Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Политика 13+

Примиряй и властвуй

№ 29(723) 29-04 августа [ «Аргументы Недели Иркутск», ]

Примиряй и властвуй

Сможет ли кто-то из заявленных 16 кандидатов на пост главы Иркутской области по итогам голосования 13 сентября консолидировать необходимое для убедительной победы большинство голосов избирателей или главные претенденты сойдутся на дуэли во втором туре? Свои прогнозы по финальному раскладу и оценке ситуации на старте предвыборной гонки иркутские политологи изложили во время дискуссии за круглым столом 23 июля.

В обсуждении главной интриги иркутского политического сезона-2020 участвовали руководитель Лаборатории гуманитарных и политических технологий ИГУ, почетный профессор Константин Жуков, историк, политолог Алексей Петров и политический консультант Илья Щеголихин. «АН» коротко резюмирует прогнозы и оценки аналитиков по главным вопросам, которых коснулись эксперты.

Предвыборная кампания стартовала, а скандалы «запаздывают»? Как-то тихо всё пока?

Политологи, по большому счету, сходятся во мнении: пока на предвыборной арене довольно скучно, даже «мертвецки тихо». Свежие мощные выпады в лучших традициях иркутского «черного пиара» пока не сотрясают интернет и умы избирателей. Да и сам электорат, похоже, не очень-то проявляет интерес на счет того, кто придет «порулить» регионом по итогам сентябрьского голосования. Что это — затишье перед бурей?

Впрочем, экспертов нынешняя тишина и пассивность масс не удивляет. Говорят, политическая активность населения обычно резко нарастает непосредственно перед выборами.

Константин Жуков поделился данными прошлой осени и конца января 2020 года. Пандемия коронавируса не позволила позже провести массовые опросы, но в целом ситуация понятная и ожидаемая. Исследования лаборатории гуманитарных и политических технологий ИГУ показали: большинство избирателей Приангарья в январе еще не знали, что в регионе пройдут выборы губернатора. «Это свидетельствует о том, что политика не очень-то интересует более 50% избирателей», — считает Константин Жуков.

О том же говорят и факты, озвученные историком Алексеем Петровым: «В июне один из телеканалов Иркутска опрашивал людей, абсолютное большинство опрошенных не знали ни о каких выборах уже тогда, когда они были объявлены. И это нормально. Люди включаются в политическую повестку в последние две-три недели». Вот в этот момент, вероятно, и может развернуться агитация с элементами шоу.

Другой вопрос, на кого сработает скандальное шоу, если оно всё-таки будет организовано. Есть мнение, что избиратели в Иркутской области уже устали от регулярного «полоскания грязного белья» на публике. Есть что по делу? Может быть, конкретная программа вывода региона на передовые позиции с точки зрения экономического и социального благополучия?

Чего жители региона хотят от нового губернатора?

Вполне логично, что основная масса населения региона (да и человечества в целом) в первую очередь озабочена собственными перспективами. В приоритете — обеспеченное, понятное, а не тревожное будущее своей семьи, здоровье родителей и детей. В общем, хлеба (и с маслом), наверное, хочется больше, чем политических зрелищ.

По мнению Константина Жукова, ожидания избирателей от власти лежат в традиционной плоскости: «Наши земляки, мне кажется, хотят работать и хотят достойной жизни, медицины достойной, образования достойного для своих детей и внуков, денег побольше, чтобы хватало на удовлетворение самых важных, необходимых для жизни потребностей людей».

Представитель ангарского медиа-сообщества Дмитрий Надымов, тоже подключившийся к круглому столу онлайн, настроения населения описывает в схожих формулировках: «От любых выборов, от любой власти люди ожидают две вещи: увеличения доходов (роста зарплат) и снижения расходов, то есть стоимости товаров и услуг. Третий пункт актуальной повестки варьируется в зависимости от конкретной территории: в Братске важно тушить леса, в Ангарске — восстановить рабочие места и так далее».

И похоже, что предвыборный штаб одного из наиболее реальных претендентов на должность главы региона — Игоря Кобзева решил сделать ставку на образ кандидата, который всеми силами «мониторит» потребности людей на местах и, в соответствии с ними, отдает поручения. Занимая в настоящий момент должность исполняющего обязанности губернатора, приложив усилия в верном направлении и отвесив кое-кому «волшебных пенделей», можно реально закрепиться в этом кресле. Помните, как в одном юмористическом сериале ТНТ кандидат отрабатывал лозунг: «Все говорят, а я делаю»? В Приангарье поле для развертывания бурной деятельности огромное. И Игорь Кобзев интенсивно объезжает территории с рабочими визитами, общается с муниципальными властями и жителями.

Помогут ли эти встречи и совещания завоевать симпатии тех, кто будет ставить галочки в кабинках на выборных участках 13 сентября?

У кого из кандидатов реальный шанс на победу? И зачем «набежала» вся остальная «массовка»?

Претендентов на губернаторское кресло в этот раз небывало много. 16! Большинство заявились самовыдвиженцами. Своих кандидатов также выставили «Гражданская платформа», КПРФ, КПСС, «Родина», «Справедливая Россия», ЛДПР.

Не факт, что все, кто сегодня высказал намерение побиться за пост главы региона, пройдут фильтрацию — наберут необходимое количество достоверных подписей в поддержку. «Шесть кандидатов если будет, то это уже хорошая компания», — комментирует Алексей Петров.

При этом не секрет, что многие, как будто бы кандидаты, на самом деле губернаторских амбиций не имеют. Им важно «прокачаться», повысить узнаваемость собственной персоны и завоевать лояльность электората перед выборами в Госдуму РФ, запланированными на 2021 год.

Основная борьба, как полагают политологи, развернется между двумя персонажами — Игорем Кобзевым (самовыдвиженец с поддержкой «Единой России») и кандидатом от КПРФ Михаилом Щаповым. Противостояние коммунистов и партии власти — традиционная для Приангарья история.

Также, считает Алексей Петров, кое-где неплохую, хоть и не основную долю голосов может оттянуть кандидат от ЛДПР Андрей Духовников: «ЛДПР сильна на северных территориях и имеет хороший ресурс. В некоторых территориях Духовников может занять второе место. Сам бренд ЛДПР поможет человеку на фургаловской теме сыграть». В пользу Духовникова может сыграть и обострённая ситуация в Хабаровске, где ЛДПР и ее представитель, экс-губернатор Фургал стали символом протестных настроений.

В свою очередь Константин Жуков полагает, что рассчитывать на «яркую победу» ЛДПР, конечно, не стоит. Да, громкие «выступления Жириновского по телевидению многим нравятся, а это 6-7% дает». Владимир Вольфович цеплял тем, что говорил о проблемах среднестатистического россиянина, о бедах российской армии, и за партию с харизматичным лидером неплохо голосовали пару десятилетий назад. Но расклад несколько поменялся.

При этом сегодня голоса определённой группы избирателей, по всей видимости, отойдут и кандидату от «Справедливой России» — Ларисе Егоровой. Она тоже может взять какую-то долю протестно настроенной аудитории. К тому же Лариса Игоревна как депутат неплохо отработала несколько животрепещущих тем на площадке Законодательного собрания Иркутской области, плюс, как заметил Алексей Петров, среди избирателей есть те, кто голосует «за женщин».

Тем не менее общее мнение дискутировавших политологов: фаворитов в этой гонке — два, и определяющий фактор — как они развернут свои агитационные кампании.

Михаилу Щапову, судя по всему, придется изрядно вложиться в повышение узнаваемости собственной персоны. Как депутат Госдумы Щапов, может, фигура и яркая, с собственной позицией по главным вопросам и законопроектам, затрагивающим интересы Иркутской области. Но политический консультант Илья Щеголихин заявил, что «мало кто знает о Щапове за пределами его избирательного округа». При этом эксперт уверен, что порядка 20% избирателей принимают решение в день голосования в кабинке. И именно за этих «подвешенных в нерешительности» избирателей развернется борьба.

Если голоса «рассеются» по длинному списку, то для основного оппонента Щапова Игоря Кобзева — это серьезный риск. «Это может вытолкнуть врио на грань второго тура», — предполагает Илья Щеголихин. Неудивительно, что на прошлой неделе Игорь Кобзев поспешил представить себя как консолидирующую, примиряющую силу.

Почему нынешний врио — самовыдвиженец? Разве не «единоросс»?

Ответ на этот вопрос прорисовался 23 июля, когда открылся Штаб общественной поддержки Игоря Кобзева. В него пригласили известных, влиятельных людей Иркутска и области, представляющих довольно широкий круг структур, организаций, политических течений. Кандидат, видимо, надеется, что избиратель пойдет вслед за так называемыми лидерами мнений. Потому важны все — не время делить на «своих» и «чужих». Время договариваться?

Объединить разные силы было бы куда сложнее, наверное, если бы кандидата выдвинула конкретная политическая партия. «Допустим, он выдвигается от «Единой России», и снова драка, которая шла между партиями, начинается по кругу, — рисует альтернативный сценарий Илья Щеголихин. — Мне кажется, Кобзев хочет выступить в консолидирующей роли, он не сторонник какой-то одной политической силы, а сторонник интересов жителей региона».

Активно развивается идея о том, что генерал-полковник способен положить конец «дракам иркутских баронов». Противостояние набивающих свои карманы бизнес-элит — давно известная беда Приангарья. Такого рода игрища, в том числе и между строительными кланами, нацеленными везде продвинуть своих ставленников, рвут регион на части. А интересы населения — дело десятое. Если вообще до них дело кому-то есть… Каждый сам за себя. Доколе?

Константин Жуков считает, что назрел запрос на общественный консенсус «ради улучшения социально-экономической жизни, ради благополучия жителей Приангарья». А будет ли делегированный Москвой губернатор работать в интересах территории, которая ему доверилась?

Будет ли «варяг» душой болеть за регион?

Алексей Петров считает, что «антимосковская риторика» для нашего региона не особо актуальна: «Мы много разных москвичей уже видели. Были они и во главе региона. Тот же губернатор Мезенцев оставил довольно позитивный шлейф. Вопрос независимости от конфликтующих элит имеет куда большее значение».

Илья Щеголихин с опорой на соцопросы тоже заявляет, что важность характеристики «варяг» или «не варяг» для жителей Иркутской области сильно надуманна, и попытка разыграть такую карту в агитации, по большому счету, будет бесполезной: «Эту тему стараются активно «пришить». Почему? Потому что пришивать больше нечего».

Посмотрим, кто что кому и каким образом еще попробует «пришить» по ходу предвыборной гонки. Сомневаемся, что в этот раз нас оставят без шоу… Тем более не очень-то верится в существование кандидатов без скелетов в шкафу.