ПОДПИСКА (Газеты + Книги + Бонусы) или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Мнение 13+

С высоты птичьего полета

, 17:25 [ «Аргументы Недели», ]

С высоты птичьего полета
Аргументы недели, Олеся Аверьянова

Все чаще в СМИ можно увидеть сюжеты про так называемых руферов и диггеров. Что же это за субкультура? Руфинг – это современное молодежное движение, приверженцы которой посещают крыши различных сооружений. Диггеры же, наоборот, изучают подземные катакомбы, туннели и пещеры. Для большинства людей эти течения остаются непонятыми, глупыми и опасными. Но каково это, увидеть то, что тебя окружает с высоты птичьего полета? Предупреждаем заранее, что данная статья ни к чему не призывает, а интервьюируемый пожелал остаться неизвестным.

- Что значит для тебя экстрим? Какие у тебя были мотивы для начала экстремального вида деятельности?

- Я не уверен насчет именно экстрима. Да, действительно адреналин ударяет в кровь и это приятно. В этом есть, безусловно, свои плюсы и это притягивает. Но основная мотивация, которая мною движет, это чувство свободы. Ведь, когда ты живешь в городе, постоянно в обществе, так или иначе начинаешь словно белка в колесе бегать по кругу, по общепринятым правилам, законам, стандартам – на учебу, работу, в магазин и так далее. И в этом круге не хватает свежего воздуха. Поэтому я, например, люблю выезжать на природу, уходить в походы на несколько дней, иногда на неделю или подниматься в горы. Это тоже довольно экстремальный вид спорта. Но в городской среде – это руфинг и диггерство. Потому что, казалось бы, обычные нам дома, в которых мы живем, но каково это посмотреть с другого ракурса, никак на свою квартиру или привычный подъезд, а как на место, куда можно подняться, откуда можно посмотреть совершенно новым, непривычным взглядом. Даже, например, ваш родной дом или улица. Вы привыкли к ее обычному виду снизу, но стоит забраться на крышу, и вроде бы уже давно привычное место предстает в совершенно уникальном свете – все по-другому, особенно когда ты смотришь с высоты. Это удивительное чувство на самом деле и оно, как глоток свежего воздуха, тебя окрыляет и дает возможность посмотреть с перспективы на твое окружение, и не дает затеряться в этом бесконечном потоке обыденности. По сути, это касается и диггерства. Потому что, кому в детстве не хотелось лазить по древним катакомбам, заброшенным станциям метро или подземельям? Это все идет с детства. И когда узнаешь, что в каждом квартале старой Москвы есть два действующих бункера – живых и функционирующих еще с советского времени, то естественно возникает желание проверить и слазить туда. В основном, конечно, в школьные годы. Начинается все с обычных дворовых бункеров, каких-нибудь вентиляций или проходов между домами. Я помню, мы с моим «однокашником» жили в разных домах, а во дворе у нас были вентиляционные шахты. Так вот, забравшись в одну из них, мы узнали, что она связывает туннелем оба наших дома. И буквально за несколько месяцев мы раздобыли себе ключи от подвалов и стали перебегать друг к другу в дом не через улицу, а через вот эти подземные ходы. Это опять-таки дает некую возможность по-иному посмотреть на мир вокруг себя. Ну а с возрастом, когда становишься старше, хочется чего-то большего. Поэтому люди стараются найти Метро 2 или побывать в подземных московских реках, на заброшенных тепло-электро-трассах. Для большинства людей это, наверное, глупость или какой-то юношеский максимализм. Может отчасти это и так, но для меня это все-таки свобода делать, что тебе хочется, и ни в коем случае не позволять уходить в бытовуху и обыденность.

- Почему именно этот твой выбор доставляет тебе удовольствие, а не другой вид спорта?

- Я бы не сказал, что руферство и диггерство, походы в тайгу или что-то такое экстремальное доставляет мне особое удовольствие. Есть много других видов спорта, которые мне нравятся не в меньшей степени. Опять-таки говорю, что главная мотивация – попытка вырваться из обыденности, которая поглощает тебя, находясь в городе. Особенно это было заметно во время самоизоляции. Когда устаёшь сидеть в своей квартире, в четырех стенах, и вроде бы даже на улицу особо не выйти - некуда. А ведь есть всегда крыша, своя собственная, в своем подъезде. Честно скажу - это непередаваемое ощущение, когда в разгар карантина, находясь в четырех стенах, ты встречаешь рассвет на крыше своей родной пятиэтажки с чашкой кофе и круассаном в руках. Безусловно, это не все понимают, потому что это опасно также как, например, ездить зацепом на электричках. Тут уже реальный адреналиновый экстрим. Но если человек не ставит перед собой какую-то осмысленную цель, то это просто глупо, потому что не стоит оно того.

- Как сильно идет возбуждение от этого вида деятельности?

- Если говорить о возбуждении от экстрима, то это безусловно от зацепов. Честно признаюсь, я собой не горжусь. Потому что за ними не стоит какой-то духовной или моральной идеи. Это просто чистый адреналин и небольшой внутренний анархизм. Это интересно, захватывающе проездить зацепом на электричке. Все катались зайцем, но зацепом – это нечто другое. Ты катаешься не потому, что у тебя нет билета, а потому, что тебе просто хочется острых ощущений. Опять же все начинается с простого: с трамваев. Ну а потом опять-таки электрички. Это также связано и с культурой, мол, ты такой не один, есть много людей, которые тоже катаются зацепом и видят в этом какой-то кайф. Из ярких таких событий можно выразить мероприятие среди зацеперов – «инди». Это когда от 20 до 70 человек собираются на большой электричке и все на нее забираются и вот эта огромная толпа народа проезжает на крыше несколько станций. Дело это, к сожалению, очень глупое и опасное, хоть я в нем и участвовал, но сейчас, оборачиваясь назад я понимаю, что оно того не стоило. Все-таки «инди», которое обходится без жертв – это редкое явление, так как крыши электричек или любых других вагонов – это все-таки максимально опасное и экстремальное место. Часто бывало, что молодые ребята просто погибали по глупости, так что некоторые риски не стоят свеч. Опять-таки это все из-за адреналина, и похоже, когда собирается большая толпа народа, мозги немного отключаются, и во всеобщем таком возбуждении люди этим занимаются и им это нравится.

- Считаешь ли ты себя адреналиновым наркоманом? Смог бы ты жить потом без постоянного прилива адреналина?

- Я давно основательно не диггерил и не руфил. Иногда я забираюсь на свои родные крыши, чтобы вдохнуть свежего воздуха и посмотреть на знакомые пейзажи, но каких-то новых крыш не открываю. Поэтому адреналиновым наркоманом назвать себя не могу. Возможно это из-за того, что единственный способ удовлетворить мои адреналиновые потребности – это прыжок с парашютом. У меня немного поменялось отношение после службы в десантных войсках. Прыжок – это нечто незабываемое. Вот прыгать с парашютом мне очень хочется. Потому что здесь и адреналин, и чувство бескрайней свободы, и полет. И это явно мое.

- Есть ли какие-то обычаи среди руферов и диггеров?

- Среди руферов и диггеров есть множество разнообразных ритуалов, это опять-таки какой-то культурный слой. Ты начинаешь заниматься этим вроде бы самостоятельно и один, но так или иначе со своей первой крышей или со своим первым подвалом ты становишься частью большого сообщества. Ищешь информацию на форумах, находишь людей в интернете, а потом оказывается, что знакомый твоего знакомого тоже руфит крыши, и вот вы уже в одних группах в «Вконтакте», в одних соцсетях, и когда ты видишь фотографии своих знакомых на крышах, которые ты знаешь или на которых ты был, это тоже невообразимое чувство. Опять-таки это своя субкультура. Помню, мы ездили в Рим в Ватикан, и буквально, когда я вошел во «Вконтакте», увидел фотографию моего знакомого с крыши Ватикана, которую он заруфил в тот же самый день, когда я стоял на площади перед собором. Незабываемое чувство на самом деле. Далекие приятели, связанные одним делом, оказались в одном месте в одно время. Это увлекательно и интересно, ну и новые знакомства, и новые впечатления. Наверное, самое яркое впечатление из руферства, это когда мы праздновали день рождения моей хорошей подруги на крыше гостиницы «Москва». Все понимали, что это довольно опасно и глупо залезать на такое общественное здание, да еще и при прямой видимости с Кремлем, но это того стоило.

- Насколько законно заниматься руфингом и диггерством?

- На самом деле, за последние пять лет законодательство сильно поменялось, раньше было проще всем этим заниматься, это из-за того, что распространились социальные сети. Раньше то как было, - кроме друзей, знакомых и близкого круга твои фотографии с крыш или из подземелий никто особо не увидит, а тут, если я не ошибаюсь, произошел ряд случаев, которые поменяли отношение власти к таким молодежным движениям. Например, в 2014 году мой знакомый из-за протестов в Украине раскрасил звезду Котельнической высотки в украинский флаг и из-за этого «присел». И поэтому законодательство быстро поменяли, сделали пару поправок, и теперь руфить – это дорогое удовольствие, если тебя поймают. Но это касается только административных зданий, что касается же обычных жилых домов, то тут как повезет. Главное, без вандализма: не надо мусорить, не надо ничего ломать, не надо снимать замки. Если этого не делать и уметь договариваться с людьми, то можно пройти почти куда угодно. Собственно, после того случая с высоткой, буквально через месяц выложили видео эротического содержания из системного туннеля метро между закрытыми станциями, ну и плюс еще несколько ярких моментов, про которые не очень хочется упоминать, потому что несколько диггеров были пойманы в попытках найти Метро 2, ну и следом за крышами, сильно ужесточили штраф и за нахождение в метро. Поэтому уже несколько лет в метро практически никто не спускается. Это территория государства, туда ходят только самые экстремалы или «отбитые» диггеры.

- Какие есть экстремальные маршруты в руфинге и диггерстве, при выполнении которых вызывают наибольшее уважение среди данного сообщества?

- Если речь идет о том, чтобы руфить крыши, то естественно, чтобы снискать некую славу среди представителей этого сообщества, нужно руфить сталинские высотки: МГУ, гостиницу «Украина», МИД и т.д. Любая фотография на звезде – это как медаль в твою копилку, как и любые другие высокие необычные объекты в столице. Если же речь идет о подземельях, то какие-нибудь большие бункеры. С этим сложнее, потому что я давно не общался с диггерами и не знаю какие у них сейчас стандарты. Лет пять назад это были закрытые станции или технические участки, которые примыкают к Метро 2. На территорию Метро 2, вас, конечно, никто не пустит, потому что это секретный государственный объект и охраняется он серьезно. Для настоящих диггеров, которые занимаются этим не просто как легким хобби, а профессионально найти Метро 2 не большая проблема. Попасть туда – это уже другой разговор. Но к этому особо никто и не стремится, потому что это уже серьезное преступление. Если говорить о других экстремальных видах спорта, похожих на диггерство, то это пещеры, которых в Подмосковье, что удивительно, достаточно. Тут тоже на любой вкус: более просторные или более сложные. Насколько я знаю, много диггеров перебралось в пещеры. Многие ездят по России, исследуют древние катакомбы и это уже не какое-то детское увлечение, а серьезная профессия. Например, среди руферов есть те, кто успел залезть на дугу в Припяти. Фотографии с вершины дуги – это мечта многих руферов. Точно также для диггеров – это побывать в советском коллайдере.

- А есть какие-то наиболее опасные мировые маршруты?

По поводу мировых маршрутов, то, наверное, с трудом скажу, потому что это ведь что-то такое свободное, постоянно ищется что-то новое. По аналогии с нашими сталинскими высотками, это любые другие мировые высотки. Насколько я знаю, на Бурдж Халифа еще никто не залезал руфить, кроме Тома Круза. А так, на статую в Рио-де-Жанейро забирались, на шанхайские высотки. Есть канал очень известный на ютубе – “The Ruf”. Там как раз мои знакомые, которые занимаются этим профессионально и более того эти ребята официально основали движение «руферство» в мире. Понятно, что на крыши люди лазили всегда, но именно социальное молодежное движение подобное диггерству началось с этой компании и разнеслось по миру, так что они довольно известные ребята и они очень классно снимают. Это их работа, они путешествуют по миру, забираясь на самые высокие сооружения.

- Понимаешь ли ты, что во время твоих увлечений может произойти несчастный случай, тем самым приведя к необратимым последствиям и к психологическим страданиям твоих родных и близких?

Диггерство и руферство не назовешь безопасными. И как уже говорил, я не горжусь тем, что по молодости и на «инди» ездил, и зацепом на метро катался. Потому что, подумав сейчас, понимаешь, что риск свеч не стоит, но с другой стороны любой экстремальный вид спорта тоже опасен и даже более того, любое серьезное занятие спортом тоже опасно. И тут нужно просто видеть грань, так как жизни без риска не бывает, и нужно четко понимать стоит оно того или нет. Всякие бейсджампинги и прыжки с парашютом, все это безусловно рискованно. Но для людей, знающих статистику, поездка на машине тоже опасна и в иной раз даже сильнее чем бейсджампинг. Так что главное это мыслить рационально. И стараться как-то понимать и разграничивать риск, где можешь его себе позволить, а где не можешь. Ну и относиться ответственней, ценить свою жизнь и здоровье своих близких. Если относиться ответственно и соблюдать технику безопасности, то заниматься можно всем.

Армия

Представитель ДНР заявил, что попытка Украины наступать в Донбассе закончится для нее крахом

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью