Аргументы Недели Шоу-бизнес 13+

«Purple Rain» от Prince: история создания легендарной песни

, 21:25 , Журналист

«Purple Rain» от Prince: история создания легендарной песни
На фото: Принс Роджерс Нельсон

Знаменитая песня «Purple Rain» американского певца, автора песен, мультиинструменталиста и актера Принса Роджерса Нельсона – это эпическая баллада, вернувшая внимание к чернокожим музыкантам, исполняющим рок. Её транслировали повсюду, от кантри-станций до рок-радио.

Миссия

«Принс был очень взволнован», - вспоминает барабанщик The Revolution (одна из групп Принса – авт.) Бобби Зи о той ночи, когда они представили миру «Purple Rain». «Он говорил: «Мы собираемся творить историю». Это то, к чему он нас аккуратно подталкивал». Принс и его главная группа находились в гримерной First Avenue (концертная площадка в Миннеаполисе, США – авт.), выкрашенном в черный цвет вестибюле бывшего автобусного парка Миннеаполиса, который Бобби вспоминает  как одну из любимых сцен городских музыкантов. В то время Принс регулярно использовал эту площадку для премьер новых песен. Помимо него в малом зале площадки могли играть The Replacements, Hüsker Dü или Soul Asylum (группы из Миннеаполиса, оказавшие огромное влияние на развитие альтернативного рока и гранжа – авт.).

3 августа 1983 года группа Prince & The Revolution приостановила съемки фильма «Пурпурный Дождь» и запись своего саундтрека к нему для того, чтобы сыграть 45-минутный благотворительный концерт для своего хореографа Лойс Холтон. Они закончили свое выступление медленной одноименной балладой «Purple Rain», которая длилась 10 минут. Баллада начиналась игрой на акустической гитаре и перерастала в электрическую феерию. В работе использовалось минимальное количество эффектов, и это выступление фактически оказалось завершающим как для записываемого альбома так  и для снимаемого фильма, отправив Принса на поп-Олимп 80-х. Композиция «Purple Rain» также выполнила одну из миссий Принса – вернула законное право черных музыкантов исполнять современный рок. Принсу удалось в этой композиции слиться со всем остальным творческим потоком, который ему сопутствовал.

«Одна из главных находок - не просто создание темнокожей R&B (ритм-энд-блюз – авт.) группы», - считает клавишница The Revolution Лиза Коулман. «Мы трудились пару лет, пытаясь написать одну песню для черной музыкальной радиостанции, а другую - для рок-станции. В итоге песню «Purple Rain» крутили на всех радиостанциях, транслировавших все от кантри и Американы до рок-баллад. Всё сложилось идеально. Эта музыка исходила от Принса, с которым никто не знал, что делать. Как будто бы все говорили: «Вы серьезно? Кто такой этот парень?»


Создание

Этот вопрос пришелся по душе Принсу, считает Коулман: «Он никогда не хотел терять связь со своей черной аудиторией, это было действительно важно для его личности. Потому что даже в черном сообществе существовало напряжение по поводу того, насколько светлой была его кожа, какой была его ориентация. «Можем ли мы называть его одним из нас?». Этот менталитет был важен для него, но он также пытался переступить его пределы. Я думаю, что для него это было важно в течение всей его жизни».

Как-то раз Принса довели до слез фанатичные поклонники The Rolling Stones, когда он разогревал знаменитую британскую группу в экстравагантной одежде и андрогинном образе в 1981 году. Обложка альбома «Purple Rain» изображала его верхом на мотоцикле с прической Литтл Ричарда (легендарный американский музыкант, один из основателей рок-н-ролла – авт.), в то время как на записи альбома он был виртуозом, похожим на Джими Хендрикса (знаменитый американский музыкант, гитарист-виртуоз – авт.). Он как будто обращался с критикой к музыке, забывшей свои черные корни.

The Revolution впервые услышали «Purple Rain» на складе в Миннесоте, где они записали большую часть альбома. «Это было на шоссе 7, в глухом захолустье», - говорит Коулман. «Принс возился с гитарой, выдавая аккорды. А потом Венди (Мелвойн, ритм-гитаристка и бэк-вокалистка The Revolution) начала играть аккорды в своей манере, и ему это понравилось! Вступление Венди, и ее интерпретация этих аккордов оказались прекрасны и похожи на работы Джони Митчелл (знаменитая американская фолк, рок и джаз-певица и музыкант – авт.). «Я придумала струнные партии. В течение дня - может быть, а может быть на это понадобились день или два? Песня просто появилась прямо из нас», - вспоминает Венди.

Концерт

Август 1983 года. Перед залом First Avenue стоит передвижной грузовик с аппаратурой студии Record Plant (в то время – нью-йоркская звукозаписывающая студия, сейчас – студия, базирующаяся в Лос Анжелесе). Внутри площадки было очень жарко. «Стояла жара 90 градусов по Фаренгейту и воздух был полон сигаретного дыма», - рассказывает Бобби Зи. «Это была токсичная среда». Коулман вспоминает, что клуб был «битком набит людьми». Группа была измотана работой над альбомом и фильмом, что усилило накаленную атмосферу. Также они собирались исполнять музыку, которую эта толпа ещё не слышала.

После вступительных акустических аккордов Мелвоин вступали барабаны Бобби Зи - в основном акустические, с использованием драм-машины Linn в общем миксе. Всё это сопровождало пение Принца в течение первых двух минут композиции. «Для него было невероятным потрясением играть эту песню перед аудиторией первый раз», - говорит Бобби. «Я помню те две минуты. В зале было тихо, за исключением группы, которая играла. Принс растворился в происходящем, мы и публика также вместе с ним, и это было особенное место. Это была совершенно другая планета».

«В ту ночь все были на высоте», - говорит Коулман, - «Никто не подпевал. Для Принса эта композиция была чем-то другим, почти кантри-песней. Но к концу песня зацепила аудиторию, и его гитарное соло было таким красивым. При мысли об этом у меня до сих пор ощущаются мурашки по коже. Я всегда наблюдала за Принцем на сцене, на случай, если ему что-то понадобится, но я также обращала внимание на лица и широко раскрытые глаза людей в первых рядах. Это выглядело так, как если бы ребенок увидел Санта-Клауса».

Коулман знала, что чувствовала аудитория. «Я помню, как гитарное соло Принса повлияло на меня. А потом, когда пришло время завершающей распевной части, мы заставили толпу ее спеть с нами, это было просто сногсшибательно. К тому же, у меня была сильная эмоциональная реакция на красоту этой музыки», - смеется она. «Нужно было просто продолжать играть свою роль и быть внимательной».

Душа

В этой нетипичной рок-эпопее (длиной почти девять минут на альбоме после того, как Принс вырезал один куплет) столько же напряжения, сколько и чувства освобождения. Струнные аранжировки Коулман, сыгранные ею на клавишных Obie FX той ночью, с добавлением струнного квартета в студии, оказывают на вас умиротворяющее действие, схожее с эффектом классической музыки. Во время исполнения голос Принца и его гитара взлетают к самой вершине.

«Именно сочетание противоположностей в этой песне сделали её такой сильной», - считает Коулман. «Лирика в ней очень личная и интимная, как будто Принс пытается с вами поговорить. Ему нравились медленные струнные аранжировки и то тепло, с которым они звучат. Как будто они поддерживают Принса, не давая ему совсем улететь. Он как будто повторяет и повторяет: «Я здесь с тобой». А потом его гитарное соло как будто умоляет: «Пожалуйста, будь здесь», - продолжает она.

«Это очень сильная песня», - размышляет Бобби Зи.

«В вокале Принса слышится мольба. В гитарном соло есть качества, присущие виртуозу: вращения и пируэты. Его струны как будто тянутся через ваше сердце. «Purple Rain» похожа на «Stairway To Heaven» Led Zeppelin. Эти песни нерелигиозные, но люди относятся к ним с трепетом. Даже если вы заходите в казино, и там эту песню играет какая-то дрянная группа, в ней все равно есть что-то особенное», - добавляет Зи.

«Purple Rain» - это последняя песня, которую артист исполнил на сцене во время турне «Piano & Microphone Tour» 14 апреля 2016 года. 21 апреля 2016 года его не стало.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Пушков прокомментировал мнение Чубайса о скорой смене мировых элит

Аргументы НеделиАвторы АН

Происшествия

Аргументы НеделиИнтервью