Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Интервью 13+

Современная литература: жизнь или гибель?

, 08:35

Современная литература: жизнь или гибель?
pixabay.com

Евгений Замятин писал так: «Я боюсь, что у русской литературы одно только будущее: её прошлое.» Литература XXI века действительно является большим предметом для полемики. Аля Давыдова – начинающая писательница, которая в свои девятнадцать лет уже получила грант на издание книги. Хочется узнать у неё, имеет ли право на существование современная литература, или стоит согласиться с высказыванием Евгения Замятина?

- Аля, даже перед этим интервью ты сидела с ноутбуком и что-то писала. Скажи, над чем ты сейчас работаешь?

- В данный момент я решила посвятить лето тому, чтобы закончить все свои недописанные рассказы, чтобы начать полноценную работу над книгой, сюжет и идею которой я до сих пор продумываю.

- Какая главная тема этой книги?

- В моей голове очень долго теплилась идея написать произведение о том, как один разрушенный человек в семье создает цикл следующих разрушенных жизней. История будет о трех-четырех поколениях одной семьи. Главная героиня Люда будет страдать от жестокости своей матери, а потом начнёт неосознанно перенимать её модель воспитания и применять это к своему сыну, который, в свою очередь, также не сможет изменить сценарий, которому следует его семья из поколения в поколение. Это если говорить кратко.

- Я читала твои предыдущие рассказы. Меня они цепляют своим житейским содержанием и отражают грустную русскую действительность. Но и «хэппи-эндов» там тоже не было. Стоит ли ждать счастливый конец в этом рассказе?

- Мне нравятся хорошие концы. Я считаю, что в современном мире необходимо писать нечто такое, что будет давать читателю надежду, что жизнь не состоит лишь из черных полос. Не буду, конечно же, раскрывать конец книги, иначе весь интерес пропадет. Однако, отвечая на твой вопрос, могу сказать, что имя последнего человека этого цикла – Вера.

- Намёк мне понятен! А могу сделать предположение, что это произведение достаточно биографично?

- Знаешь, в любом творении писателя можно найти его самого, пусть даже через какую-то деталь в тексте или сквозь конкретного героя. Но в этом рассказе есть некая параллель моей жизни, безусловно.

- Какие у тебя были отношения с родителями, когда ты была ребенком? У тебя было счастливое детство?

- Я сомневаюсь, что мое детство можно назвать счастливым. Думаю, что большинство людей не может так охарактеризовать этот период своей жизни. В конце концов, это ведь тот самый отрезок, в котором создаются все травмы, которые ты несешь с собой дальше в жизнь. Могу сказать, что сейчас мои отношения с семьей складываются лучше, чем раньше.

- Можно ли сказать, что писательство – это твоя работа? Ты зарабатываешь на своём творчестве?

- Нет, и, если быть честной, это не совсем то, к чему стремлюсь конкретно в этой деятельности. Мое творчество не связано с материализмом, у меня нет цели заработать на этом. Писательство для меня это про то, чтобы взращивать свою душу, а не пополнять банковскую карточку.

- Значит, это не профессия, а скорее хобби?

- Определенно, нет. Писательство занимает центральное место в моей жизни, и играет значительную роль в становлении моей личности. Сейчас я, конечно, больше набиваю руку, участвую в разных конкурсах, езжу на разные семинары и мероприятия, посвященные творчеству, прохожу писательские курсы и много работаю над тем, чтобы совершенствоваться. Пишу и публикую свои рассказы на писательских форумах. Я получила министерский грант на издание своей книги, что было для меня абсолютной неожиданностью, но также неким доказательством, что я двигаюсь в нужном направлении и все-таки что-то делаю правильно. Конечно, мне бы хотелось однажды иметь возможность посвящать целые года написанию книг и творчеству, однако, я сомневаюсь, что так сложится жизнь.

- А можно ли вообще делить писателей на профессиональных и обыкновенных?

- Я на самом деле не люблю все эти разделения по категориям: профессиональный или обыкновенный писатель. Считаешься ли ты писателем, когда ты что-то написал в принципе или когда тебя опубликовали где-то, и ты получил признание, в котором нуждался. Это очень индивидуально и субъективно, и я действительно не считаю, что существует понятие, как «профессиональный писатель». Как минимум потому, что нет предела совершенству. Я не знаю, когда начинается «профессионал», когда вообще в голову приходит мысль о том, что вот все, я закончил своё развитие и достиг своей вершины. К тому же это все вкусовщина: что для одного человека покажется гениальным, то для другого – не стоит и гроша.

- Как ты считаешь, литература – предмет объективный или субъективный?

- Субъективный, конечно. Каждый читатель видит по-разному. Картина прочитанного рисуется в зависимости от призмы, через которую человек воспринимает творчество. Это зависит даже от душевных травм человека, от его личных убеждений и предпочтений. Конечно, как я сказала до этого, что понравится одному, то может не понравиться другому. Здесь судей не должно и не может быть.

- Значит, нельзя утверждать однозначно, что настоящая художественная литература кончилась, а деятельность современных писателей нельзя приобщить к понятию «литература»?

- Думать, что настоящая литература – это только Достоевский, Пушкин и Толстой – ошибка. Конечно, это великие гении, которые перевернули своими произведениями мир и понятие литературы, в целом. Но писатель отражает реальность, в которой он живет. Реалии меняются, мир переворачивается колоссально. Феномен человека перерождается, поэтому людскую жизнь необходимо показывать. Это, во-первых. Во-вторых, некоторые рассказы нужны не только для того, чтобы продемонстрировать, в каком жестоком и сером мире мы живем, но и пролить свет надежды – показать, что может быть тот самый счастливый конец. Это помогает. Иногда мне кажется, что в этом и есть смысл творчества – показать обществу, что красота в деталях, а счастье существует тогда, когда ты его создаешь для себя.

- А современным писателям нужно получать специальное образование, чтобы издавать свои книги?

- Конечно, нет. Писатель – явно не та профессия, за которой надо идти в вуз. Для того чтобы писать, нужно чувствовать в себе потребность обличать происходящее вокруг в слова. Конечно же, писательство, во многом, это о терпении и об упорстве. Не получится быть писателем, если ты рассчитываешь только на вдохновение или пишешь под действием эмоций. Вдохновение – это крайне редкая, неуловимая вещь, без которой если не можешь творить, то очень быстро закончишься. Рано или поздно эмоции и эйфория сотрутся, отойдут на задний план, и перед тобой будет лежать белый и раздражающий лист.

- Из-за этого случаются эмоциональные выгорания?

- Да, ты даже не представляешь, как часто это происходит. Бывают недели и даже месяцы, когда я не могу выдавить из себя даже абзац, словно все мои слова и идеи закончились. Это страшно. Главное, в этот момент помнить, что это временно, и каждому человеку нужно время, чтобы восполнить свои ресурсы.

- Что нужно делать, чтобы новые идеи появлялись?

- Пытаться расширять кругозор, обращать внимание на детали, на людей вокруг. Каждый из нас хранит в себе историю. Люди – это нескончаемый поток вдохновения. Я бы посоветовала добавить спонтанности в жизни. Разговаривать с той категорией общества, в которую ты никогда раньше не вписывался, путешествовать, соглашаться на разные авантюры. Эмоции, драйв. Удивляйте себя. Поражайте. Бросайте вызов. Живите.

- Какой главный совет ты можешь дать начинающим писателям?

- Следовать интуиции. Каждый человек боится, каждый считает себя, время от времени, самозванцем в этом деле. Прислушиваться только к конструктивной критике. И терпеть, набиваться шишки, писать и пробовать. Однажды, все получится.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram

Политика

Общество

В мире