Утомленные стронцием

26 апреля – День памяти Чернобыля

, 00:00

Утомленные стронцием

  Российская зона Чернобыля - территория на юго-­западе Брянской области, рядом с украинской и белорусской границами. От Чернобыльской катастрофы пострадали и другие регионы, но «зона отчуждения», «зона обязательного отселения» в России - только здесь.

 Прошлое, настоящее и будущее этих мест - на страницах «Аргументов неделi».

 В АПРЕЛЕ 1986 г., после взрыва на АЭС, черные тучи, облака, нашпигованные радиоактивными элементами, повинуясь мощным ветрам, двинулись с Украины на Москву. Чтобы предотвратить радиационный дождь над Кремлем, облака «расстреливали» на российско-­украинской границе. Местные жители вспоминают, как гудели в небе самолеты, а затем сразу же шли ливни. Эти дожди и принесли сюда радиоактивный йод, цезий, стронций - все, что до сих отравляет и еще много лет будет отравлять людям жизнь. При уровне радиационного загрязнения почвы в 1-2 кюри/кв. км уже есть повод для беспокойства о здоровье. Здесь же дозиметр показывает в разных местах и 30, и 40, и 50 кюри/кв. км… Несколько сел еще в советские времена отселили полностью. Экологические беженцы получили дома и квартиры в других районах Брянской области. Некоторые вернулись обратно - не понравилось им на новом месте. Большинство же никуда и не уезжали.

Выпей йоду

 ЖИТЕЛЬ села Старый Вышков Иван Малашенко узнал о Чернобыльской катастрофе из новостей Би-­би-­си. О том, что пострадала и Россия, поведала «Немецкая волна». Старенький приемник ВЭФ ежедневно в конце апреля 1986 г. давал свежую информацию из-­за рубежа о масштабах катастрофы, а Всесоюзное радио тогда сообщало о ходе посевной и театральных премьерах. Лишь в середине мая людям сказали правду, и то не всю. Мол, соседи-­украинцы пострадали, надо им помогать. Прошел даже субботник, и колхозники перечислили заработанные деньги братскому украинскому народу. Только в конце мая узнали - уже месяц сами живут в радиационной зоне. В село привезли раствор йода, врачи советовали пить его ежедневно. Но было уже поздно - радиационный йод проникает в щитовидную железу очень быстро, и подобные «профилактические мероприятия» надо было проводить еще в апреле. Люди этого, конечно, не знали и стояли в очередях за бесплатным йодным раствором.

 Еще одна рекомендация врачей: стараться не есть овощи со своих огородов, грибы и ягоды из соседнего леса. Год-­два после катастрофы в местные магазины даже завозили дефицитные по тем временам тушенку, сгущенку, консервированные овощи. Но заработки колхозников и пенсии селян были малы, и магазины опустошали заезжие спекулянты. А на столах местных жителей и тогда, и сейчас - своя картошка, свинина, соленые грибы.

 Здоровье тут может подорвать и обыкновенная печь. Дрова и торф тоже сейчас содержат стронций и цезий. Затопил печь - включил, как здесь шутят, маленький реактор прямо в хате. Вообще многие люди с иронией относятся к предупреждениям врачей и радиологов. Иначе, наверное, не выжить, если ежеминутно думать о том, какую опасность представляет все вокруг - вода, еда, воздух.

 А ежемесячное пособие за проживание в радиационной зоне все называют «гробовыми». Даже в сберкассе, в бухгалтерии сельхозпредприятия можно услышать сюрреалистические диалоги: «Это гробовые мне за какой месяц дали?» - «Гробовые сейчас дают за март». Пособие с таким жутким названием - максимум 500 руб. в месяц.

Национализм страшнее радиации

 ОДНИ уезжают - другие приезжают. После развала Советского Союза в российской зоне Чернобыля стали селиться беднейшие беженцы из Узбекистана, Таджикистана, Киргизии - те, кто не мог купить квартиру в экологически благополучном регионе.

 Татарин Семигулла Моряков бежал из Таджикистана 15 лет назад. Страшно стало за детей - им стали угрожать таджикские националисты. Квартиру и дачу продал за копейки, денег хватило лишь на покупку контейнера для личных вещей. Еще в Таджикистане узнал, что есть в России место, где бесплатно можно получить дом. Крыша над головой, работа - можно передохнуть, осмотреться… Но семья Моряковых уже лучшей доли не ищет, осталась жить в Новозыбковском районе Брянщины.

 Здесь еще много пустующих домов. По ночам с крыш таких домов снимают шифер и железо, выдирают рамы вместе со стеклами, разбирают печи - огнеупорный кирпич нынче дорог. Куда увозят эти материалы - неизвестно. Может быть, продают, может, себе где-­то дома строят. Но жизнь в таких домах вряд ли будет долгой и счастливой - дозиметр тревожно сигналит, как только подходишь к стенам.

Столица российской зоны Чернобыля

 В РАДИАЦИОННУЮ зону попал целый город - Новозыбков, 42 тыс. жителей. Три века назад этот город основали бежавшие из Москвы после раскола церкви старообрядцы. И сейчас в Новозыбкове два огромных старообрядческих храма, единственное в России выс­шее духовное училище древлеправославной церкви, много верующих. Здесь до недавнего времени была резиденция главы конфессии - архиепископа Новозыбковского, Московского и всея Руси. Да, именно в такой последовательности. Сейчас эта последовательность изменилась, и резиденция переместилась в Москву.

 Если заглянуть в историю глубже, то мы увидим радимичей - древнее славянское племя, жившее на этой земле. «Радимичи» - так называется общественная организация, работающая в Новозыбкове. Создал ее 20 лет назад Павел Вдовиченко, преподаватель местного пед­училища. Он вместе со своими студентами ездил тогда по окрестным селам, помогал одиноким старикам. Сейчас «Радимичи» - одна из самых эффективных общественных организаций России. С нею сотрудничают ООН и ЮНЕСКО, немецкие и швейцарские благотворительные организации. «Радимичи» открыли детский лагерь в экологически чистом районе Брянщины - там отдыхают школьники из Новозыбкова, с помощью зарубежных врачей лечат детей с ДЦП, с задержками в развитии. Известная теннисистка Мария Шарапова, получив в Нью­Йорке звание «Посла мира ООН», объявила, что первым ее гуманитарным проектом станет поддержка «Радимичей».

Период полураспада

 ПЕРИОД полураспада различных радиоактивных элементов, усеявших эту землю, исчисляется десятками и сот­нями лет. То есть ни наши внуки, ни правнуки не будут тут в безопасности. Онкологические болезни, тяжелые формы других заболеваний у жителей городов и сел радиационной зоны встречаются гораздо чаще, чем у других россиян. Выращивать на этой земле относительно «чистые» зерно и овощи можно, но нужны специальные удобрения, дополнительные агрономические работы по улучшению почвы - все это делает сельхозпродукцию дорогой и неконкурентоспособной. Радиационное загрязнение лесов угробило местную деревообрабатывающую промышленность. Хорошие специалисты уехали - на заводах, в больницах, учебных заведениях дефицит квалифицированных кадров.

 Сельское хозяйство и промышленность в российской зоне Чернобыля сами находятся в периоде полураспада. Будет ли этот распад полным, зависит от того, появятся ли новые эффективные государственные программы помощи радиационным территориям.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Аргументы НеделиАвторы АН

Общество

Аргументы НеделиИнтервью

Происшествия

Общество

Общество