Аргументы Недели Мнение 13+

Люди - невидимки из промзоны

, 20:04

Люди - невидимки из промзоны

В 1516 году одно из первых возникло венецианское «этническое гетто», которое было нужно торговому государству, чтобы контролировать основных конкурентов - еврейское купечество. В Москве в XVII-XVIII существовал немецкий анклав Кокуй, иностранцы занимались организацией экспорта в Европу. В XIX веке в США появились китайские кварталы - для хлопковой промышленности требовались дешевые рабочие руки. После Второй мировой войны и падения системы апартеида гетто потребовались правительству США уже для своих граждан, чтобы отделить - «черный» криминал от социума. В Европе же в 70-х годах ФРГ очень нужна была рабочая сила - так появился берлинский квартал Кройцбург, где приезжие обосновали свое поселение и, надо сказать, чувствовали себя комфортно. Как же обстоят дела у нас. Например, в Москве.

Я побывал в некоторых точках города и познакомился с их бытом и жизнью в столице.

Больше всего приезжих живет в... центре?

Столичная ФМС обнародовала данные по зарегистрированным в Москве мигрантам. Результаты удивили. Считается, что приезжие из Средней Азии предпочитают селиться на окраине - вокруг рынков, овощных баз, крупных строек. Однако по данным Федеральной миграционной службы выходит, что больше всего иностранцев проживает в Центральном округе! Например, в Тверском районе зарегистрировано более 191 тысячи приезжих! Для сравнения: в Бирюлеве Западном на миграционном учете стоит чуть больше 11 тысяч иностранцев. В Капотне, где рынок «Садовод», - 6000 зарегистрированных мигрантов, в Люблине, где рынок «Москва», - 23 тысячи! В ВАО зарегистрировано 257,1 тысячи человек, на третьем месте ЮАО – 126,5.

- Эти цифры говорят лишь об одном: реальную картину мы имеем только в центре Москвы, - считает бывший замглавы ФМС России Вячеслав Поставнин, президент фонда «Миграция XXI век». - В Тверском районе, да и вообще в Центральном округе, где по улицам ездят самые высокие чиновники и много полиции, держать нелегалов уж слишком рискованно. Проще их официально поставить на учет. А на окраинах столицы мигрантам проще спрятаться. Поэтому там такие низкие цифры - приезжие просто не регистрируются.

Вот, что мне удалось узнать, пообщавшись в одном только районе Печатники.

Санжар К. (Узбекистан):

- Я работаю и живу за высокими стенами  бывшего завода железобетонных изделий – ЖБИ №7 (Южнопортовая, 21 (дир. Шестериков С.). Тут наша фирма арендует цех, когда-то огромного завода. Мне приходится работать в литейном цехе по 12 часов, дышать перегретым воздухом с утра до вечера. Не раз я обращался к врачу, так как у меня постоянные боли в груди. Но приходится терпеть, так как у меня нет медицинской страховки, а платить врачам нечем. Все заработанные деньги отправляю семье. Мне и моим односельчанам, которые работают со  мной, не приходится каждые три месяца обновлять патент и платить за жилье. На территории завода есть и магазин, и столовая. Я в безопасности, нас не беспокоят проверки ФМС…

Ахмед (Таджикистан):

- Мы работаем с сыном. Он приехал недавно и поэтому еще плохо говорит по-русски. Платят нам не всегда. Иногда в месяц я могу получить 5 т.р. Товар продается плохо – металлические сетки. Недавно проткнул себе ногу. Делали операцию. Заплатил много денег (на вопрос «сколько?» - смеется). Мы тут без каких-либо прав и если будем возмущаться, нас выгонят. Живем с сыном в вагончике, сами готовим и моемся тут же.

Айгуль (Киргизия):

- Я приехала из Киргизии с дочкой. Работаю парикмахером уже пятый год. Работа мне нравится и я хорошо зарабатываю. Муж дома. Смотрит за домом и за полем. Где мы выращиваем… Мне скоро старшую дочку надо выдать замуж, копим деньги на свадьбу. Младшие ходят в школу в нашем селе... Вся семья в основном держится на мне. Скоро обещал приехать муж, чтобы работать на стройке. За детьми присмотрят родственники. Я снимаю комнату на Гурьянова вместе с дочкой. В двух других тоже живут, но по 2-3 семьи. По выходным никуда не ходим, так как любой полицейский может нас остановить и нам придется отдавать трудом заработанные деньги. Мне нравится в Москве. Но люди к нам относятся настороженно.

- ФМС проверки не устраивает? - спрашиваю.

Айгуль отрицательно качает головой.

Мигранты трудятся для того, чтобы обеспечить свою семью на родине. Большинство приезжают потому, что в их стране нет работы, и иммиграция в Россию для них единственный способ заработать. В то же время если они перестанут работать, им в России будет попросту не на что жить — для них здесь не существует ни социальных программ, ни социального жилья. Трудовые мигранты живут в нашем обществе, но параллельной жизнью, практически не пересекающейся с нашей.

Заведующая Центром качественных исследований социальной политики Института социальной политики НИУ Высшей школы экономики Екатерина Деминцева уже несколько лет исследует жизнь трудовых мигрантов из Средней Азии. Она согласилась на некоторые вопросы нашего корреспондента.

Вопрос: Мигранты из Средней Азии предпочитают оставаться в России на время или остаться навсегда?

- Как правило мигранты приезжают на пять-десять лет, а потом возвращаются на родину. Все это время они поддерживают своих родных, отсылая им деньги. На их место приезжают их соплеменники. И так повторяется на протяжении ряда лет. Конечно, те кто не находит работу возвращаются домой уже через несколько месяцев.

Вопрос: Возможна ли ассимиляция приезжих?  

-  Судя по тому, какой образ жизни они в большинстве своем ведут в столице, ассимиляции поддаются единицы. Ну представьте себе, мигрант работают по десять-двенадцать часов, потом он возвращается уставший домой, поужинает, ложится спасть, а назавтра все повторяется вновь. И так каждый день.

Во всем мире трудовая миграция играет существенную роль в экономике стран. Без этого не обходится ни одна развитая страна. И об этом заботятся на самом высоком уровне всех правительств. Это прежде всего увеличение доходов работодателей, привлечение иностранной рабочей силы в те производства, которые не интересны для коренного населения. Но ведь отрицательные последствия существуют: обострение отношений с местным населением, возможные социальные конфликты между местным населением и иммигрантами и так далее. И за все этим стоит человек. Как быть с его интересами?  Директор Центра миграционных исследований Дмитрий Полетаев подтвердил этот вывод данными проведённого опроса. У 60 % москвичей приезжие вызывают раздражение. Более 80 % против брака своих детей с таджиками, узбеками, азербайджанцами, киргизами и кавказцами. 11 % одобряют нападения на мигрантов, а ещё 12 % такие эксцессы безразличны. Наиболее нетерпимы к приезжим девушки - из-за агрессивного поведения гастарбайтеров, не имеющих условий для удовлетворения своих сексуальных потребностей. Половина москвичей уверены, что мигранты не хотят соблюдать принятые в столице правила.   

С другой стороны, миграционные сообщества все активнее внедряются в реальную жизнь москвичей. И, порой, показываются чудеса выживаемости в непростых жизненных ситуациях. Что делать? Пересматривать нашу миграционную стратегию абсолютно по всем направлениям? Ввести квоты на дворников или строителей, убежден, надо формировать не по профессиональному, а по этническому признаку? И никакого шовинизм. Возможно. Таким путем пошла, например, Швеция. В следующих статьях мы продолжим обсуждение этой живой темы.

Мнения, высказываемые в данной рубрике могут не совпадать с позицией редакции

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Экономика

Еврокомиссия планирует проконсультироваться с Украиной по «Северному потоку – 2»

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Здоровье

Политика

Политика

Общество