Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Общество

ФССП объяснила свое поведение в деле с коллекцией Слуцкеров

, 10:27

ФССП объяснила свое поведение в деле с коллекцией Слуцкеров

В ответ на публикации в ряде СМИ (в том числе в последнем номере «Аргументов недели») о продолжающейся тяжбе по поводу раздела уникальной коллекции произведений искусства между экс-сенатором Владимиром Слуцкером и его бывшей супругой Ольгой, Федеральная служба судебных приставов (ФССП) выступила со специальным заявлением, в котором она объясняет как свои активные действия, так и явное бездействие в разных эпизодах этой скандальной истории.

Согласно разъяснениям ФССП, молниеносность, с которой судебные приставы исполнили в начале июня еще не вступившее в силу и обжалованное адвокатами Слуцкера решение Пресненского суда Москвы по передаче коллекции на ответственное хранение Ольге Слуцер объясняется тем, что исполнительный лист Пресненского суда г. Москвы содержал требования «о немедленном исполнении».

В то же время, исполнительный лист об возвращении коллекции к прежнему месту хранения (после отмены судом своего прежнего решения) такого требования не содержал. Именно поэтому исправить ошибку суда, признанную им еще в августе, приставы так и не нашли времени до сих пор.

Кроме того, у ФССП были трудности с пониманием решения суда, поскольку «должником в исполнительном документе указано одно лицо (Ольга Слуцкер), а требование... совершить действия адресовано другому лицу - ЧОП, судебный пристав-исполнитель обратился в суд с заявлением о разъяснении возможности применения мер принудительного исполнения в отношении ЧОП. Оно было удовлетворено 27 сентября», - говорится в письме ФССП.

Удивительное совпадение, но именно в этот день другой московский суд – на этот раз Тверской – приостановил «принудительное исполнение» решения Пресненского суда и выполнить его снова стало невозможно.

Таким образом, ФССП умыло руки и переадресовало все вопросы этой судебной катавасии непосредственно к двум судам: Пресненскому, по непонятной причине очень торопившему приставов в случае признанной впоследствии ошибочной передачи коллекции от одного супруга другому, и совсем не торопившего их при последовавшей через два месяца отмене своего собственного решения. И Тверскому, вопросов к которому у адвокатов Слуцкера уже появилось даже больше, чем к Пресненскому.

Следует обратить внимание, что в своих объяснениях сотрудники ФСПП уходят от упоминания того факта, что  определение суда с требованием о «немедленном исполнении» на момент приезда приставов со спецназом в Серебряный бор потеряло силу после обжалования его в установленном законом порядке, о чем приставы были проинформированы. Таким образом, действовали они не просто на основании  каких-либо действующего судебных актов, а, по словам адвокатов, ссылаясь на распоряжение своего высшего руководства. А это уже совсем другая история, не из сферы гражданского права. По мнению же адвокатов В.Слуцкера, «насильственное изъятие коллекции с помощью спецназа без наличия действующих судебных решений чьего-либо  имущества сильно смахивает на самоуправство».

За комментарием по поводу неожиданного вмешательства в дело Тверского суда, чье решение стало основанием для приставов не выполнять решение Пресненского, мы обратились к адвокату Владимира Слуцкера Павлу Шпилевому-Шатскому, который заявил следующее: «Тверской районный суд г. Москвы своим определением, которое, по своей сути и форме – не может являться законным, создаёт препятствия для исполнения законного судебного акта по другому делу. Естественно на данное определение была немедленно подана частная жалоба в порядке ст. 145 ГПК РФ в адрес Московского городского суда».

Кроме того, по словам адвоката, «определение судьи Тверского районного суда г. Москвы Комиссарова Е.В. от 27.09.2012 года предположительно является сфальсифицированным документом, либо судебным актом, вынесенным судьей Комиссаровым Е.В. вопреки действующему законодательству».

Свои слова он подкрепил имеющимися у него документами. Так, в частности, в судебном определении Тверского суда о приостановлении исполнительного производства, датированном 27 сентября первый абзац начинается со слов «в открытом судебном заседании, в помещении суда...». Комичность ситуации по словам адвоката состоит в том, что «никакого открытого заседания по данному вопросу не было. В этом судья Комиссаров собственноручно расписывается в другом официальном документе - от 28 сентября. Он приглашает заинтересованные стороны на «предварительное судебное заседание» по этому же вопросу - об оспаривании действий пристава и приостановлении исполнительного производства по решению Пресненского суда.

То есть, 27 сентября по заявлению представителя Ольги Слуцкер было принято определение Тверского суда о прекращении исполнительного производства судебными приставами по решению Пресненского суда. И буквально на следующий день стороны по этому делу официально уведомляются, что предварительное судебное заседание по этому же заявлению в той же формулировке состоится в Тверском суде 24 октября. В переводе с юридического языка это означает, что никакого открытого заседания 27 числа не было».

Продолжение неординарной истории о разделе коллекции, в которой фигурируют уникальные полотна, скульптуры и фотографии выдающихся художников, и которую специалисты оценивают в 30 млн долларов, по-видимому, не заставит себя ждать долго. Уже 24-го октября Тверской суд в лице судьи Комиссарова должен будет как-то объяснить свое определение, не давшее возможности судебным приставам исправить наконец Пресненскому суду собственную ошибку, факт которой он признал в конце августа после вмешательства Мосгорсуда...

 

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram