Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Мнение 13+

Аналитик Драган спрогнозировал динамику заболеваемости новым штаммом «Омикрон»

, 13:10 Источник: Александр Драган - аналитик открытых данных

Аналитик Драган спрогнозировал динамику заболеваемости новым штаммом «Омикрон»

Сколько длится волна омикрона, каковы пределы её высоты и насколько быстро она снижается после прохождения пика? Есть новости и хорошие, и не очень.

Из хороших новостей: пик достигается быстро. Волна омикрона растёт стремительно, за 2,5−3 недели заболеваемость вырастает на два порядка — до 0,3−0,4% заболевшего населения в сутки (в странах с широко развёрнутым и доступным тестированием). Движение к пику занимает несколько недель, пик узкий и острый, вскоре после него начинается спад.

Стран, уже прошедших пик омикрона, пока немного, но везде картина одна.

Где произошёл разворот?

• В ЮАР, разумеется. Рост начался 16 ноября — а ровно через месяц республика вышла на пик случаев, после чего заболеваемость стала снижаться. Это не лукавство статистики — это подтверждает и мониторинг вируса в сточных водах: от начала роста до выхода на пик проходит от 3 до 5 недель.

Вместе с тем, нагрузка на больницы остаётся заметной: во всей ЮАР сейчас с ковидом 7,4 тыс. пациентов в больницах — в 3,5 раза больше, чем перед началом волны омикрона. Это всего на 27% меньше, чем на пике омикрон-волны — 22 декабря в больницах ЮАР было 9,4 тыс. пациентов (вдвое меньше, чем на пике дельты), нагрузка на больницы снижается медленно. Пациентов в реанимациях и на ИВЛ сейчас значительно меньше, чем в прошлые волны.

Великобритания. Быстрый рост среднего начался в районе 10 декабря, когда омикрон давал 20% случаев, пик пришёлся на 1 января — ровно через три недели. Нагрузка на больницы начинает снижаться только сейчас. Занятый коечный фонд достиг уровня 90% от пика первой волны, марта-апреля 2020, и уровня 50% от пика прошлогодней зимней волны, вызванной альфой. Пик осенней дельта-волны превышен в 2 раза.

На британский спад наложилась активная прививочная кампания: только за декабрь в Великобритании сделали 15 млн бустеров. В Англии к началу января от 80 до 90% пожилых получили третью дозу.

• Развернулась и Ирландия: движение к пику заняло ровно три недели — от 18 декабря до 8 января.

Ту же динамику показывают и американские штаты.

В Нью-Йорке быстрый рост начался 14 декабря, пик — ровно через три недели, 4 января. Новые госпитализации достигли пика 7 января, занятый коечный фонд — 11 января. Последнюю неделю нагрузка на больницы постепенно снижается, число пациентов в реанимациях, превысившее пик прошлой зимы, — тоже.

В Миннесоте концентрация вируса в сточных водах начинает быстро расти 22 декабря, выход на пик занял почти три недели — 10 января. Заболеваемость в штате отстаёт на неделю, три дня назад начался спад.

• Похожая картина в Массачусетсе. Быстрый рост концентрации вируса в сточных водах, который ассоциируется со вспышкой омикрона, начинается 16-17 декабря и достигает пика 6 января — всё те же три недели. Выявленные случаи отстают в среднем на 5 дней.

• В столице штата Айова, городе Де-Мойн, рост также занял три недели.

Если смотреть агрегированные данные, то по США в целом быстрый рост вирусной нагрузки в сточных водах начался 10−15 декабря, пик пришёлся на первую неделю января. Движение также заняло три недели.

Примеры можно продолжать и дальше, но в этом нет необходимости. Общая тенденция: от начала взрывного роста до пика проходит в среднем около 3−5 недель, пик длится в среднем 4−5 дней, затем начинается спад.

При высокой фоновой заболеваемости начало роста омикрона замаскировано дельтой, поэтому интенсивный рост, заметный в статистике, начинается при доле омикрона в 20−25% — и от начала такого роста до пика проходит около 3 недель.

При низком фоне (как было в ЮАР) рост занимает 4−4,5 недель.

Быстрое достижение вершины и непродолжительный пик — это прекрасная новость. К сожалению, есть тут и ложка дёгтя: это не значит, что получится быстро отмучиться и прожить короткую волну.

Омикрон распространяется с фантастической скоростью, и на пике число выявленных случаев может достигать 0,3−0,4% населения (если речь про страну с широким и доступным тестированием). Каковы прогнозы? Переболеют ли в итоге все (или, как заявляет ВОЗ, 50% за 6-8 недель)?

Вероятно, даже близко нет. Оценить реальную долю переболевших невозможно — тем более при таком росте и дефиците тестирования, с которым столкнулись в эту волну все до единой страны. Здесь возможны только приблизительные оценки в широком коридоре, и сразу оговорюсь: они грубы и могут быть ошибочными. Возьмём UK.

С 1 декабря по 18 января было выявлено около 4,26 млн случаев омикрона (это с поправкой на его рост и постепенное увеличение доли SGTF в образцах) — это соответствует 6,4% населения. По оценкам Имперского колледжа Лондона, исторически на один выявленный случай может приходиться два не выявленных (правда, чем мотивированы такие оценки — не поясняется).

Та же оценка сохраняется и для омикрона, если сопоставлять число выявленных случаев и данные опросов ONS (британской Национальной статистической службы).

ONS исследует распространённость ковида в популяции. Служба проводит ПЦР-тесты на случайных выборках, которые представляют собой репрезентативный срез популяции. В неделю ONS тестирует около 100 тысяч случайных людей. На основе результатов взятых мазков в такой выборке ONS даёт оценки того, какая доля населения в каждой британской стране болеет прямо сейчас.

Две недели назад ONS оценивал число болеющих в Лондоне в 10%, в Англии — в 7%. На конец декабря в Англии, согласно моделированию ONS, заражалось в среднем 0,73% населения в сутки — 411 тыс., в то время как реально выявлялось втрое меньше — 140 тыс.

Это соотношение стабильно — и существенно не поменялось даже с распространением омикрона: выявляется около 30−35% инфекций (это характерно как для Лондона, так и для остальной Британии).

Если так, то на настоящий момент в UK омикрон перенесло 19−22% населения, а сейчас, на спаде, ежедневно заболевает 0,4−0,5% населения.

Хотя бы 50% переболевших при такой динамике будет достигнуто только через 10 недель — это при условии крайне высокого плато с заболеваемостью 0,4% населения в сутки (и с выявлением 0,15%, т.е. более 100 тыс. новых случаев ещё 2,5 месяца подряд), а это представляется очень маловероятным.

Как изменится оценка, если допустить, что методология ONS неожиданно дала сбой, а выборки перестали быть репрезентативными, и недоучёт вырос в полтора раза, до 1:5? Это будет значить, что с начала декабря в UK омикроном переболела треть населения. При сохранении высокого плато и такого же недоучёта 50% перенесших омикрон можно было бы ожидать самое раннее к весне.

Так или иначе, мы получаем вероятный коридор в 19−32% инфицированных омикроном в Британии за прошедшие полтора месяца (и 14−23% за период роста и пика). Учитывая данные ONS и недоучёт в 3,5, более реальной кажется нижняя граница.

Это была первая ложка дёгтя. Но есть ещё причины, по которым, несмотря на крайне интенсивную и быструю волну омикрона, со стремительным ростом и узким пиком, вряд ли удастся быстро отмучиться.

Волна омикрона за 3−4 недели достигает вершины, пик длится меньше недели, затем спад. Это хорошие новости, а теперь — обещанная ложка дёгтя. Увы, не одна.

1. Спад происходит медленней по сравнению с ростом. В ЮАР, где снижение продолжается уже 33 дня, заболеваемость снизилась в 6 раз — в фазу роста от аналогичного уровня ЮАР поднялась вдвое быстрее, за 16 дней. При этом первые две недели после пика мы наблюдали U-образную волну, далее спад резко замедлился. Сейчас в республике выявляют в 13 раз больше заболевших, чем в начале волны омикрона — до фонового уровня ещё далеко.

2. По другим странам и регионам судить рано, но если такая динамика повторится, то в фазе спуска суммарно заболеет больше людей, чем во время роста и на пике.

ЮАР — удобный пример: за 30 дней в фазу роста здесь выявили 199 тыс. случаев, за 3 пиковых дня — 67 тыс., а за последующие 33 дня спада — уже 348 тыс. случаев. Уже после прохождения пика в ЮАР заболело на 31% больше людей, чем во время роста и на пике. И эту закономерность показывают все южноафриканские провинции: спад везде более пологий по сравнению с ростом.

3. Переболеют ли в итоге все (или, как заявляет ВОЗ, 50% за 6-8 недель)? Вероятно, даже близко никакого переболевшего большинства по итогам омикронной волны не будет. Реально за эту волну — с учётом продолжительного спада — инфицируется, похоже, максимум 30−40% населения.

Привет всем, кто ожидал, что на этом пандемия и закончится и других волн не будет. К слову, в Британии учёные из SAGE ожидают следующей волны омикрона в начале лета. Отдельный привет тем, кто убеждает других, что омикроном неизбежно заразятся все, а значит, и какие-либо меры и осторожность излишни.

4. Рассчитывать на то, что все сейчас переболеют мягким омикроном, массово иммунизируются, и на этом всё закончится, возможно, также слишком опрометчиво. На днях вышел препринт исследования, проведённого на мышах, который показал: перенесённый омикрон усиливает ранее существовавший иммунитет (вакцинный или постинфекционный), но сам по себе не даёт эффективной перекрёстной нейтрализации против других вариантов. Речь именно о гуморальном (антительном) иммунитете, и исследование вызывает много оговорок. Но если так, то новость плохая: если омикрон переносят непривитые и не болевшие, это не даёт им защиты от других вариантов (в том числе и от дельты).

В декабре также вышло исследование на выборке из 15 пациентов из ЮАР, госпитализированных с омикроном. Исследование также показало, что с перекрёстным иммунитетом после омикрона всё сложно. У 2 из 4 непривитых, у которых выработались нейтрализующие антитела к омикрону, нейтрализации дельты не произошло.

«Многие из непривитых, переболев омикроном, не получат защиту от заражения дельтой. В общем-то этого можно было ожидать, зная огромную разницу между эпитопами этих штаммов, но подтвердить такие неприятные предсказания — невесело», — пишет молекулярный генетик Дима Прусс.

5. И, возможно, самое неприятное: есть риск двойной волны омикрона, и это связано с распространением подлинии BA.2 (тогда как до этого мы имели дело с BA.1). По-видимому, именно это сейчас происходит в Дании, где наметившийся было спад сменился неожиданным разворотом и резким ростом заболеваемости с несколькими рекордами подряд. Больше недели BA.2 доминирует в Дании.

А ещё, возможно, то же самое начинается и в Великобритании, где за последние три дня начался разворот заболеваемости после непрерывного 12-дневного спада. Но возможно, пока это только артефакт — поймём позже.

Мнения, высказываемые в данной рубрике могут не совпадать с позицией редакции

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram