ПОДПИСКА (Газеты + Книги + Бонусы) или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Интервью 13+

Надежда Бахтина: «Мы были со спектаклем в женской колонии»

, 13:14 [ «Аргументы Недели», ]

Надежда Бахтина: «Мы были со спектаклем в женской колонии»
фото: личный архив

Надежда Бахтина родилась в Пушкино Московской области. Зритель знает актрису по ролям в таких фильмах и сериалах, как «Кармелита», «Граф Крестовский», «Одинокий волк», «Пушкин: последняя дуэль», «Сталин. Live», «Четвёртая группа», «Цыганки», «Господа Головлёвы», «Сёстры Королёвы», «Дар», «Отражение», «Тяжёлый песок», «Расскажи мне обо мне», «Королева игры», «Простить нельзя расстаться», «Свидетельство о рождении» и др.

 

Фото: личный архив

- Надежда, красота помогает в актёрской профессии, или порой мешает?

- У красивого человека больший диапазон в творческом плане. Но бывает, что слишком яркая внешность мешает кого-то сыграть. Я бы с удовольствием исполнила роль простой деревенской бабы в обычной житейской истории. Но меня в такое кино никогда не звали.

- Вы снимались в сериале «Сёстры Королёвы», где вашего отца играл Богдан Ступка. Чем запомнился этот великий актёр?

- Прекрасный, чудесный артист! Я ещё до нашего личного знакомства восхищалась им и его ролями. И вдруг мне посчастливилось столкнуться с Богданом Сильвестровичем в работе, сыграть его дочь. Он такой интересный в общении, от него всегда шло какое-то тепло, юмор.

По сценарию, моя героиня очень обижена на отца. Ей было 16 лет, когда она сбежала из дома в Москву. Десять лет она не общалась с отцом. И вдруг он к ней приезжает отец. Она с ним держалась холодно. Никаких эмоций. Уже уходя, отец повернулся к дочери и сказал: «Прости меня, доченька!» В глазах Богдана Ступки стояли неподдельные слёзы. Это был такой мощный человеческий посыл, что у меня всё просто хлынуло из глаз. Вся сцена получилась настолько по-живому!.. Это был, конечно, величайший партнёр.

«Сёстры Королёвы» - это одна из моих любимых ролей. Потому что я там совсем другая. Короткая стрижка, вся такая деловая, занимается айкидо...

- А были реальные занятия айкидо перед съёмками?

- Были. Съёмки проходили в Геленджике. И там же было несколько занятий по айкидо. В фильме есть кадры, где я дерусь на каких-то палках. Надо ещё было сделать так называемый «восточный кувырок». В Щуке у нас так хорошо преподавали сценическое движение, что, спустя годы, я с лёгкостью выполнила выполнила этот непростой элемент.

- Вы сыграли роль Александрины Гончаровой, сестры жены Пушкина в картине «Пушкин: последняя дуэль». Любите сниматься в исторических костюмах – в платьях с кринолином, корсетах, шляпках?

- Да, люблю. Исторический материал – это моё. Александрина Гончарова - одна из моих первых работ. Мне посчастливилось сниматься у Натальи Сергеевны Бондарчук. Она мне многое дала, тогда только начинался мой путь в кино. Я видела её ещё в «Солярисе» Андрея Тарковского, в «Звезде пленительного счастья».

Снималась картина «Пушкин. Последняя дуэль» довольно долго, много материала не вошло в конечную версию фильма. Но в платьях красивых я находилась и наплясалась на балах. Вальс, мазурка. Мы снимали в Петербурге, непосредственно в тех местах, где происходили исторические события. В частности, в квартире на Мойке. Очень впечатляющая сцена была, когда Пушкин умирал. Александра Сергеевича блестяще сыграл Сергей Безруков. Это настолько выглядело реально, что, я помню, мне было даже не по себе, когда снимали эту сцену.

- Вы сыграли роль в сериале «Дар» - о даре предвидения. Сами верите во всякие предчувствия, предсказания?

- У меня бывают вещие сны. Это часто связано с очень личным, и я не могу об этом рассказывать. Перед смертью любимой бабушки у меня было предчувствие её конца. Мне кажется, у каждого человека бывают такие моменты предчувствия, что-то ему открывается неведомое. Хотя я всё равно стараюсь относиться к этому спокойно, но, конечно, есть люди, у которых такой дар есть. Но много и шарлатанов встречается. Есть прозорливые старцы, святой жизни люди. Но их очень мало.

- Вы с какими-то старцами общались?

- Отец Власий служит в Боровском монастыре, недалеко от Москвы. Этот монастырь основал Пафнутий Боровский, святой. Старец Власий – очень известный человек в православных кругах. Попала я к нему случайно, приехала «за компанию» со своим знакомым, который определялся в жизненном пути – монашество или светское общество. Тогда, лет 10 назад, у меня самой были вопросы, которые меня беспокоили. И отец Власий сказал мне такие вещи из моей жизни, которые он явно увидел, он не мог этого знать! Я была поражена…

- В фильме «Отражение» дело происходит в женской колонии. Снимали на настоящей зоне?

- Да, снимали в Можайской женской колонии. Я играла стажёрку-следователя. На меня тамошняя обстановка сразу произвела тягостное впечатление. Энергетика была давящая. Я была на каблуках, красиво одета, накрашенная, с причёской. И это дико контрастировало с окружающей атмосферой. Начали снимать. Я, стуча своими каблучками, иду по плацу. И краем глаза вижу, как на меня в упор смотрят осуждённые женщины, в одинаковых робах и платках. Нелёгкое испытание, должна вам сказать!

После этих съёмок в «Отражении» прошло довольно много времени. И вот прошлым летом я опять попала в женскую колонию под Можайском. Мы поехали туда с театром «Живая вода», играть спектакль «Он-она». Замечательный спектакль, который посвящён проблемам семьи.

На этот раз у меня не было тягостного впечатления. Нам немного рассказали про быт осужденных, я увидела клумбочки с цветочками, заботливо ухоженные. Посмотрели, как осужденные репетируют. У них в колонии, оказывается, каждый год проходит фестиваль спортивного танца. И все они в своих робах танцевали под энергичную музыку.

- Как прошёл спектакль?

- Великолепно. Какие это были благодарные зрители! Была смешная ситуация. В самом начале спектакля на сцену выбегает моя героиня с мужем и, глядя в зал, муж говорит: «Ой, Марусь, а чёй-то они сидят?» «Ну, сидят себе и сидят. Да пусть сидят!» - отвечает жена. И тут мы понимаем, что в данном контексте эти реплики звучат двусмысленно. В зале повисла тишина. И вдруг раздался оглушительный хохот…Как они смотрели этот спектакль, так, наверно, никто его не смотрел. Они поняли всё. Это был какой-то актёрский катарсис – такая шла отдача из зала. Это было то, ради чего и существует театр. Зрители, искренние, тонко чувствующие, и плакали, и смеялись. А в конце так аплодировали, что мы все даже прослезились…

Фото: личный архив

- Вам приходится часто плакать на сцене или в кадре. Как технически вызываете слёзы?

- Не знаю, у меня всегда это само получается. Я стараюсь не думать о своих умерших родственниках. Это не совсем правильно, на мой взгляд. Я просто вхожу в предлагаемые обстоятельства своей героини. Мы все переживали боль. Чем больше тебе лет, тем больше становится опыт боли. И всё это где-то хранится. Твоя актёрская задача просто запустить этот механизм. Я действительно много плакала перед камерой и на сцене, так много, что мне это уже порядком надоело.

- Вы сыграли главную роль в мелодраме «Королева игры». Почему этот жанр сейчас так популярен в России?

- Ну, знаете, русская душа, русская женщина, она любит посочувствовать и, опять же, поплакать. Мелодрамы в основном смотрят женщины. И то, что там происходит, созвучно их мировосприятию…Съёмки в «Королеве игры» были очень интересными. Это было ещё до событий в Украине, мы снимали в Карпатах, во Львове. Я вообще много снималась в Украине.

- А сейчас вас туда пускают?

- Я точно не знаю. Была у меня одна история. У меня много друзей, родственников в Украине. Я очень люблю Киев. Много с ним связано. И как-то мне позвонили и сказали, что сейчас дописывается сценарий, где мне предлагают главную роль. Всё это было уже после событий. Съёмки предполагались в Киеве и Одессе. «Вы снимаетесь в Украине?» - спросили меня. «Да, конечно!» - ответила я и стала ждать сценарий. Но мне его что-то всё не присылали. А я имею дурную привычку не перезванивать. Прошло время. А потом в фэйсбуке читаю сообщение от своей приятельницы с Украины. Она писала, мол, как жалко, Надюша, что ты отказываешься сниматься в Украине по политическим соображениям!.. Я просто обалдела. «Когда это я отказывалась?» - написала в ответ я. «Ну вот тебе звонили, предлагали главную роль, а ты отказалась». Я была в шоке. Кто-то распространил обо мне такую информацию, а я ни сном, ни духом. Кто это сделал, для чего, не знаю. Но мне было очень неприятно.

- Какая роль была для вас физически самой сложной?

- Пожалуй, в той же «Королеве игры». Съёмки проходили в Питере. Практически до Нового года мы снимали лето. Представляете? Я бегала в летнем платье, когда уже выпал снег и была минусовая температура. И когда мне режиссёр говорил: «Надя, иди левее, справа по кадру сугроб», мне не было смешно. Я мёрзла капитально, хотя меня пытались утеплять, клали в туфли какие-то греющие стельки. Мы снимали всё на фоне зелёных елей, потому что остальные деревья стояли голыми. Наши рабочие красили зелёной краской остатки травы на газоне. Всё это было тяжело. Но мы всё выдержали!

 

фото: Ольга  Печененко

- Какие смешные ситуации случались у вас на съёмках?

- Несколько съёмочных дней в сериале «Цыганки» проходили в Венеции. Был конец июля – самая жара. Поэтому снимали с раннего утра до полудня. Моя героиня была в положении, на сносях. Под платье мне прикрепили большой синтепоновый живот. И вот закончилась съёмка, солнце уже изрядно припекало. Обычно мы переодевались в отеле, куда нас возили на моторной лодке по водному каналу. Но тут я поняла, что больше пяти минут не выдержу. Попросила помочь мне снять «живот» нашу художницу по гриму Наташу. Мы пересекли площадь, нашли какое-то кафе, где итальянцы пили свой полуденный кофе. В дамскую комнату стояла очередь. Увидев мой «живот», какая-то женщина пропустила меня вперёд. Мы зашли. Наташа помогла мне снять синтепон. Через некоторое время мы выходим. Наташа несёт в руках большой свёрток, я иду уже не беременная, без живота. Представляете, с каким изумлением глядели на нас итальянцы?!

 

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью