Аргументы Недели Политика 13+

О налоге на вклады: бежать из банков или нет

№ 12 (706) 1–7 апреля [ «Аргументы Недели », , Главный редактор АН ]

О налоге на вклады: бежать из банков или нет
Фото С. Красильников / ТАСС

Почему Эльвира Набиуллина и Центральный банк в третий раз за 10 лет грабят российский рубль и сделали наши деньги худшей валютой мира? Так быть или не быть – забирать или нет свои вклады из банков после того, как Путин объявил о введении налога на прибыль от этих вкладов? Что должны делать власти страны немедленно, чтобы не дать мировой финансовой закулисе под видом борьбы с коронавирусом обанкротить до нуля спрятанную в офшорах российскую экономику?
Об этом разговор главного редактора «АН» Андрея УГЛАНОВА с членом президиума Совета по внешней и оборонной политике, экономистом и системным аналитиком Александром ЛОСЕВЫМ.

 

Полную версию  видеоинтервью  главного редактора   «Аргументов недели» Андрея УГЛАНОВА  и  члена президиума Совета по внешней и оборонной политике, экономиста  и системного  аналитика  Александра ЛОСЕВА   смотрите на  Youtube канале  ЗА УГЛОМ

– АЛЕКСАНДР Вячеславович, давайте поговорим о делах наших скорбных. Для меня вновь не понятно, почему Центральный банк, правительство, президент так плохо относятся к российскому рублю. Почему, например, норвежская крона – валюта страны, где, как и мы, живут на доходы от нефти, потеряла за последние 10 лет лишь 15–20% от своей стоимости по отношению к доллару. А у нас потеря 15% только за последний месяц. За десять лет – 260%. Почему у ЦБ такая политика?

- Ну это как раз из области трансцендентного, о котором мы с вами говорили по Кастанеде. Рубль к середине марта стал худшей валютой мира, упал больше, чем самые слабые валюты в латиноамериканских странах.

– Сегодня утром перед нашей встречей я видел у одного из банков очередь. (Беседа состоялась 27 марта. – «АН».) Люди хотят снять свои вклады, потому что президент объявил о том, что с дохода, полученного с их вкладов свыше миллиона рублей, будет взиматься налог – 13%. И народ испугался: сегодня 13%, завтра вообще могут, как и раньше, ввести ограничения на снятие своих денег. Так может быть завалена вся банковская система. Зачем он это сделал? Забирать ли вклады? Нам говорят, что лишь 1% населения держит вклады свыше миллиона. На самом деле много пенсионеров копили всю жизнь. И сегодня, например, с 1 миллиона 400 тысяч в банке в среднем можно получить в месяц 7 тысяч рублей в качестве прибыли от вклада. К нищенской пенсии в 14 тысяч это уже очень много. У кого хватило ума на такое циничное решение?

– Не знаю, власть во многом тайна, принятие решений – это тайна. Сейчас появляется информация, что налог будет введён с 2022 года. Забирать вклады или не забирать? Допустим, вы забрали вклад. Когда деньги лежат дома, всё равно доходов на них нет. В банке вы какой-то доход получите, хотя часть и «откусит» государство через 2 года. Такое налогообложение вкладов существует во всём мире. Налоговые службы не любят нигде. Но терпят – без них нет государства.

- Увы, мы живём по понятиям. У нас налоговая служба не стимулирует производство, как в США, Китае или странах ЕС, а как будто выполняет чьё-то предписание извне, чтобы убрать конкурентов. Уже убита конкуренция в микроэлектронике, которая в СССР была не самая плохая; почти убита авиационная промышленность – закрыты и разрушены многие авиационные заводы. Даже самолёт не могут сделать нормальный. В результате компетенции во многом утеряны. Почему у правительства такая налоговая политика?

– К сожалению, когда страной управляют юристы-экономисты, а не технари, как в послевоенные годы при Сталине, – тогда председатель Совмина СССР Маленков выдвигал технарей. С юристами у нас один результат, когда будут технари – будет другой результат. Это не только нас касается. Сейчас, например, ни в России, ни в США невозможно запустить космическую программу, как это было сделано в 1960-е годы. Почему? Потому что тогда Сергей Павлович Королёв мог позвонить в Кремль, и его просьбы выполнялись мгновенно, без бюрократических проволочек.

– И главное, Королёва понимали те, кому он звонил.

– То же самое делал Вернер фон Браун, «отец американской космонавтики». И он звонил в Белый дом, и его понимали и всё делали. Теперь, чтобы заказать какую-то деталь, узел, агрегат, требуется 3 года согласований.

- Потому что в начальниках, где раньше сидели умные люди, оказалось много остолопов. Они ничего не понимают, кроме того, как что-то стащить, отобрать деньги у населения, у промышленности.

– К сожалению, это проблема, с которой нам какое-то время придётся жить.

– Я думаю, что В.В. Путину дают неверную информацию. Несколько дней назад он задался вопросом перед телекамерой: а почему нефть во всём мире упала ниже плинтуса, до 20 долларов. В США бензин сразу подешевел, а у нас за последний год на 10% подорожал. Он этого не понимает – сам сказал. Может, вы объясните, и кто-то ему передаст.

- Математика достаточно простая. В цене литра бензина 80% – это налоги. Например, у нас есть литр бензина, он стоит 50 рублей. 40 рублей - налоги, 10 рублей – сама нефть. Допустим, нефть упала в 2 раза, эти 10 рублей стали 5 рублями, а 40 рублей налога осталось.

– Так бензин должен стоить 45 рублей.

– Да, но пока это незаметно, пока все цены на рынке нефти формируются не прямо сейчас, а долгосрочными контрактами. Пока ещё мир потребляет нефть, которую ему продали по 50–60 долларов за баррель.

– А почему в США цена бензина уже сегодня упала в 2 раза?

– Потому что налоговая реформа Трампа изменила положение тех, кто что-то производит. Нефтепереработчики производят бензин на территории США. Соответственно, их налог с 30 упал до 15%. То есть в цене бензина налогов в США гораздо меньше, чем в Европе и у нас.

– 15%, всего?

- Там разное налогообложение, но предприятиям при Трампе дали на несколько лет налоговую льготу. Чтобы вернуть производство в США. Как выяснилось, пока у Трампа не получилось всех вернуть, потому что офшорные схемы позволяют большинству американских корпораций платить налоги по ставке 5-6%.

– Это что же – как у нас? Их придётся силой заставлять вернуть?

- Да. Либо силой, либо угрозой, как сейчас, коронавируса. Неслучайно министр торговли США заявил, что американским корпорациям надо срочно переводить всё производство на родину, в США. Правда, он не учёл, что за те годы, пока всё, что только можно, делалось в Китае, компетенции потеряны. Инженеры разошлись, рабочие ничего делать не умеют. Нет, умеют – варить кофе и вести блоги.

Ситуация настолько серьёзная, что мировые центральные банки запускают невероятные программы стимулирования. В США это 6 триллионов долларов: 2 триллиона долларов добавит правительство и 4 триллиона долларов добавит ФРС, выкупит упавшие активы. Это уже сделали в Китае под предлогом стимулирования экономики на фоне эпидемии коронавируса. Резко подешевевшие акции компаний китайское правительство выкупило за счёт печатного станка, а предприятиям рефинансировали кредиты и оказывали прямую помощь. Так Китай спасал промышленность от враждебного поглощения теми, кто печатает деньги сколько душе угодно. Представляете, что будет или уже есть с акциями наших крупнейших компаний, которые тоже упали? Чьими они станут, мы узнаем не сразу, поскольку большинство из них имеют офшорную юрисдикцию, а акции могут обращаться в виде депозитарных расписок в Лондоне.

– Мало того, говорят, что в США людям просто раздают деньги, чтобы пережить ужас эпидемии?

– Да, по 1200 долларов, и в семьи с несовершеннолетними детьми ещё по 500 долларов на ребёнка. Да, понятно, что то, с чем сталкивается мировая экономика, это пока не всеобщий экономический кризис, но проблемы и риски растут. Мировой кризис – это очень серьёзно, это многочисленные банкротства компаний и банков, обрушение всего, прекращение международной торговли, массовая безработица, остановка предприятий. Это серьёзно. Мы сейчас до такой ситуации не доходим. Сегодня нам угрожает пока что рецессия – то есть снижение экономики в течение двух кварталов. Мир, к сожалению, уже попал в эту ситуацию. Но пока политики считают, что все потери, которые связаны с остановкой производств, торговли, закрытием целых регионов и целых отраслей на карантин, будут компенсированы (не у нас, а на Западе) печатными станками ЦБ. Это уже принято в качестве стратегий. Шесть триллионов долларов дают США, Германия может выделить порядка 600 миллиардов евро, Франция – 300 миллиардов евро, Великобритания – 350 миллиардов фунтов, Италия – самая пострадавшая от коронавируса страна, найдёт 50 миллиардов евро.

 50 миллиардов евро - это около 5 триллионов рублей, это поражённая коронавирусом Италия, которой Путин помогает. Какая госпомощь у нас?

– 300 миллиардов рублей. Пока этого явно недостаточно

– Это в 15 раз меньше, чем в убитой горем Италии.

– То, что происходит в мире, – пока это рецессия – по сути, репетиция того, что будет в реальности мирового кризиса, к которому мировая экономика плавно подходит. В выигрыше окажутся те страны, которые покажут свою эффективность, покажут, что у них есть инструменты и воля противостоять кризису. Смотрите – если есть циклы падения и роста экономики, то центральные банки должны проводить так называемую «антициклическую политику». Если экономика падает, они должны вливать ликвидность, давать деньги экономике страны, снижать ставки и так далее. Наш Центральный банк пока, к сожалению, такой политики не проводит.

 Набиуллина и кто за ней стоит проводят политику не антицикличности, а процикличную. Когда экономика России падает, они помогают ей падать.

– Ещё и подталкивают.

– А почему Путин этого не видит? Или Набиуллина наводит на всех наших правителей какие-то чары, как Шамаханская царица на царя Дадона?

– Сейчас должно прийти понимание, что впереди что-то более серьёзное, а сегодня только репетиция. Судите сами – небольшой коронавирус на 2 месяца приостановил в Китае производство и стал международной проблемой. Сейчас у всех правительств идёт экзамен на профпригодность, у всех центральных банков.

- Посмотрите обращение В. Путина к нации, оно было на днях. Он сказал, что у нас есть какие-то предприниматели, какие-то компании, которые зарегистрированы в офшорах. Эти деятели выводят дивиденды за границу, оставляя здесь несчастные 2% налоговых сборов, потому что у нас якобы существуют договоры о двойном налогообложении с какими-то жульническими островными офшорами. И они платят налоги там. Это что за хрень такая? В США и ЕС уже давно отвадили своих грабителей перекачивать деньги из стран. Только у нас они жируют и грабят, грабят… Но Путин заявил, что они должны платить аж 15% налогов, а значит – 85% продолжать уворовывать безнаказанно. Почему деньги вообще выводятся из страны? Почему «под коронавирус» не запретить это вообще в такой стране, как наша, – полуослабленной, без денег?

– По крайней мере налог на дивиденды для иностранцев – это один из самых правильных шагов, которые президент озвучил в этом обращении. Американские корпорации – Googlе, Yahoo, Microsoft также платят те же 5%, может, даже меньше. Так устроен мир суперкапитализма и финансового капитализма. Почему так растёт неравенство? Потому что собственники капитала, собственники средств производства всё меньше и меньше делятся с людьми и государствами. При этом все они в офшорах. Они не платят своим государствам. В офшорах спрятано до 30 триллионов долларов. И мы просто часть этого глобального мира.

– То есть и в США то же самое, и в Европе?

– У них ещё хуже.

– В Российской Федерации какова доля таких полужульнических схем? Какая у наших экономических субъектов доля российской юрисдикции? Есть какие-то примеры?

– Госкомпании зарегистрированы в России, частный бизнес, возможно, до 30%, хотя мы до конца точно не знаем. Я неоднократно об этом говорил: у нас две экономики: внешняя, которая встроена в международную экономику и работает по её законам, и внутренняя, по которой мы все живём. Задача – объединить в единый монолит эти две сферы, которые слегка пересекаются где-то в банковской сфере, в биржевой торговле. Без этого будет очень сложно выстоять в будущем, потому что впереди процесс деглобализации, впереди обрушение в кризис.

Не зря те, кто реально у руля мировых процессов, например Всемирный банк, всех предупреждают. Не так давно из его недр вышел трёхсотстраничный доклад «Глобальные волны долга». О том, что за 50 лет мировая экономика пережила 3 волны роста долга, которые закончились кризисами, последний был в 2008 году. Сейчас идёт 4-я волна, самая широкая, самая масштабная, самая опасная. И даже если иностранные центральные банки вытянут мировую экономику в этом году – они используют на её спасение, по сути, последний «антибиотик», последний патрон, потому что дальше-то что делать? Дальше рост инфляции, переходящий в стагфляцию. Если печатать ещё, то мировая экономика начнёт загибаться. А она начнёт, потому что надо менять достаточно много всего. И модель потребления, и модель использования ресурсов – вообще всё надо менять.

Поэтому сейчас первое, что должны сделать правительство и ЦБ после объявления о взимании налога с прибыли на банковские вклады, – это выступить с разъяснениями – как, что и когда? Объяснять, как это будет применяться, как будут суммироваться вклады, которые лежат в разных банках, – будут они суммироваться или не будут? И будет ли возможность в дальнейшем этот налог отменить, если это мера временная, направленная на поддержку бюджета при выпадающих доходах. Если эта мера постоянная, ну тогда тоже скажите об этом. Дайте информацию. Самая большая проблема нашего ЦБ в момент двухнедельной паники, которая была в марте, это то, что не было ни одного слова – комментария.

- А какой бы вы приказ отдали ЦБ, чтобы рубль сохранить, его покупательскую способность?

– Нужно задействовать резервы, то есть обеспечить стабильность валютных курсов. На самом деле банковская система очень хорошо регулируется, автоматизирована и обладает серьёзным капиталом для того, чтобы продержаться и выдержать. Поэтому не надо бежать и снимать вклады, это просто невыгодно. Паниковать уж точно не стоит. Мы не в таком положении и даже отличаемся в лучшую сторону от ряда «высокоразвитых» стран.

– А что такого ужасного происходит в развитых странах?

– Население долгое время занималось чёрт знает чем. Их занимали сферой услуг: финансовых, развлекательных, информационных, образовательных. Чтобы люди правильно голосовали за политические партии и были заняты хоть чем-то. Чем другим занять массы людей в постиндустриальной экономике хипстеров? А нечем. Там надо печатать деньги или помогать. У нас, к сожалению или к счастью, ещё не настолько ударились в экономический либерализм. У нас остаётся ещё хоть что-то реальное, мы умеем ещё что-то делать руками. У нас остались машиностроение и ВПК. Увы, это единственное ядро, которое ещё как-то, кроме сырьевой экономики, нас держит. Хотя и сырьевая экономика – это достаточно большие заказы на металлургию, те же самые трубы, оборудование и даже кораблестроение. Мы в своей архаичности, чуть-чуть отстав от мира, получаем чуть меньше проблем и набиваем себе чуть меньше шишек, но это нас не спасёт, если ничего не предпринимать. Если открыв рот, с замиранием сердца смотреть, как рушится мировая экономика и выстраивается что-то новое.

– Надо ли переходить к «сталинской» экономике? Когда не было ни банков, ни добавочной стоимости. Было задание Госплана – делать конкретную продукцию в нужном количестве. И никакой инфляции.

– Думаю, сталинский опыт на Западе давно учитывают, но очень специфическим, сложным способом. Созданием так называемых «экосистем». Это когда огромное количество компаний встраиваются в цепочку и создают главное – некий продукт, который выходит наружу. А внутри «экосистемы» достаточно справедливо распределяются и роли, и прибыли. Нет посредников, сокращаются налоги, лишние звенья. У нас Герман Греф пытается внедрить нечто подобное. Пусть пробует.

– Думаю, если власть в России со временем поменяется и придут технари, то на фоне мирового безумия «сталинская» экономика все равно будет востребована. Хотя бы чтобы дать стране передышку от дикого капитализма и избавиться от кровососов. Лет на 50–100. Как в период между 1917 и 1991 годами.

– Ту модель не повторить, потому что экономика тогда была связана с внутриполитическими процессами: с конфискацией и уничтожением целых классов населения. Сейчас так сделать не получится.

– Можно по отраслям.

– А вот применить те методы построения отраслей – это то, что нам необходимо сейчас. В 2008 году спасали банки, спасали компании. Сейчас надо спасать граждан, малый бизнес. Сейчас мы ждём такой поддержки. Торгово-промышленная палата говорит, что все карантинные меры могут создать проблемы 3 миллионам предпринимателей. Безработица, соответственно, может достичь нескольких миллионов человек. Сейчас как раз тот момент, когда надо оказать поддержку. Не декларациями, а реальными налоговыми каникулами. Люди потеряют доход, им не с чего платить налоги, даже если им дадут кредит под 0%, с чего они его возвращать будут, если время потеряно?

– Почему, на ваш взгляд, важно, чтобы экономика сохранилась?

– Идёт глобальное перераспределение собственности. Понятно, что, когда в мире стоимость активов очень сильно упала, те, у кого есть деньги, или те, кто получит деньги от своих ЦБ, оказываются в гораздо лучшей ситуации, чем те, у кого денег нет. Эту ситуацию допускать нельзя, потому что мы рискуем вообще потерять контроль над нашими активами.

– И это вся оставшаяся в нашей юрисдикции российская промышленность, в том числе и оборонка, предприятия «Роскосмоса». Как в начале бандитских 90-х прошлого века: к нам придут с дорогим долларом, а тут убитый Центробанком рубль, и просто всё скупят, что ещё осталось.

– Именно поэтому срочно необходимы государственные инвестиции, поддержка частных инвестиций, любые налоговые стимулы и любые стимулы вообще.

 Почему китайцы и американцы с немцами думают об этом, а Набиуллина с Мишустиным нет? Что должно случиться, чтобы они задумались? Метеорит упасть им на головы?

– Это случится, когда все заметят, что началась делёжка активов в мировом масштабе. И тут, может быть, их и настигнет понимание, что через мгновение наши элиты будут никто и звать их будет никак. Но не только они, а все мы лишимся всего.

– То есть начнётся скупка резко подешевевших акций российских предприятий и компаний на Московской бирже?

– Нет. Поскольку деловой и финансовый мир спрятан в офшорах, мы открыто дележа не увидим. Кстати, в США забили тревогу, что несколько американских банков могут упасть. Но в них могут оказаться деньги, выведенные из России, и там сгореть. Хотя бы это должно подтолкнуть наших офшорников договориться с властью, договориться с населением и вернуть эти деньги в Россию.

 Уж сколько раз Путин их уговаривал – верните деньги. Они не возвращают. Они ему не верят.

– Просто не было ещё настоящего кризиса. Он впереди. В 2018 году «Группа 30» – те, кто реально управляет финансовым миром, – это главы центральных баков, в том числе ФРС, МВФ, Банка международных расчётов в Базеле, Всемирного банка – написали огромный доклад, он есть у них на сайте: «Управление следующим кризисом». Там написано английским по белому: кризис неминуем, он придёт из разных источников риска. И реализуется уже скоро. В этом же докладе, по сути, дан приказ мировым центральным банкам – «купить» время, печатать деньги, укреплять банковскую систему. Понимая, что, кроме банковской системы, денежными методами спасать никого не предполагалось. Ну по крайней мере, если банковская система остаётся, то в экономике хоть как-то продолжатся расчёты.

 А Набиуллина им не поверила?

– Думаю, что она такого приказа не получала – спасать российскую экономику и банки.

В мире

Украинский дипломат назвал лучшее решение для военного конфликта Киева с ДНР и ЛНР
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью