//

Стук с того света

Как потусторонний мир поссорил двух великих учёных

Послания от умерших людей Александр Бутлеров считал проявлением непознанного и выходом на новые научные горизонты, а Дмитрий Менделеев – обычным жульничеством. Спор захватил всю Россию.

Между ними, гениями

Дата, из-за которой мы вспомнили Александра Михайловича Бутлерова (1828–1886), – 15 сентября, 185-летие со дня его рождения. Бутлеров – великий учёный, создатель теории химического строения органических веществ. В его честь проводятся международные конгрессы, его имя носит кратер на Луне, Президиум РАН учредил «Золотую медаль им. А. Бутлерова» за достижения в области органической химии.

Дмитрий Иванович Менделеев (1834–1907) в представлениях не нуждается. Гений, великий химик, энциклопедист – даже неудобно продолжать.

Александр Михайлович и Дмитрий Иванович жили в одно время. В Петербургском университете Менделеев возглавлял кафедру неорганической химии, Бутлеров – органической. Друзьями не были, но и врагами тоже. В чём-то мыслили одинаково (оба – абсолютные патриоты русской науки), в чём-то помогали друг другу (Бутлеров, например, добивался избрания Менделеева академиком Санкт-Петербургской академии наук – вокруг этого были всякие околонаучные интриги), в чём-то спорили (по профессиональным темам). Но в 1875 г. они серьёзно схлестнулись. Менделеев тогда предложил создать Комиссию для рассмотрения медиумических явлений под эгидой Физического общества при Санкт-Петербургском университете. Ей предстояло разобраться – что есть спиритизм? Суеверие (на чём настаивал Менделеев) или шаг к новым горизонтам науки (как считал Бутлеров).

Душа убитого торговца

Так сложилось, что в русском языке почти синонимами являются «спиритуализм» – это, кратко говоря, учение о духах – и «спиритизм» – практика общения с умершими. Одно с другим связано, но Бутлеров был скорее спиритуалистом. Медиумы (те, кто общался с духами) интересовали его как «подтверждение теории». Менделеева же раздражали люди, «наделённые даром общаться с загробным миром». Жулики они! Просто те, кто «сам обманываться рад», не могут или не хотят разоблачить. Наоборот, под любительское фокусничество глубокомысленно подводится научная база.

Подчеркнём: речь шла о споре прежде всего учёных. За пару лет до того Бутлеров сам создал аналогичную комиссию. Его логика: коллеги, мы имеем дело с новым явлением! Я заинтересовался. Но хотите оспорить – милости прошу!

Спиритизм действительно был ещё делом новым. Волна пошла из Америки. В 1848 г. семейство фермера Фокса купило дом в городке Гайдсвилле (штат Нью-Йорк). Но в нём постоянно слышались какие-то шумы и стуки. Три дочери Фокса – Маргарет, Кейт и Ли – уловили в этих звуках некую систему, наладили «обратную связь» – и выяснили, что в доме когда-то убили заезжего торговца. Его душа сообщала о давней трагедии! Потом вроде бы в подвале нашли фрагмент черепа, позднее – замурованные за фальшстенкой чьи-то останки… Что – правда, что – нет, связано это со стуками или не связано – уже не разберёшь. Так или иначе, на девушек обрушилась слава. «Медиумические сеансы» стали делом их жизни. Позже сёстры разругались. Одна выступила с разоблачением и первоначальной истории (якобы стучала, по договорённости, служанка), и прочих приёмов надуривания, потом взяла слова обратно. Другая спилась. Третья удачно вышла замуж и дальше тянула одеяло на себя. В общем, сюжет для голливудского фильма. Однако брожение умов отныне охватывало одну страну света за другой. Всё новые медиумы становились героями газетных сенсаций.

В России народ тоже увлёкся. Скажем, пушкинскому другу Павлу Нащокину дух поэта диктовал стихи, дух Брюллова водил нащокинской рукой, набрасывая рисунки. Но потом Нащокин встретил на улице покойного Пушкина в образе мужика в нагольном тулупе, от потрясения «загробные» стихи и рисунки сжёг, а спиритизм забросил.

Однако ладно – Нащокин, знаменитый московский чудак. Но ведь и серьёзные господа «подсели». Главными адептами нового учения в России стали тот же Бутлеров, его родственник Александр Аксаков – публицист, переводчик, крупный чиновник (племянник известного писателя С. Аксакова) – и его друг, видный зоолог, профессор Николай Вагнер. Они выступали в прессе, проводили сеансы, привозили в Петербург известных медиумов. Одна из сестёр Фокс с подачи Аксакова проводила сеансы с участием царской семьи.

Собственно от всего этого и завёлся Менделеев. Когда поклонниками подобных вещей становятся люди с именем – это как бы освящает явление. «Не имей Вагнер и Бутлеров авторитетности как натуралисты, публика не встрепенулась бы».

Кто ещё верил в спиритизм?

Уильям Крукс (1832–1919) – выдающийся английский химик, президент Лондонского королевского общества по развитию данных о природе, человек, открывший таллий, впервые получивший в лабораторных условиях гелий и пожалованный за научные заслуги в рыцарское достоинство.

Камилл Фламмарион (1842–1925) – французский астроном и автор вдохновенных книг по астрономии, доныне популярных во всём мире.

Оливер Лодж (1851–1940)– известный английский физик, считающийся наряду А. Поповым и Г. Маркони одним из изобретателей радио.

Артур Конан-Дойль (1859–1930) – «отец» Шерлока Холмса, пытавшийся примирить спиритизм с христианством.

Владимир Даль (1801–1872), создатель знаменитого словаря, и крупный историк Михаил Погодин (1800–1875) – в числе отечественных приверженцев.

Список можно продолжать.

Пирамидальный столик

Дмитрий Иванович пригласил в комиссию 12 виднейших учёных того времени, в основном физиков – профессоров Боргмана, Петрушевского, Краевича и др. Обе команды были подчёркнуто уважительны друг к другу: «бутлеровцы», например, согласились, чтобы часть сеансов проводилась на квартире Менделеева. Они «выставили» знаменитых европейских медиумов – подростков братьев Петти из Ньюкастля, англичанку Клайр, с которой экспериментировал Крукс (см. справку). Кроме того, учитывались результаты опытов, проведённых членами комиссии с другими медиумами, например французом Бредифом. Сегодня при словах «спиритический сеанс» на ум приходят полутёмная комната, свеча на столе, круг с буквами, перевёрнутое блюдце с отчёркнутой стрелочкой. Полумрак со свечой в то время тоже были обязательны (Менделеев ещё посмеивался над этим), но блюдце появилось позже. Комиссия Менделеева разбирала тогдашние формы общения с духами: издаваемые звуки, вселение духа в медиума, «столоверчение» (это когда под руками участников сеанса, среди которых медиум, лёгкий столик типа ломберного ходит ходуном, приподнимается, стучит ножками). У братьев Петти звенел за занавеской колокольчик, появлялись пятна жидкости на сухом бумажном листе. Бредиф с помощью подведённых к пальцам электродов показывал из-за занавески светящуюся руку умершей возлюбленной. Менделеев пожимал плечами: почему «тот свет» каждому из медиумов подаёт знаки по-своему?

Комиссия работала больше года, провела десятки встреч, сеансов-наблюдений за медиумами, обсуждений. Менделеев потом дважды выступил с публичными лекциями-отчётами (сбор шёл в пользу жертв славянского восстания против турок в Боснии и Герцеговине) и издал за свой счёт книгу «Материалы для суждения о спиритизме».

Некоторые его заключения. Случай Петти – жульничество чистой воды: колокольчик дёргался потайной ниткой, а капли жидкости на бумаге оказались, как показал анализ, обычной слюной. Один из мальчиков ещё вызывал дух какого-то Чико, говорил его голосом – но тут уж или артистизм, или чревовещательство. С Бредифом разобрался ещё раньше профессор Боргман: медиум просто умело перезамыкал контакты и показывал собственную руку. Столоверчение? Менделеев предложил для эксперимента «пирамидальный столик»: столешница, на край которой нельзя опереться, и ножки под углом. Плюс тщательно следили за ногами испытуемых – чтобы никто ничего не касался. Такой столик при общении с духами уже не приподнимался. Правда, ездил – но под воздействием «мускульной силы» занятых в сеансе людей. Возможно, не осознающих своих движений ввиду волнения, пребывания в трансе. В общем, то, что наблюдали мы, – трюки, иногда примитивные, иногда посложнее. Успех обеспечивает изначальная настроенность публики на чудо, усиливаемая – иногда! – искренней убеждённостью медиума в своём даре. Общий вывод – суеверие. «Мистицизм – детство мысли, развитие его – застой, а не прогресс знания, за который так смело и прекрасно говорят наши спириты».

Тут бы надо сказать, что Дмитрий Иванович нанёс по спиритизму такой сокрушительный удар, что публика успокоилась. Но, знаете… Кто не верил – тот укрепился в своём неверии. А кто верил – продолжал верить. Достоевский вообще говорил, что профессор Менделеев своими опровержениями лишь подхлестнул интерес к явлению.

Толстой и Достоевский

Достоевского мы вспомнили не случайно.

Сегодня этот спор кажется наивным, нелепым – однако тогда он действительно взбаламутил общество! Одно из подтверждений – литература. Не трогая писателей второго плана (Боборыкина, Писемского и др.), возьмём самые яркие имена.

У Л. Толстого сюжет пьесы «Плоды просвещения» вертится именно вокруг спиритизма: зная подвинутость барина на «потусторонней» теме, хитрые слуги («случайно» выясняется, что один из них – прирождённый медиум) решают свои вопросы, помогают крестьянам выкупить землю. Ф. Достоевский спору Менделеева со «спиритуалистами» посвятил рассуждение в «Дневнике писателя». Шутливо замечал, между прочим, что спиритизм – явно происки чертей: кто ещё будет так ссорить хороших людей?

Автор же данного материала, изучив доводы сторон, твёрдо стал на сторону Дмитрия Ивановича Менделеева. Со всякой лженаукой, суевериями, мракобесием надо бороться решительно и сурово. Прямо с завтрашнего дня и начну!

Надо только глянуть, что на завтра рекомендуют астрологи.