Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели. Татарстан → Расследования

Елена Точилкина: «Единственное, что я слышала от сына - «Мама, жить не хочу»

, 13:41

Елена Точилкина: «Единственное, что я слышала от сына - «Мама, жить не хочу»

Мать виновника громкого ДТП в Казани в первом откровенном интервью «Газете DAILY» признается, что боится «суда Линча».

Андрей Точилкин, студент Российской академии правосудия, сбил на улице Пушкина Смолягину Елену,  которая от полученных травм скончалась. О судебном процессе, получившем статус резонансного, написано и сказано очень много. Но не все – Елена Точилкина впервые обнажает  неизвестные грани драмы.

«Мама, я пошел в тюрьму»

Эпизод  первый. «22 апреля Артем Точилкин, находясь за рулем BMW в состоянии наркотического опьянения, не справился с управлением автомобиля. В результате наезда Елена Смолягина, стоявшая на автобусной остановке, скончалась в больнице».

-Как вы узнали об аварии, Елена?

- Меня не было в стране. О ДТП сообщили по телефону. Первая реакция – шок, когда это произошло, что с Артемом, есть ли жертвы. Мне сказали, что   сын в порядке, но есть пострадавшие – девушка в тяжелом состоянии с ушибом головного мозга, уже потом я узнала, что она не выжила. Признаюсь, тогда просила только об одном – «не говорите Артему, приеду и сама все расскажу». В тот момент важнее всего для меня был сын, вы поймите, я мать и очень люблю его. Приехав, попыталась выяснить, что же произошло и, главное, причем тут наркотики.

- В каком состоянии был Артем, что он чувствовал? Передо мной заголовки: «Виновник улыбался, вину не признал…..»

 -  Сын замкнулся. Единственное, что я от него слышала: «Мама, жить не хочу». Я отвезла сына в больницу, к психиатру. Только к пятому дню он стал со мной общаться, сказал «Я пошел в тюрьму». Я не знала, что ответить на это… «Я же умру!», - билось в голове. Но Артем принял решение, в тот же день под расписку его выписали из клиники. Комиссия сочла наше решение преждевременным, но сын настоял, и мы пошли писать явку с повинной.

- Сами повели сына в полицию?

- А как по-другому? Он и сейчас винит только себя, ищет наказания. Бросил учебу, устроился на работу, чтобы помочь материально пострадавшей стороне. А что я? Я, конечно же, не хочу, чтобы сын сел в тюрьму, и не только потому, что боюсь за него. Я в принципе не считаю такое наказание нормальным. Тюрьма для меня - закрытый пионерский лагерь, где, в целом, можно существовать, причем, весьма неплохо. Хочешь – работай, хочешь – в карты играй.

Сын просто выпал из  сознания

Эпизод второй. «Артем Точилкин сел за руль в состоянии наркотического опьянения».

- Что Артем рассказал о ДТП? Как такое вообще могло случиться?

- Сказал, не понимает, как это могло случиться. За некоторое время до трагедии он подвозил отца в центр. Высадил его, проехал до конца Булака, затем повернул на Пушкина и на подъезде к перекрестку Пушкина-Горького вообще перестал воспринимать происходящее, попросту выпал из сознания. Днями он пытался вспомнить, что произошло, безрезультатно. Мы и сами пытались восстановить цепь событий с помощью камер наблюдения. Там, на углу есть банк, что-то должно было сохраниться. Муж ходил и просматривал всю базу данных, но нашу машину не увидел.

-Вы все-таки докопались до истины?

- Отец Артема – Сергей, курил в машине и оставил пачку с последней сигаретой, в которой содержались наркотические вещества (так называемая «легалка»). Артем ее выкурил, это трагическая случайность.

Тайны курительных смесей

    Эпизод третий. « В анализах обвиняемого найдены следы оксибутирата, каннабиоида и амфитамина. Также следствие заинтересовали протоколы об административных правонарушениях, выписанные на имя Точилкина»

   -Вы говорите «легалка», однако пишут о реальных наркотиках?

   - Я понимаю, что вы читали прессу и думаете, что не могут в курительных смесях содержаться оксибутират, каннабиоиды и амфитамины. Однако ни один из экспертов об этом не говорит. «Такая смесь у меня на практике не встречалась», - вот реальный ответ специалистов. Между тем, раз в две недели в списки наркотических и психотропных веществ, добавляются смеси, а значит, утверждать, что в них не могут содержаться какие-либо вещества, мы не можем. Кроме того, эксперт указывал, что оксибутират натрия – жидкообразное вещество, однако, по физическим свойствам, это кристаллический порошок. Другой специалист и вовсе назвал амфитамин наркотическим средством, но это не так. Амфитамин не содержится в перечне наркотических средств.

- Отец Артема принимал участие в заседании суда и сам рассказывал о курительной смеси. Но какова доказательная база этого факта?

- Спустя несколько дней после аварии мой бывший муж выкурил ту же самую смесь и пошел сдавать анализы, причем у тех же экспертов, что работали с Артемом. Результаты были идентичными – тот же состав на уровне предела обнаружения метода, с той лишь разницей, что у Артема стоит отметка «опьянение», а у Сергея «трезв». Наш адвокат задал вопрос экспертам – учли ли они шоковое состояние Артема во время проведения экспертизы. Внятного ответа мы не получили, думаю, все эти обстоятельства посчитали несущественными. Суд, по нашему ходатайству, принял во внимание максимальное совпадение клиники – давление, температура тела, состояние зрачков, цвет кожи и другие. Была назначена медицинская экспертиза.

- Артем не мог их употреблять. Я жила с наркоманом – отец Артема имел проблемы с наркотиками, именно поэтому в 2003 году мы с ним развелись. Поверьте, я знаю, какие реакции бывают после приема наркотиков, к тому же, в Академии правосудия  Артема постоянно проверяли. Если бы я что-то заметила, сама бы отвела  наркологу.

- Но, как выясняется, на Артема составлены  десятки протоколов, в основном за нарушение скоростного режима. Он что, «гонщик» у вас?

- Мы не отрицаем наличия этих документов. Я объясню. У нас неограниченная страховка и Артем постоянно давал машину своим друзьям – покататься. Кстати, именно поэтому я и оформила неограниченную страховку, Артема все равно невозможно было переубедить – он давал машину каждому, по первой просьбе. Друзья сами оплачивали свои штрафы, у нас сохранились квитки с их фамилиями, да и сами они рвутся на заседание, чтобы рассказать обо всем.

«Покайтесь на всю страну, и мы примем от вас помощь»

Эпизод четвертый. «В Москве, на передаче Андрея Малахова «Пусть говорят» Смолягины заявили о том, что Точилкины не предлагали помощь, а виновник аварии не раскаивается в содеянном. Кроме того, мать Артема  Елену Точилкину  обвинили в давлении на следствие»

- Как вы оказались на  телешоу Андрея Малахова?

- Это было одним из условий пострадавшей стороны. «Покайтесь на всю страну, и мы примем от вас помощь», - слова Марины Смолягиной, сестры погибшей Елены. Тогда мне казалось, что передача - единственный способ достучаться до семьи пострадавшей. Они отказывались принимать помощь от нас, не отвечали на звонки. Естественно, «в телевизоре» многое перевернули с ног на голову, мы не были против, понимали, что семье Елены, возможно, станет легче. Уже после передачи я подошла к Марине, сказала «давайте пообщаемся»… «Мы с вами на передаче пообщались», - ее ответ. Говорю, «мы с вами на передаче не общались, не разговаривали…». «Нет и все», - я не смогла ее переубедить.

- Насколько я знаю, родители Елены Смолягиной предъявили гражданский иск на крупную сумму.

- Да, от отца и матери по 2,5 миллиона рублей. Это будет суд рассматривать. Мы заранее согласны с любым решением. Тем более что мы неоднократно предлагали семье денежную помощь – отправили деньги на счет Марины, они полежали там некоторое время и вернулись обратно. Кроме того, здесь есть один нюанс… Они говорят «заплатите денег и пусть ваш сын сядет на 15 лет». Я готова, продам все, найду деньги. Но 15 лет?!

Случилась беда, трагедия в обеих семьях, в том числе нашей. Зачем же использовать недостойные приемы? Как адвокат я вижу много противоречий. Когда говорят «я не получала повестку», не являются в суд, а после отправляют ходатайство об отложении дела, это прямой обман. Говорят, мы затягиваем процесс… 18 октября 2012 года Артем заявил об особом порядке – это значит, что никакие обстоятельства дела не исследуются, подсудимый полностью признает свою вину и суд назначает наказание не более 2/3 от максимального срока, в нашем случае более 4,7 лет лишения свободы. То есть, возможно, суд закончился бы в этот день, максимум в течение недели. Марина  Смолягина отказалась от особого порядка. При этом она говорит о том, что ее не уведомили о судебном заседании. Однако проведение особого порядка невозможно без согласия потерпевшего. Поэтому 18 октября 2012 года Марине дополнительно позвонили и ждали ее приезда более полутора  часов. Если бы, как говорит Марина, хотели провести суд без нее, необходимость в звонке и последующем ожидании отпала сама собой. После того, как Марина отказалась от особого порядка, всех уведомили о следующей дате судебного заседания, однако она заболела и прислала ходатайство об отложении слушания. В третий раз процесс снова перенесли по причине болезни Марины.

Затем ею было заявлено ходатайство об отводе судьи, его рассмотрели и отклонили. Буквально через 10 минут после начала процесса отец Марины заявил ходатайство судье по тем же основаниям. Прошение вновь рассмотрели, естественно, отложив процесс.

 В один из следующих дней адвокат потерпевших отказался огласить показания трех свидетелей обвинения и сказал, что есть необходимость допросить их лично. Это свидетели того, что столкновение автомашин было. Кстати, тот факт никто не отрицал. Вновь пришлось отложить процесс.

 Пять раз суд откладывали по инициативе потерпевших. Когда мы просили об отсрочке в связи с необходимостью оглашения показаний Сергея - отца Артема, нас снова обвинили в затягивании процесса. Во многом из-за этого я решилась на интервью. В конце концов, если все время молчать, создается одностороннее видение картины событий. Сегодня мы рискуем попасть в категорию так называемых резонансных преступлений, когда в любом случае суд выносит строгое наказание только потому, что о деле рассказали по телевизору.

Закон одинаков для всех

- Почему вы считаете дело резонансным?

- Потому что мама у Артема известный в Казани адвокат. А сколько было подобных дел, оставшихся без внимания прессы, общественности, иногда, даже полиции? Десятки, а может и сотни. Часто говорят об избалованности моего сына, мол, «катался как сыр в масле». Вы знаете, я не всегда хорошо зарабатывала и знаю, что такое тратить деньги. Не было в нашей жизни ситуаций «возьми, Артем пачку денег, иди, развлекись».

- Но говорят не только о достатке в семье. Есть версия, что вы могли оказывать влияние на следствие, поскольку работали какое-то время в ГСУ МВД Татарстана.

- Почему-то все проходят мимо того факта, что адвокат пострадавшей стороны – Пастернак Лев Натанович, в свое время был руководителем отдела, где расследовалось дело моего сына? К сожалению, это никого не интересует. Я же работала в другом подразделении ГСУ МВД РТ.

- Тем не менее, дело успели отправить в Москву на проверку.

- Это было сделано по инициативе потерпевших. Никаких нарушений в столице не нашли – в течение двух месяцев дело «путешествовало», а толку никакого, вот это я считаю затягиванием процесса, если бы дело не «ходило» в Москву, оно поступило бы в суд еще в августе, а не в октябре. Я и сегодня вижу нестыковки в деле, но не говорю о них, ведь нас опять обвинят в затягивании. Между тем, акты о проведении исследования на состояние опьянения Артема и Сергея одними и теми же экспертами, с одним и тем же содержанием веществ в организме, в одинаковом количестве, только с разным результатом: у Артема «опьянение», а Сергей «трезв». Почему состав веществ одинаков, а результат разный?

«А иначе это просто суд Линча»

- Спрошу как адвоката и мать – какое же наказание для Артема вы считаете справедливым?

- Исходя из судебной практики, по таким статьям назначается, как колония-поселение, так и условный срок, это не я придумала, такова реальная статистика. Сейчас идет волна ужесточения наказаний по ДТП. У нас всегда так - год назад коррупционерам публичную порку устраивали, теперь с дорожно-транспортными происшествиями экспериментируют. Я не думаю, что «отсидка» может принести реальную пользу обществу, и удовлетворение пострадавшим. Полезней будет работа в детском доме. Иди и «паши» там бесплатно с 7 утра и пока не упадешь. Это реальная польза, искупление.

Я не хочу участвовать в страшном эксперименте «резонансных дел», наказание должно быть одинаковым для всех, вне зависимости от статуса родителей обвиняемого. Все обстоятельства должны исследоваться, а иначе это просто суд Линча.

 

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram