Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Соцпакет 13+

Частные дети

№ 12(656) от 28.03.19 [ «Аргументы Недели », ]

Частные дети

В стране растёт число частных школ и анскулеров – детей, обучающихся вне школы и только сдающих в ней экзамены. Судя по всему, это две стороны одного процесса: качество государственного среднего образования настолько низкое, что родители готовы платить частной гимназии от 40 до 400 тыс. рублей в месяц. По данным исследования ФОМ, 15% россиян ещё в 2015 г. положительно относились к идее обучать детей дома, а сегодня их явно больше. В 2018 г. корпорация «Российский учебник» выступила с предложением развивать школы на основе частно-государственного партнёрства. Таким образом можно закрыть дефицит в 7,4 млн школьных мест, с которым государство не справляется. Державе и хочется и колется: экономический выигрыш очевиден, но политически можно крупно проиграть.

Люди в штатском

Осенью 2018 г. меня пригласили преподавать в образовательный центр «Сириус» в Адлере: там по президентской программе собирают одарённых детей со всей страны. «Сириус» – любимое детище Владимира Путина: рассказывают, будто ему лично принадлежит идея не звать сюда вундеркиндов из Москвы, чтобы центр не превратился в тусовку отпрысков министров и депутатов. Около недели я обучал будущее нации литературному творчеству, в результате занятий ребята должны написать очерк. Хотя выбрать дозволялось любую тему, в том числе и с вымышленным сюжетом, больше всего работ я получил о школьных порядках и их последствиях – чаще всего негативных.

Кто-то поведал о том, что педагоги совершенно не соблюдают стандарты, не позволяющие, например, задавать пятикласснику объём домашних заданий, которые он не сможет подготовить за час. В реальности каждый учитель задаёт сколько ему нравится, а завучи даже не слышали, что должны за этим процессом следить. В итоге возникает непобедимая гора заданий. И если родители хотят, чтобы ребёнок был отличником, то либо сами должны подключаться, либо оплачивать готовые задания в Интернете. Это называется «индустрией списывания» – задания за умеренную плату обычно предлагают студенты. И если бы подобную проблему подняли учащиеся школ Козельска, это можно было бы объяснить недостатком у них способностей. Но о невозможности нормально учиться говорят победители всевозможных олимпиад из «Сириуса»!

Английский язык преподают бабушки, никогда не бывавшие за границей. И почти все дети, кто знает язык на приличном уровне, добились этого путём занятий вне школы. Российские школьники и так учатся на 2–3 года меньше европейских сверстников, а им ещё подгружают военную подготовку, семейные ценности, экстремизм, антикоррупцию и конференции с бывшими милиционерами в рясах, которые называют презервативы грехом.

Вроде бы мы хотим удваивать ВВП и догонять чьи-то экономики. Смотрим образовательный стандарт по экономике и не видим там ни Адама Смита, ни Альфреда Маршалла, ни Йозефа Шумпетера, ни Людвига фон Мизеса, ни Рональда Коуза. Даже слова «банки», «инвестиции», «кредиты» надо ещё поискать. Зато ученику необходимо сформировать «систему знаний об институциональных преобразованиях российской экономики при переходе к рыночной системе». А как можно изучать теорию матриц, не зная «дважды два»? В современном мире экономика неотделима от права, но в российском «особом пути» это абсолютно независимые дисциплины.

Было время, природоведение давало ребёнку зачатки естественно-научного сознания, которое потом оттачивалось полноценными курсами ботаники, зоологии, анатомии. Сегодня всё это сокращено в разы и закачано в курс биологии. В некоторых школах этот предмет проходят по креационистскому учебнику для 10–11‑х классов под редакцией академика Юрия Алтухова. Во вступлении к нему говорится: «Господа Бога заменил в умах поколений «всемогущий» естественный отбор… Наука постепенно приходит к признанию истинности Священного Писания». Темы уроков созвучны названию параграфов: «План сотворения», «Невозможность самозарождения жизни», «Бездоказательность гипотезы эволюции». Из них ребёнок узнаёт, что все негроиды – потомки сына Ноя по имени Хам. А хищники стали охотиться на зайцев и косуль после Потопа из-за грехов людей. Но, умножая сакральную массу на божественное ускорение, мало кто может вспомнить хоть одного крупного биолога из России за последние 20 лет.

По данным опроса ВЦИОМ, 20% россиян считают, что концепцию Дарвина нужно вообще исключить из школьных учебников биологии. А 65% опрошенных считают, что нужно преподавать либо только божественную теорию происхождения человека, либо обе теории на равных основаниях. Учителя в замешательстве, поскольку методички учат их излагать в таком духе: «Есть мнение, что Земля круглая и вращается вокруг Солнца, а есть мнение, что она плоская и стоит на трёх слонах. Выбирайте, дети, какое мнение вам ближе». Разумеется, казённая педагогика предпочитает обходить скользкие темы. В текстах пособий по биологии для абитуриентов дарвинизм занимает лишь 1–2% общего объёма. А в трёхтомнике «Биология» из почти 2 тыс. страниц на Дарвина не выделено ни одной.

Зато в декабре 2018 г. бывший губернатор Псковской области, а ныне сенатор Андрей Турчак предложил Министерству просвещения ввести в школьную программу книгу «Тайная школа юных героев», написанную 10-летним мальчиком и его мамой Верой Рерих – пиарщицей и основательницей проекта «Семейные ценности». В книге рассказывается о пятикласснике Дане из городка в Сибири, который спасает свою сестру на пожаре. И за это ему оказывает честь тайный могущественный орден, курирующий такую же тайную «Школу юных героев». Руководитель в штатском по имени Николай Сергеевич ставит Дане задачу – бороться с вирусом, который мировая закулиса распространяет через компьютерные игры. Вирус подчиняет разум людей, чтобы создать из них управляемую армию и презреть идеалы патриотизма. Поэтому «школа героев» в каждом городе находит ребят, у которых есть иммунитет к заразе. Все вместе они узнают, что вирус распространяет суперкомпьютер за кордоном, и проводят спецоперацию по его уничтожению. Командир хвалит юных героев, напоминая, что враг не дремлет и основная война ещё впереди.

 

Большая перемена

Стоит ли удивляться, что с 2011 г. Россия начала терять позиции в медальном рейтинге на Международной математической олимпиаде, в 2015 г. впервые в истории не завоевав ни одной золотой медали и заняв 21-е общекомандное место. В 2016 г. российские школьники разделили 7–8-е место в общекомандном зачёте, в 2017-м – 14-е место, что на уровне Грузии и Греции.

Педагог из Казани Павел Шмаков, глава школы «СОлНЦе», регулярно рассказывает, как выглядит конкуренция в нашем среднем образовании. К примеру, воспитанники Шмакова прибывают на районный тур российской олимпиады писать английский, а в аудитории уже обсуждают тему задания, которая ещё не объявлялась. Воспитанница пишет: «Когда лично я сдавала диалог, по девочке, с которой я сдавала, было видно, что она заранее зазубрила текст. Когда мы сдали и вышли, все тоже говорили о том, как же хорошо, что они заранее подготовились именно к этой теме». И кто бы удивился, что людей, которые формируют блок заданий, можно нанять в качестве репетиторов.

– В девяностые годы школы были куда более свободны, а значит, могли эффективно строить работу, – говорит завуч одной из школ Нижнего Новгорода. – В рамках своего бюджета мы приглашали любых специалистов, создавали секции, кружки. А сегодня я два года не могу поставить теннисный стол в рекреации: тётка в РОНО считает, что дети могут себе что-нибудь сломать. Учебник по каждому предмету один-единственный. По жалобам на отступление от учебного плана, пусть и ложным, учителя наказывают. Я должна взять на работу учителя, который глубже знает предмет, а не того, кто умеет вызвать интерес у детей. В итоге он что-то бубнит себе под нос сорок минут, а дети считают пташек за окном.

Разумеется, в любом комитете по образованию возмутятся: обратной связи с детьми посвящены горы методичек. Но как это работает на деле? Историчка спрашивает: «Дети, как вы думаете, маршал Жуков был великим полководцем?» «Да», – хором кричат дети. А как они могут ответить иначе, если давно запрещены учебники, критически оценивавшие излюбленный метод «Взять к полудню, не считаясь с потерями»?

Учебный процесс превратился в чемпионат между школами. Чем выше был ЕГЭ, тем вероятнее директору разрешат набрать в следующем году два-три 10-х класса вместо одного. А это означает увеличение подушевого финансирования. И шанс для директора уйти «выше» – то есть в комитет. Ради этого он будет требовать балл ЕГЭ от своих предметников: манипулировать премиями, угрожать увольнением. А те будут гонять детей по тестам вместо системного изложения материала.

– Сегодняшние школьники обычно не в состоянии объяснить, почему одни государства процветают, а другие нет, – говорит историк Сергей Ачильдиев. – История России преподаётся вне контекста мировой. Нет даже попытки объяснить, за счёт каких институтов Запад доминирует последние 500 лет. Ведь в XVI веке 19 из 20 крупнейших городов находились на Востоке, где наука и промышленность были на голову выше европейских. А Европа тех времён – это чума, феодальная раздробленность, турки перед воротами Вены. Так за счёт чего всё поменялось? Почему Северная Америка оказалась более развитой, чем Южная? Ведь её и открыли позже, и рабов под рукой не было, и золота с серебром кот наплакал. Учителя и методисты боятся произносить эти слова: конкуренция, гарантия собственности, трудовая этика. Хотя я уверен, что им не давалось команды сверху. Насаждаемая в образовании вертикаль сделала их мышление мелкочиновничьим: раз Запад ввёл нам санкции, мы ему отомстим – не станем давать его историю. На самом деле вредим только себе.

Давно звучит идея поддержать развитие частных школ. Для государства, конечно, симпатично было бы сбросить с себя ещё какую-то часть расходов на образование. Но и идеологическую инициативу терять не хочется. Вдруг частники системно объяснят ребятам, почему одни страны богаты, а другие бедны.

 

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью