Аргументы Недели Интервью № 38(782) 29 сентября – 5 октября 2021 г 13+

Актер Ян Цапник: «Мне положили в гроб алкоголь, но радость моя была недолгой»

, 19:48

Актер Ян Цапник: «Мне положили в гроб алкоголь, но радость моя была недолгой»
Фото АГН «Москва» / К. Зыков

Увидев один раз на экране этого актёра – точно не забудешь. Звезда фильмов «Горько!», «Самый лучший день», «Призрак», «Ёлки лохматые», «Физрук» – человек весёлый и лёгкий на подъём. Как говорит сам Ян ЦАПНИК, «мне не нравится продавливать попой диван. Я люблю постоянно быть в движении. Тогда и жизнь улыбается тебе «голливудской» улыбкой».

– Ян, а в обычной жизни вы позитивный человек? Или умело «надеваете» на лицо счастливую маску?

– Я с детства весёлый человек. Хотя как такового детства у меня не было. Я учился в спортивной школе: утром тренировки, днём – школа, вечером – опять тренировки. Когда приходил домой, падал замертво и спал. Но это совершенно не мешало мне быть позитивным ребёнком! И «виной» всему – мой папа. На момент моего появления на свет он служил артистом в Иркутском драматическом театре. Сколько себя помню, в нашей семье всегда царила демократическая и весёлая атмосфера.

Папа вечно что-то придумывал. Однажды ему приспичило дать мне «дополнительную нагрузку». Он решил, что мне непременно нужно научиться играть на скрипке! И я до восьмого класса вынужден был носиться с этой скрипкой. Свободного времени у меня и так не хватало, а тут ещё эти уроки. В один прекрасный день мне всё это надоело, и я решил, что должен показать свой характер! Была зима. Взял скрипку и отправился на ледяную горку, где, подложив под попу инструмент, с огромным удовольствием катался на ней. Конечно, я думал, что меня никто не заприметит, – ошибся! На мою беду, меня увидел папа, который возвращался с репетиции домой! На вопросы отца, почему я катаюсь на скрипке, а не на нотной папке, честно отвечал, что скользит она лучше и проезжаешь на ней быстрее. И что оставалось делать моему папе? Только посмеяться! Но музыкальную школу я всё же окончил. С трудом!

Но если с папой такие курьёзы проходили весело, то от мамы мне доставалось! С улыбкой, но доставалось. Женщина она была весёлая, но строгая. Бывшая спортсменка. Моя мамочка занималась лёгкой атлетикой, бегала дистанции на восемьсот метров и не знала устали «в моём воспитании». Она никогда не кричала на меня, но стоило ей только на меня посмотреть… И я, поджав хвост, моментально становился послушным ребёнком.

– В какой-то мере можно сказать, что вы были театральным ребёнком. А когда случилась первая роль?

– Ещё в детском саду. Ставили спектакль про Айболита, и мне досталась роль Медведя. Понёсся осваивать роль, но пыл мой быстро поубавился. А всё дело в костюме! Он был такой тяжёлый и ужасный, что я просто плакал, когда его надевал. А если учесть, что в нём невыносимо жарко, то все «удовольствия мира» получил от роли Медведя. Понятно, что вскоре просто возненавидел этот спектакль и театр.

– Но всё же вы стали актёром. Как произошло «примирение» с искусством?

– Это произошло в 1976 году. В Челябинске. Местное телевидение решило запустить спектакль про Голубого щенка. И меня туда позвал папа. Да! Он играл там Кота, а я – Щенка! Мне было всего семь лет, а у меня же главная роль! Как я гордился. Школу забросил окончательно и целыми днями пропадал на репетициях. Но это не была ещё «верхушка» моей карьеры! Меня заприметили и пригласили в Челябинский театр драмы, где ставили спектакль «Отечество мы не меняем». Конечно, без протекции папы не обошлось, но роль «мальчика со скрипкой» я сыграл неплохо. Я так думаю. Когда заканчивался спектакль и актёры выходили на поклон, то мне непременно дарили цветы. А это и есть признание актёрского таланта (смеётся). Вообще с театром у меня складывались вполне приятельские отношения. В школьные годы сыграл пять ролей. И получал за это деньги. Правда, отдавал все свои заработанные гонорары родителям, но и мне перепадало что-то. Ну должен же я, работающий школьник, иметь свои карманные деньги (смеётся).

– Так вы были вполне состоятельным молодым человеком!

– Играл до пятого класса. А потом выяснилось, что я вырос из прежних костюмов, а новые мне не шили. Ролей подходящих не было. Пришлось «забить» на актёрство и отправиться заниматься гандболом. Конечно, папа очень опечалился, а вот мама возрадовалась! Меня же резко развернуло в сторону спорта. И я действительно, увлёкся гандболом. И вновь забыл об учёбе. Но спорт – это не только изнурительные тренировки, но и фирменные кроссовки, костюмы. Чувствовал себя крутым парнем! Одним словом, светила мне профессия спортсмена, но судьба распорядилась иначе. В 1985 году (как сейчас помню!) была одна сложная тренировка… Занимались мы часа четыре, а на улице страшнейшая жара, и я получил солнечный удар. И вынужден был проваляться дома почти месяц. В итоге с профессиональным спортом пришлось завязать. И что оставалось делать бедному мальчику?

– Что?

– Конечно, поступать в театральный институт!

– Как вас кидало из стороны в сторону, однако…

– А что делать? Устраиваться в жизни нужно? Да и гены взяли своё. Решил я, что мне необходимо отправиться в Москву. Но не тут-то было. Я совсем не учёл, что в этом 1985 году в столице проходил Всемирный фестиваль молодёжи и студентов и экзамены в институты прошли раньше. То есть я просто опоздал. Но не расстроился. А с улыбкой и рвением отправился в славный город Свердловск, где курс набирал замечательный педагог Ярополк Леонидович Лапшин – он был огромным авторитетом на Свердловской киностудии и снимал такие прекрасные картины, как «Угрюм-река», «Приваловские миллионы». В тот год конкурс был огромный. На одно место претендовало около двухсот человек! Уж не знаю, как поступил, но… поступил. Возможно, роль сыграла моя юношеская смелость или наглость, но я ничего не боялся и был самим собой. А естественность очень ценится. Так стал студентом. Но без курьёзов не обошлось. Я совершенно не умею писать сочинения. А на общих экзаменах в институт без этого не обойтись. Тема сочинения была изумительная! «Лев Толстой. Роман «Война и мир». Нужно было раскрыть образ Кутузова. А я ничего не помнил из Толстого. А о «Войне и мире» я только слышал. Что я мог написать? Но и тут судьба подкинула мне шанс… Комиссия, уловив, что нынешние абитуриенты ничего не напишут, решила устроить устный опрос. И я таки должен был рассказать о Кутузове. Но я помнил только Чапаева! Мучился долго, нёс ерунду, а потом решил жестом изобразить великого полководца. Я просто зажал один глаз и сказал: «Вот такой был Кутузов!» Меня выперли из аудитории, но свою тройку я получил. Учился самозабвенно, но только до второго курса… Меня забрали в армию. В тот год студентам отменили всякие освобождения. И я стал солдатом.

– То есть вы реально служили? А как насчёт того, чтобы «откосить»?

– Знаете, я твёрдо был уверен, что армия нужна для молодого человека. Рос в обществе, где понятие «родина» не было пустым звуком. И в мыслях не было, как вы говорите, «откосить». Удивляюсь, если честно, современным молодым людям. Сейчас считается, что в армию идут одни идиоты. А это страшно! В моё время была ИДЕЯ. А защищать Родину – не пустая ИДЕЯ. А сейчас слова «родина» и «идея» заменены на фразу – «хорошо жить». Ну и как с таким подходом молодые люди будут вставать на защиту Родины? Им просто нечего защищать! Не хочу даже продолжать эту тему. Просто расстраиваюсь.

– Это правда, что вас сразу после армии пригласили в военный фильм «Афганский излом»?

– Правда. Но «романа» с этим фильмом у меня не сложилось. Почему? Я поспорил с режиссёром Владимиром Бортко. Не мог понять, а зачем на роль советского майора приглашают итальянского актёра Микеле Плачидо?! Разве у нас нет достойных актёров? Явился я на студию в десантной форме и высказал всё режиссёру! И ушёл! Дурак был.

– А как же с институтом? Вы его окончили?

– Конечно! Решил, что раз меня зовут уже в кино, то и институт мне нужен столичный (улыбается). Переводом оформился в ЛГИТМиК. Это в Питере. И тут мне вновь улыбнулась судьба. Когда я подавал в Ленинградский институт документы, то встретил Владимира Викторовича Петрова. Это удивительный педагог, который приезжал к нам в Свердловск, чтобы посмотреть на тамошних студентов. Бросился к нему, напомнил о себе, и он меня взял на прослушивание. Он-то взял, а ректор был против! Дело в том, что я решил похулиганить перед прослушиванием… Встал около подоконника и стал плевать в потолок. Загадал, что если моя слюна долетит до потолка – переведусь! Она долетела. До ректора…

Уж не знаю, как Владимир Викторович отстоял меня, но я стал студентом ЛГИТМиКа. А учился я с Игорем Лифановым, Дмитрием Нагиевым, Толиком Журавлёвым. И мы реально учились! На шутки, хулиганства времени совершенно не было. И денег тоже не было. Мы получали стипендию 45 рублей, а майка в магазине стоила 200, например. Но мы были счастливы, веселы, талантливы и смотрели в будущее.

– И будущее вам улыбнулось. У вас вполне успешная карьера в кино. Фильмы «Горько!» и «Горько! 2», и вы уже звезда! Как вас занесло на эту роль?

– Весёленькая картина получилась! Мне лично нравится. Идея в ней жизненная. Ничего надуманного. Обычная семья, рядовые споры, драки на свадьбе, побег от бандитов. Чем не реальная история?

– Кто спорит? Но уж ложиться в гроб… Ваш коллега – однокурсник Дмитрий Нагиев мне в интервью говорил: «Ни за какие деньги я в гроб не лягу!»

– А вот я лёг! И не просто лёг… А с бутылкой водки! Есть такая примета.

– Что, актёры должны в гроб с водкой ложиться? Тогда сам нечистый не страшен?

– Вы не понимаете…

– Точно! Не понимаю!

– Это противоядие от сглаза!

– А что, есть те, кто завидует актёру в гробу?

– Конечно! И много! Объясняю. Если актёр без водки ляжет в гроб, то может случиться несчастье. А если есть водка, то психологически ты защищён. Серьёзно! Мне положили в гроб алкоголь, но радость моя была недолгой. Какой-то поганец достал водку, выпил её, а в бутылку налил воды. Вы понимаете, какой у меня был стресс?

– Догадываюсь. Как же решили проблему?

– Я достал водку из своих запасов. Понимаете? И съёмки прошли удачно.

– После такого весёленького сериала поклонницы не замучили?

– Если честно, то я привык к вниманию. Помните сериал «Бригада»? Там вышла интересная история. Пришёл я на «Мосфильм» и встретил свою знакомую. Она работает помощником режиссёра. И помогала в сериале «Бригада». Вот она мне и предложила обратиться к режиссёру картины Алексею Сидорову. Сказала, что он ищет «новые лица». И я с ходу понёсся к нему. Прихожу и спрашиваю: «Вам артисты не требуются?» И получил роль! Роль «глухонемого негра во втором составе». Но разве это могло меня устроить? И решил сам себе придумать роль. Роль получилась интересная – трусливый бизнесмен, который весь сериал бегал от Саши Белого. Придумал я, но фильм снимал Лёша Сидоров. И мне необходимо было его убедить, что этот персонаж ему нужен. И у меня получилось! Очень благодарен Лёше, что он поверил в меня и ввёл эту роль в картину. И вот тогда меня стали узнавать на улице. И это было приятно.

– А как насчёт звёздной болезни?

– Какая болезнь? Какая звёздность? Мне такое неведомо.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

В мире

Глава ДНР Пушилин: Украина делает все возможное, чтобы развязать полномасштабные боевые действия в Донбассе

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью