ПОДПИСКА (Газеты + Книги + Бонусы) или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Интервью 13+

Депутат Госдумы Пятикоп: «После развала Союза мы в деле образования склонили колени перед Западом»

, 13:00 [ «Аргументы Недели», , Обозреватель отдела Общество ]

Депутат Госдумы Пятикоп: «После развала Союза мы в деле образования склонили колени перед Западом»
Фото: Александр Пятикоп

Пока школьники боятся возобновления дистанционного образования в новом учебном году, сама система переживает совсем не лучшее время. Депутат Государственной Думы, Заслуженный учитель России и кандидат педагогических наук Александр ПЯТИКОП рассказал о том, какие бреши в системе образования показала пандемия и почему это произошло.

– Начнем с наболевшего. Говорят, что с сентября школы вернутся к дистанционному образованию. Это правда?

– Я неоднократно слышал эти вопросы от своих избирателей и видел вбросы в интернете. На прошлой неделе состоялся отчет Правительства в Государственной Думе. Михаил Владимирович Мишустин отрезал: он не видит школы без очного взаимодействия учителя и ученика. Поэтому Правительство сделает все, чтобы учебный год начался нормально. Я с ним полностью согласен.

Дело в том, что само дистанционное образование было всего лишь временной мерой, которую диктовала пандемическая ситуация. Мы пытались защитить детей. Теперь ситуация нормализовалась, нужды в карантине нет.

– Но ведь коронавирус в некоторых регионах все еще не утих. Школы будут возвращаться к нормальному режиму несмотря на это?

– Разумеется, в тех регионах, где будут вспышки, вновь введут дистанционное обучение. Но опять же как временную меру.
Знаете, есть такой парадокс – у нас появился новый орган власти. Это так называемая «санитарная власть». И вот именно она призывает: сохранить здоровье детей, педагогов и родителей. Поэтому дистанционное образование в отдельных регионах могут вернуть, либо учебный год сдвинется. Но лично я уверен, что дети с первого сентября все-таки пойдут в школу. Об этом, кстати, говорит еще и динамика выявленного коронавируса за время летнего отдыха. Люди продолжают изолироваться, меры безопасности в стране соблюдаются. Думаю, мы все-таки начнем учебный год нормально.

– А проблем из-за того, что прошлая четверть закончилась дистанционно в новом учебном году не будет? Насколько я знаю, такой формат выявил некоторые бреши в системе образования.

– Конечно, проблемы будут. Новый учебный год точно начнется с того, что сентябрь педагоги потратят на закрепление или повторное объяснение материалов, которые ученики не смогли освоить дистанционно. И, действительно, пандемия поставила целый ряд проблем в образовании. По всему миру. И в России в том числе. Во-первых, ученики, родители и педагоги оказались психологически не готовы работать в такой среде. Человек биосоциальное существо, без общения ему очень сложно. Мы убедились: дистанционный формат не заменяет человеческого общения. Последние исследования показали, что 60% школьников вообще категорически против нового формата. Они хотят вернуться в учебные заведения. Родители тоже недовольны. Если до пандемии они жаловались, что им некогда пообщаться с детьми, теперь они взвыли и сказали: «возьмите наших чад назад». В тоже время педагоги, особенно старой школы, оказались совсем не готовы к новой форме подачи информации. Если молодые преподаватели адаптировались быстро, тем, кто в возрасте, это далось сложнее.

Помимо прочего несовершенными оказались и образовательные платформы.

– Практика показала, что они нуждаются в совершенствовании?

– Определенно. На это указывал и президент, когда говорил о развитии цифровой экономики и совсем недавно поднимал вопрос Мишустин. У нас интернетом охвачено 70% территории России. 30% – нет, но там тоже живут люди. Отсюда вытекает вопрос в том числе о том, как это исправить. Решением станет, например, телевидение: нужно сделать образовательный канал. В любом случае все это еще долго будет обсуждаться. Но пандемия совершенно точно стала мощным толчком и стимулом к повышению квалификации всех, кто работает в системе образования.

Нам нужны новые педагогические технологии, необходимо затронуть вопрос о содержании образования, понять, чему учить, затронуть взаимодействие педагогов, учеников и родителей на новых основах, с учетом реальности. Сюда же относится и помощь государства многодетным и малоимущим семьям. Она должна быть, ведь не у всех есть компьютеры, ноутбуки, смартфоны. Должны выделяться средства для приобретения и обучения таких детей.

– Не получится так, что мы подстроимся под новые стандарты, а старые просто исчезнут? Многие считают, что они куда эффективнее.

– Стандарт – это содержание образования и количество времени, которое должно быть затрачено учителем на обучение. Речь идет о другом. О форме подачи, инструментариях, а не о содержании. Но если все-таки говорить о стандартах: на сегодняшний день у нас есть договоренность с министром просвещения Сергеем Сергеевичем Кравцовым: ничего нового вводить не будут. Но проведут ревизию тех стандартов, которые есть.

Вот недавно, например, шумели вокруг содержания стандартов по литературе – педагогическое сообщество было недовольно. А откуда эти стандарты взялись? Объясняю. С 1993 года мы по велению Болонской конвенции, подписанной Россией, стали адаптировать свою систему образования под Запад. И только теперь поняли, что ничего хорошего из этого не вышло. Мы просто теряем свою фундаментальность и не приходим к прикладной направленности образования.

– И какие есть пути решения проблемы?

– Меня иногда критикуют, потому что я бы поступил жестко, но… Думаю, что в период санкций нам нужен мораторий на действие Болонской конвенции. Все равно после развала Советского Союза мы в деле образования склонили колени перед Западом. Наши дипломы там просто не признают. Но мы ведь разрушаем свое будущее! Хотя и не все так плохо: в двух посланиях президента Федеральному Собранию Владимир Владимирович Путин сказал, что нужно вернуть в школу традиционные ценности. Буквально на последнем заседании мы приняли в упрощенном варианте поправку закона об образовании, которая ставит воспитание впереди обучения. Воспитание вернется в школу – это не может не радовать. Потому что мы уже давно видим, как детей воспитывают по западным лекалам. Это общество индивидуалистов. На Западе кризис идеологии и воспитания. И я не понимаю, зачем мы этот кризис перенимаем. Почему остается вопрос об экспорте российского образования? У нас мощная фундаментальная образовательная подготовка. Нужно к этому вернуться. Так давайте приостановим действие Болонской конвенции. Мы ею не решаем ничего, а только выхолащиваем образование. Это нужно менять.

В мире

Стрелков: в случае наступления Украина разгромит ДНР и ЛНР за считанные дни, если Россия немедленно не вмешается

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью