И. Невельского командиром транспорта «Байкал». Судно в 1848 году должно было направиться из Кронштадта в Петропавловск и Охотск с грузом для Российско­американской компании. Перед путешествием на Дальний Восток  Невельской добился разрешения на исследование юго­западного побережья Охотского моря, лимана, устья Амура и Сахалина. В этом исследователя поддержали начальник главного морского штаба А.С. Меньшиков и генерал­губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьёв.

Транспорт «Байкал» вышел из Кронштадта 21 августа 1848 года, а 12 мая 1849­го бросил якорь в Петропавловской гавани. Сдав груз, Невельской отправился к острову. В начале июня «Байкал» оказался у восточного побережья северного Сахалина.

Продвигаясь вдоль сахалинского берега, российские моряки вошли в северную часть Амурского лимана, где встали на якорь. После исследования проводились на шлюпках и байдарках. В ходе нелёгкой работы русскими моряками был найден южный вход в Амурский лиман – пролив между Сахалином и материком.

О выдающемся событии Невельской писал:

«22 июля 1849 года мы достигли того места, где этот берег сближается с противоположным ему – сахалинским. Здесь, между скалистыми мысами на материке, названными мною Лазарева и Муравьёва, и низменным мысом Погиби на Сахалине, вместо найденного Крузенштерном, Лаперузом, Броутоном и Гавриловым низменного перешейка мы открыли пролив шириной в четыре мили, с наименьшею глубиной пять саж. Продолжая путь к югу и достигнув широты 51.40, той, до которой дошли Лаперуз и Броутон, мы возвратились обратно. Проследовав открытым нами Южным проливом, не теряя нити глубин, вышли из Татарского залива в лиман, направляясь вдоль западного берега Сахалина».

Встреча  с маньчжурами

Открытие судоходного пролива между Сахалином и материком дополнили найденные русскими моряками фарватеры, по которым в устье Амура могли бы заходить морские суда – как с севера, так и с юга.

­ Экспедиция Невельского оказалась удачной – она положила начало новому этапу российского влияния в Приамурье и на Сахалине, ­ продолжает Сергей Алексеевич. – Хотя сначала правительство нашей страны действовало довольно осторожно. Был создан «Особый комитет» для подготовки государственных решений по амурскому вопросу. Его возглавляли высшие чиновники Российской империи (министр иностранных дел, военный министр, начальник главного морского штаба страны, министр внутренних дел и другие). Вскоре комитет выдал постановление, утверждённое императором третьего февраля 1850 года. В документе указывалось два основных пункта. Первый – основать зимовье в какой­либо местности на юго­восточном берегу Охотского моря. Второй – в зимовье, Российско­американской компании проводить расторжку (торговлю) с гиляками, но ни под каким предлогом не касаться лимана и реки Амур.

Выполнение данного постановления было возложено на Невельского. Однако капитан первого ранга с шестью своими матросами, двумя гиляками и топографом на байдарке совершает плавание по нижнему Амуру. Путешественники поднялись по реке до местности Тыр (примерно 70 миль от устья Амура). В этом месте они встретили маньчжуров.

Чужеземцы приказали Невельскому покинуть территорию, но исследователь заявил, что только русские имеют право на эти земли. Угрожая пистолетом, мореплаватель пытался выпроводить маньчжуров. Невельской, от лица своего правительства, объявил, что побережье Татарского пролива и весь Приамурский край до корейской границы, с островом Сахалин – российские владения. Обескураженные действиями русских моряков, маньчжуры все же отступили.

А наши путешественники спустились вниз по Амуру до мыса Куегда, где первого августа 1850 года Невельской поднял российский флаг. Именно так было положено начало Николаевскому военному посту и российскому владычеству на Амуре.

Одобрение царя

Действия Невельского, а конкретно конфликт с маньчжурами и провозглашение Приамурья и Сахалина владениями России, основание Николаевского поста были самовольными, шли вразрез всем порученным указам.

В декабре 1850 года действия капитана первого ранга Г. И. Невельского были рассмотрены на заседании «Особого комитета». Часть членов поддержала исследователя, но большинство признали его поступок дерзким и просили строжайшее наказание. Такое самовольство могло навредить дружеским отношениям России с Китаем. Комитет предложил: снять пост Невельского и вести торговлю с гиляками и другими инородцами, обитающими на юго­восточном берегу Охотского моря, не касаясь реки Амур, её бассейна, Сахалина и берегов Татарского пролива. Мореплавателя за оплошность настаивали разжаловать в матросы.

­ Утверждение этих предложений императором, автоматически превратилось бы в отказ России от приобретения Приамурья и Сахалина, ­ объясняет Сергей Пономарев. – Генерал­губернатор Восточной Сибири Муравьев убедил Николая I не идти на поводу у комитета. В конечном итоге российский император назвал поступок Невельского благородным и патриотическим, высказавшись примерно так: «Где раз поднят русский флаг, он уже спускаться не должен».

Ценнейшая  находка

Амурская экспедиция отводила значимое место Сахалину, ведь его внутренние районы были практически неизвестны мировой географии. Прежде всего интерес приковывали сообщения аборигенов о нахождении каменного угля на острове. Как опытный мореплаватель, Невельской понимал, что эпоха парусников уходит, а на смену ей идёт паровой флот. Развитие такого новшества на Тихом океане напрямую зависело от наличия топливной базы.

­ В феврале 1852 года Невельской направил на Сахалин своего молодого сотрудника – лейтенанта Николая Константиновича Бошняка, ­ поясняет Сергей Алексеевич. – Ему было поручено прояснить вопрос об угольных месторождениях и изучить внутренние районы северной части Сахалина. Но обеспечить амурскую экспедицию нужным снаряжением правительство не смогло. Мореплавателям пришлось терпеть нужду даже в мелочах.

Бошняк позднее напишет: «Отправляясь на Сахалин, я получил нарты с собачьей упряжкой, сухарей примерно на месяц, чай и сахар. При мне также был маленький ручной компас и крест капитана Невельского».