Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Мнение 13+

Мегаамбиции придется поставить на паузу?

, 11:34 , Обозреватель отдела Наука

Мегаамбиции придется поставить на паузу?
Фото: Аргументы недели, Олеся Аверьянова

Западные санкции против российской экономики рикошетом серьезно зацепили и российскую фундаментальную науку. Химики и биологи уже говорят, что многие исследования пришлось приостановить, а то и закрыть из-за недоступности многих импортных реактивов и других расходных материалов. Либо они безумно подорожали, либо их просто отказываются продавать.

Россия участвует в четырех ключевых международных научных проектах класса мегасайенс в качестве «гостя студии» и в четырех является «хозяином». Вначале о «гостях».

Самый раскрученный проект Европейской организации ядерных исследований (ЦЕРН) «Большой адронный коллайдер» решил заморозить на неопределенный срок статус России в организации и запретил начинать какие-либо новые проекты с российским правительством и российскими институтами. А еще недавно планировал участвовать в российских проектах в сфере ядерной физики и физики частиц. В частности, в экспериментах на реакторе ПИК и электрон-позитронном коллайдере в сибирском Институте имени Будкера.

Немецкий Центр по исследованию ионов и антипротонов FAIR. Все контакты с российскими научными организациями заморожены. Участие российских ученых в проекте прекращено, они пакуют чемоданы. Проект начал реализовываться в 2005 году, его стоимость оценивается в 1,6 млрд евро. Россия стала участницей проекта в 2010 году, вложив в него 230 млн евро, то есть порядка 15 процентов от общей суммы.

Загадочный американский Релятивистский коллайдер тяжелых ионов  RHIC. Официальной информации нет. По неофициальным данным, все сотрудничество прекращено. Собственно, никто и не сомневался.

Пока вроде бы принимаем участие в строительстве Международного термоядерного экспериментального реактора на юге Франции ITER. Может быть потому, что за наше участие в этом проекте отвечает пока не попавший под санкции Росатом. Но говорят, что это вопрос времени. Тогда нас попросят на выход и из Франции.

Вот так: в гостях было хорошо, а что дома? А дома у нас также четыре ключевых проекта: Международный центр нейтронных исследований на базе высокопоточного исследовательского реактора ПИК в Гатчине. Ускорительный комплекс NICA в Дубне. Многоцелевой научно-­исследовательский реактор на быстрых нейтронах поколения IV в Ульяновской области и новосибирский кольцевой источник фотонов (ЦКП «Скиф»).  

Формально считается, что мегасайенсы, которые строятся  у нас, это полностью отечественная продукция. «Наше все». В открытой печати вы не найдете подробностей «кто, что и за сколько?» сделал для этих проектов. Неофициально же рассказывают, что наши мегасайенсы, как самолеты СуперДжет, вроде бы наши, но процентов 75-80 оборудования, а электронного и все 100%, есть импорт. И после введения санкций на поставку в Россию высокотехнологичных изделий все дружно приуныли. Благо почти никто и не спрашивает: «А как же так  вышло, господа хорошие?»

Последние события ясно и недвусмысленно говорят о том, что те, кто последние тридцать лет призывал к международной коллаборации, горячей любви к международному сотрудничеству, «взаимовыгодной (мы им нефть и мозги, они нам железо!) дружбе между народами» теперь свои речевки должны петь, валя лес в сибирской тайге. За предательство и измену Родине. И пока они не там, ни о какой мобилизации общества, науки, экономики говорить не приходится.

Мнения, высказываемые в данной рубрике могут не совпадать с позицией редакции

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram

Происшествия