> Защитник Донбасса Танай Чолханов: «Ветер свободы пах пороховой гарью, степью и горящими терриконами − это была Новороссия!» - Аргументы Недели

//Интервью 13+

Защитник Донбасса Танай Чолханов: «Ветер свободы пах пороховой гарью, степью и горящими терриконами − это была Новороссия!»

2 июля 2022, 12:56 [«Аргументы Недели», Анна Шершнёва ]

Фото: личный архив

Наш сегодняшний гость весьма лаконично отрекомендовался в самом начале нашей беседы. Потом представил «послужной список», который скрывает за собой массу событий, переживаний, бед, радостей, отчаянных порывов и надежд. Впрочем, пусть героя Новороссии открывают сами читатели.

− Здравствуйте, Танай! Расскажите нашим читателям немного о себе.

− Самые главные события моей жизни назывались «Русская Весна». Начало – трудное время, так было всегда. А события 2014 года, были такими вне всякого сомнения, Начало консолидации не просто абстрактных «русских сил» на Украине. Это была красная линия, между хаосом и порядком. И я, разумеется, не мог не принять в этом участия. Имея определенный армейский опыт... Начинал я в Крыму, потом были ЛНР, ДНР. Когда-нибудь историки расскажут что-то об этих днях. Но ни один историк не сможет почувствовать вкус того ветра свободы, который вдыхали мы. Ветер свободы пах пороховой гарью, степью и горящими терриконами. И это была Новороссия! Мы шли по обожженной степи и смотрели, как ветер уносит в глубокое голубое небо парашюты одуванчиков. И многие из нас, я бы сказал, самые лучшие, тоже были унесены этим ветром в бескрайнюю синеву этого свободного неба. Они отдали свои души ради того, чтобы это небо было свободным.

Я помню горящую технику. Я помню ночные бои в районе «Второй Площадки» в ДНР. Позиционная война, которая имела место у нас, неумолимо диктовала свои собственные законы. Ночью трассера напоминали лазерные лучи из какого-то фантастического фильма. Мы теряли товарищей.  Мы разговаривали со смертью длинными ночами, глядя на звезды. Мы слышали тишину сквозь раскаты артиллерийского огня. Тогда еще не было никакой «народной милиции», и, по сути, не было званий. Самое высокое звание, которое было у нас – это звание Ополченца Новороссии. Хунта называла нас повстанцами. Что могло быть выше этого?

− Как восприняли СВО со стратегической точки зрения?

− Во-первых, это было неизбежно. В каком-то плане… это не СВО. Это первые признаки изменения всего общественного устройства на планете. Некая кучка людей контролирует, или пытается контролировать распределение ресурсов планеты. Границы, государства, суверенитет становятся не более, чем фикцией. Против такого мироустройства выступает сам эволюционный порядок нашей Вселенной. По законам развития, материя развивается от первичного хаоса к построению все более сложных, гармоничных, красивых форм, которые связаны таким же гармоничным взаимодействием. Прогресс идет вперед. Массу людей можно освободить от тяжелого труда. Но для этого необходимо мудрое распределение ресурсов и прогрессивная система образования и воспитания. Та олигархическая система, основанная на бездумном потреблении, не собирается делиться своими ресурсами с людьми. Малая часть человечества сама провозгласила себя «элитой» и считает, что в праве вершить судьбы людей и решать вопросы жизни и смерти целых народов. Именно они навязывают сейчас толерантность к гомосексуализму и другим извращениям, культивируют культ потребления, проводят чудовищные социальные эксперименты на фоне достаточно спорных «пандемий» и прочих угроз. Разумеется, вся эта «элита» − не более, чем преступники.

Россия вступила в этот конфликт не только на внешнем, но и на внутреннем уровне. Именно та ситуация, когда «верхи» не могут, а «низы» не хотят жить по-старому… российские «элиты» были вынуждены принять это решение сверху, пока народ не принял его снизу.

− С какими трудностями сталкиваются наши бойцы сейчас?

− Бойцы не получают иногда элементарных вещей. Волонтеры собирают посылки – спальные мешки, нижнее белье, бронежилеты и квадрокоптеры, приборы ночного видения. Правда, жилеты и квадрокоптеры не пускает на фронт таможня… что является, по сути, преступным вредительством. Наша власть так же прекрасно вписывалась в мировой порядок. Мы потеряли технологии, военные концерны увлеклись показухой, в итоге вся система стала крайне неэффективной. На этом фоне очень странно празднование так называемого «дня России» именно в пределах той даты, когда мы лишились нашего Государства (читай, СССР) окончательно.

И когда начались боевые действия, все проблемы неминуемо обострились. Высветилась вся грязь, последствия коррупции, пустой пропаганды и показухи. В итоге весь удар за эти преступные вещи приняли наши бойцы. Честь и хвала нашим воинам, но вопрос – где головы тех, кто совершал эти преступления и из-за кого наша боеспособность оказалась подорванной?

Особо отмечу вот что. В Чечне, например, имамы в мечетях призывают граждан помогать операции всеми силами. Собирать деньги, покупать оборудование и медикаменты для отправки на фронт, жертвовать буквально последним. Как в Великую Отечественную Войну – «Все для фронта, все для победы!»

И теперь посмотрите, что происходит сейчас в руководстве РПЦ. Далеко не все священники готовы выступить в поддержку СВО! А я могу рассказать больше – было время, когда работать с православными в среде ополчения Донбасса вообще негласно было запрещено руководством РПЦ! И я знаю, почему это происходило – потому что церковь боялась потерять прихожан на Украине, открыто поддерживая Русский Мир. То есть, они закрывали глаза на происходящее тогда, и так же стараются помалкивать сейчас. А суть в том, что идет медленное религиозное вырождение. Тем патриотам, которые обратились за помощью в местные епархии, иногда предпочитают ответить, что «молитва – лучшая защита». Я считаю, что вот такие моральные вырожденцы-священники должны быть немедленно отправлены на фронт. Разумеется, без бронежилета или чего-либо еще, я бы хотел, чтобы они продемонстрировали свою «лучшую защиту» в действии.

− Знаю, что Вы занимаетесь нейтрализацией дронов противника. Можно подробнее об этом?

− Для решения проблемы малых беспилотников, которые, тем временем, могут нанести серьезный ущерб как технике, так и живой силе, нужны специальные решения. Нужны комплексы радиоэлектронной борьбы, которые будут достаточной мощности для воздействия на рой вражеских дронов, но в то же время иметь приемлемые габариты и мощность питания.

Группа техников, инженеров, радиофизиков, которую мне удалось собрать, решает эту проблему. Это гражданская инициатива. Все электронные компоненты для устройства находят волонтеры. Да, дело идет медленно, но оно, все же, идет.

− Крым теперь снова связан с материковой частью России. Как изменилась жизнь на полуострове за время возвращения его в РФ?

− Жизнь изменилась… Во-первых, появились дороги. При Украине их не было, были направления… Появился Закон. Исчезли бандитские формирования типа ОПГ «Меджлис»*, «Башмаки», «Селим». Да, все правильно – «Меджлис»* я ставлю в один ряд с прочей отморозью. Они так же ответственны за убийства, грабежи, рэкет, запугивания населения. Не стоит даже думать о них как о некой политической организации… И знаете, меня много чего может не устраивать в нашей внутренней политики, я имею в виду РФ. Но воздух в Крыму стал чище, люди добрее, а города и села красивее. Вот, собственно и все.

− Какие границы будут у Новороссии в составе России, на ваш взгляд?

− Нет смысла говорить о границах Новороссии. Либо мы снова станем мировым началом новой Эпохи Возрождения, либо нет. Мы должны снова стать Империей, вернуть себе потерянные земли и влияние. Тогда нас будут уважать. И вот тогда мы сможем провести собственную глобализацию. Дело в том, что глобализация, сама по себе, это не плохо. Просто большинство населения планеты отрицают западные ценности, толерантность, извращенность, бездумное потребление. Нам не нужна американская Статуя Свободы. Нам, с нашей имперской душой, нужна статуя Справедливости. И пусть эта Справедливость будет жесткой. Но пусть она будет одна для всех. Впрочем, мы не достигнем этого, пока не победим собственную псевдо-«элиту».  Многие могут сейчас сказать, что я бросаюсь громкими фразами. Ну что же, прочитайте Федеральный Закон № 323, статьи 47 и 66. Возможно тогда Вы поймете, что наша, по большей части либеральная страна принимает такие же чудовищные законы, которые диктует глобальный либеральный коллективный Запад. В соответствии с этим законом, живой человек, находясь в коме или просто в тяжелом состоянии, может быть признан мертвым всего лишь подписью двух врачей, и далее изъятие органов производится без согласия «трупа» − так как в этом законе прописана презумпция донорства. Прочитайте, ведь этот так называемый «закон» легко найти. Вот это и есть настоящее зло, настоящий сатанизм! Я считаю, что нам сейчас нужен мир без границ. Глобальная Империя, если хотите.

− Чего опасаются люди на территориях бывшей Украины?

− Чего опасаются проукраинские боевики и их приспешники меня мало интересует. Они должны быть взяты под контроль и работать на благо нашего общества. Ну, где-нибудь в шахтах, например.

Но вот наши сторонники действительно боятся, что Россия уйдет. Так, как это случилось под Киевом или под Харьковом. И вот тогда их жизнь ничего не будет стоить. Они, если говорить откровенно, боятся предательства со стороны нашей «элиты». И боятся не без оснований.

− Для чего СВО нужна России?

− Для формирования гармоничного, справедливого и здорового общества, согласно закону развития Вселенной. Как я уже говорил, если мы не преодолеем создавшийся кризис противостояния маленькой корыстной группы людей всему Человечеству, мы обречены на вымирание. Конфликт назрел. И это – только начало глобального преображения нашего общества. Может быть, кто-то еще не понял. Но наша жизнь больше никогда не станет прежней. А вот какой она будет – решать только нам! Каждому из нас.

− Кем вы видите себя в мирной жизни?

− Исследователем. Я открыт всему новому. Каждый прогрессивный человек открыт всему новому. Вот, например, в СССР, кроме боевого применения микроволновых технологий как средства радиоэлектронной борьбы, разрабатывались мирные направления применения радиоизлучения большой мощности. С помощью СВЧ боролись с вредителями сельского хозяйства, экспериментировали с разупрочнением горных пород, размораживали грунты в высоких широтах, и делали многое другое на основе данной технологии. Сейчас я и моя группа разрабатываем средства против вражеских дронов. Но после войны мы обязательно займемся и этой проблематикой.

Сейчас вообще пришло время глубинных перемен в мировоззрении. По моему мнению, Разум первичен во Вселенной. И я очень надеюсь, что Разум, в конечном счете, восторжествует.

    • Запрещённая в РФ террористическая организация.



Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте