Мягкая сила

Как фельдмаршал Румянцев-Задунайский присоединил Украину к России

, 19:04

Мягкая сила

15 января – 290 лет со дня рождения великого русского полководца Петра Александровича Румянцева-Задунайского. Но фельдмаршал побеждал не только в битвах. Украину для России он завоевал отнюдь не шпагой.

Вместо отставки

Когда в 1762 г. в результате заговора был свергнут император Пётр III и на трон под именем Екатерины II взошла его супруга, прославленный воин, генерал-аншеф граф Румянцев попросился в отставку. Он ведь был «человеком прежней команды» – Пётр III подчёркнуто выказывал ему свои симпатии, осыпал чинами и орденами, поручил готовить задуманный поход на Данию.

Но Екатерина отталкивать знаменитого героя не хотела. Написала письмо – мол, расположение прежнего монарха не может быть поставлено в вину, если хотите, то, не покидая службы, отдохните от дел – а уж потом… «Потом» наступило в 1764-м: императрица предложила Румянцеву пост генерал-губернатора Малороссии и главы возрождаемой Малороссийской коллегии. То есть – заняться украинским вопросом. Для чего, правда, на Украину следовало выехать. Румянцев гадал: это почётная ссылка или знак особого доверия? Но согласился.

Суть вопроса

Тут надо вкратце объяснить суть тогдашнего «украинского вопроса» (понятно, что сегодняшние понятия «Россия» и «Украина» мы употребляем для простоты, чтобы не углубляться в давние географические и административные подробности).

«Малороссийскую коллегию» когда-то создал Пётр I, хорошо запомнивший измену Мазепы. Да, при Алексее Михайловиче, вняв просьбам (и шантажу!) воевавшего с поляками Хмельницкого, Россия согласилась принять Украину «под высокую руку» (1654 г.). Но многое до конца не согласовали (см. «АН»-№10‑2014). А государства-то (если считать тогдашнюю Украину государством) были разные. Россией правил царь. Украиной – выборные гетманы, опиравшиеся на «старшину» (казацкую верхушку). Другие традиции, другой менталитет… Богдан умер – и началась на Украине кровавая грызня его недавних соратников («Руина»). И вышло, что Россия словно породнилась с буйным соседским семейством, где и так скандалы каждый день, а тут ещё наследство делят – при этом тебя без конца то зовут на помощь, то орут «Не лезь не в своё дело!». Выдохлась «Руина» лет через 40, при гетмане Мазепе. Тот Петру казался насквозь верным – но в самый острый момент известно какую подлянку учинил. Потому император и решил с гетманством покончить, учредив для начала эту самую Коллегию – параллельный орган управления Украиной, подчинённый Петербургу. Учредил – и вскоре умер. Дальше ситуация менялась – то избирались лояльные России гетманы, то не избирался никто – соответственно, и роль Коллегии то уменьшалась, то возрастала. Так или иначе, Украина была «и дома, и замужем» – в империи, но сама по себе. И вдруг государыня Елизавета Коллегию упразднила. Почему? Ах, женщины… Да потому что широким жестом определила в гетманы близкого человека – графа Кирилла Разумовского, брата своего фаворита Алексея Разумовского (они были украинцы).

Потом пришла Екатерина. Живший на Украине в царской роскоши милый лентяй Кирилл Григорьевич уже оброс весьма корыстолюбивым окружением из родни и местной «старшины». Ребята, пользуясь его благодушием, гребли под себя всё, а желали ещё больше – и подтолкнули графа к идее заделаться гетманом наследственным. То есть чтобы был здесь всегда, а потом детям булаву передал. Но таким образом на Украине возникала своя династия. А Екатерине это – зачем? Мало ли, как завтра дело повернётся! Она ведь сама была уязвима – трон заняла крайне сомнительно… Так что императрица Разумовского от должности отставила вообще, институт гетманства отменила в принципе, а взамен возродила Малороссийскую коллегию – с Румянцевым во главе. Благо тот на Украине рос, край для него чужим не был.

Инструкции

Интересны инструкции, которые Екатерина дала Румянцеву. Вот где государственный ум! Расписывалось всё – от идеологических задач до числа лекарей в населённых пунктах, от мер по упорядочению «налогооблагаемой базы» (в российскую казну с Украины не поступало ничего) до снабжения населения солью. Добавим: Румянцеву подчинялись и стоящие на Украине войска.

Он стал «умным толкователем и надёжным исполнителем планов Екатерины – тем более что в его характере было много терпимости и спокойной осторожности». Цитируем дореволюционного историка Александру Ефименко, которую (см. «АН»-№8-2011) совершенно не упрекнёшь в пророссийской великодержавности. Можно открыть и толстенный том Г. Максимовича «Деятельность Румянцева-Задунайского по управлению Малороссией» (Нежин, 1913) – там анализ конкретных шагов: строительство, дороги, мосты, административные решения… Но не этим (точнее, не только этим) Румянцев вошёл в украинскую историю. Он изменил Украину внутренне и – как следствие – политически.

«Опись» и «комиссия»

В общей сложности Румянцев управлял этим краем более 20 лет (с перерывами на войны). Первый этап – 1765–1768 гг. граф присматривался, провёл «Опись» вверенной территории – так сказать, проинвентаризовал имущество. Ещё готовил делегатов в «Комиссию для сочинения проекта нового уложения и для советов о способах достижения общенародного благоденствия». Была такая, навеянная Монтескьё попытка Екатерины посоветоваться с посланцами со всей империи. Обернулось тем же, чем и наши перестроечные съезды народных депутатов – каждый кричал о своём, тянул одеяло на себя. Вот и делегаты с Украины, как и предупреждал Румянцев (хоть очень старался отсеять «ненужных» людей), талдычили одно: дайте ещё привилегий – и не чапайте! Екатерина в «Комиссии» разочаровалась (дальше правила твёрдой единоличной рукой), тут грянула турецкая война (1768–1774), Румянцев на неё уехал, вернулся «Задунайским» – и снова приступил к украинским делам. Но теперь – с высочайшим предписанием иметь «и волчьи зубы, и лисий хвост». Что ж – «волчьи зубы» фельдмаршал чуть показал пару раз, больше нужды не было. А вот «лисий хвост»…

«Шашечки» или ехать?

15 лет шла та самая хозяйственно-административная работа. Но параллельно Румянцев, по выражению той же А. Ефименко, «приручал» украинскую элиту. С одной стороны – вовсю выдвигал и продвигал умных, дельных, преданных России людей «из местных». Его протеже – это, скажем, дипломат А. Безбородко, ставший с годами канцлером империи. Или П. Завадовский – будущий первый российский министр просвещения. С другой…

Вот пример. В Петербурге, например, считалось, что «в Малой России дворян нет». Но – «вам «шашечки» или ехать»? Лояльность Украины или старые бумаги о родовитости? При Румянцеве местная шляхта пачками получала русское дворянство – пусть подтверждения «благородности кровей» были нередко сомнительны. А это – статус, доступ к карьере, право учить детей в престижных российских учебных заведениях. Дети же уже врастали в российскую элиту, у них появлялись свои связи, шансы состояться на совершенно новых поприщах.

Правда, Украина была пространством с традициями казацких вольностей. И здешние крестьяне («посполитые») имели личную свободу. В частности, в случае чего могли от хозяина и уйти. А это хозяевам очень не нравилось. «Старшина» ещё при Мазепе просила Петербург «переходы» запретить. Что ж, Румянцев начал украинских селян закреплять «в своём месте и звании». То есть – закрепощать? Увы – да. Правда, за местными же, украинскими землевладельцами, ставшими уже «малороссийским дворянством». И те российскую власть премного благодарили.

И так далее… Можно сказать, что Румянцев украинские элиты покупал. Можно выразиться иначе – предлагал выбор. Или ты, друг, держишься за старое, бубнишь о вольностях и традициях – но тогда и сиди на своём хуторе. Или давай к нам – и империя даст тебе и твоим потомкам совершенно другие гарантии, жизненные перспективы. При этом, совсем не требуя отказа от национальной идентичности.

В 1782–83 гг. вышли подряд три документа: «Положение о губерниях» (вводило на Украине общерусский административный порядок) и указы об окончательном воспрещении крестьянских переходов и преобразовании местных казачьих полков в регулярные. «Этих трёх указов было достаточно, чтобы (…) историческая Малороссия перестала существовать» (А. Ефименко).

Но, знаете, никто на Украине не протестовал! Сыновья и внуки самых лихих самостийщиков уже считали себя частью империи. «Мягкая сила» Румянцева победила.

Он умер в 1796 г. в своём имении Ташань под Полтавой. Могила – в Киеве.

«Задунайский великан»

Петру Румянцеву-Задунайскому (1725–1796) не очень повезло с памятью потомков: рядом с сиянием имён Суворова и Потёмкина не столь заметен блеск его славы. Хотя Суворова учил «науке побеждать» именно Румянцев, а его административные успехи в Малороссии сравнимы с потёмкинскими в Новороссии.

Отца будущего полководца историк Н. Эйдельман как-то назвал «русским д’Артаньяном» – учитывая тип личности и «особые поручения», которые Пётр I ему давал. Ведь, скажем, именно Румянцев-старший вместе с П. Толстым привёз из-за границы беглого царевича Алексея. Своего 40-летнего любимца Пётр женил на 20-летней родовитой Марии Матвеевой. Сына супруги назвали в честь обожаемого императора.

Гросс-Егерсдорф, Куннерсдорф, Кольберг, Ларга, Кагул – долог список побед Румянцева в Семилетней войне и русско-турецких войнах. В 1775-м, когда разгромленные им в «дунайских княжествах» турки подписали выгодный России Кючук-Кайнарджийский мир, Екатерина II отметила Румянцева чином генерал-фельдмаршала, а к фамилии дала приставку «Задунайский».

Конечно, он был сыном своего времени – этот барин-сибарит, крепостник, женолюб, иногда – капризник и интриган, иногда – воплощённое добродушие, умный, циничный, вершивший великие дела и не забывавший о собственном кармане, мастак почудачить, о котором ещё долго ходили анекдоты. Но доблесть «задунайского великана» (А. Пушкин) неоспорима, а что до остального… Много грехов у людей той эпохи, в одном их не обвинишь – в серости.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Медведев о высказывании Роджера Уотерса по поводу роли Байдена в ситуации вокруг Украины: «Есть еще адекватные люди и на Западе»

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Политика

Политика

Политика