Два гребня горя

Закрытое цунами 1952 года

, 19:29

Два гребня горя

С того дня, как в центре  мирового внимания оказалась японская АЭС «Фукусима», все нередко вспоминают слово «Чернобыль». Параллель можно продолжить. В Японии беда началась с цунами, обрушившегося на прибрежье страны. Но ведь и в нашей истории тоже была катастрофа, связанная с цунами, – масштабная, страшная. Только тогда, в ноябре 1952-го, газеты молчали.

Сменив японцев

– Цунами 1952 года – самая большая катастрофа такого рода за всю историю России, – с этих слов начал разговор Евгений Аркадьевич Куликов, доктор физико-математических наук, заведующий лабораторией цунами Института океанологии РАН. Объяснил, почему так можно считать. Сами по себе гигантские волны бывали и раньше. Но удар приходился или на земли, в тот момент России не принадлежавшие, или малозаселенные. А здесь…

Напомним: острова Парамушир и Шумшу с 1875 до 1945 года были японскими. На Парамушире стоял поселок Касивабара – он стал Северо-Курильском. Байково на Шумшу – бывшая Катаока. «Новое население вообще не знало, что случаются цунами!» – подчеркивает Евгений Аркадьевич! А раз не знали – то не были отработаны система оповещения, объявление тревоги, связь…

Я слушал профессионала-цунамиста и вспоминал давнюю беседу с другим человеком. Валерий Гончаренко – бывший подводник, потомственный военный моряк. Его отец в 1952‑м служил на Шумшу. Цунами осталось в памяти Валерия Васильевича одним из самых ярких детских воспоминаний. Рассказывал: когда русские после войны прибыли на остров, они еще дивились на местных – корейцев и айнов. Экие чудаки, понавтыкали свои фанзы на вершинах сопок, когда в низине такие удобные места. Там наши и ставили добротные деревенские избы. 5 ноября эти избы, сдернутые с фундаментов, плавали в океане.

Зона субдукции

Но вернусь к беседе с Евгением Куликовым. Я спросил, как вообще возникают цунами и почему именно на Дальнем Востоке они столь часты. Объяснение постараюсь изложить максимально популярно.

Наполните какую-нибудь емкость – ведро, ванночку. Снизу хлопните по дну ладонью. Энергия толчка встряхнет слой воды, на поверхности возникнет волна, а точнее несколько волн, которые кругами стремительно разбегутся во все стороны, ударят в стенки, может, даже (зависит от наполненности емкости и силы удара) перехлестнут за борт. Это и есть в миниатюре механизм зарождения цунами. Только по дну, понятно, никакой подземный дьявол не хлопает, механика другая. Значительная часть тихоокеанского побережья, – объяснял Евгений Аркадьевич, – прилегает к зоне субдукции, где тектонические плиты, образующие земную кору, находятся в состоянии постоянного взаимного сдавливания. Причем океаническая плита напирает на континентальную. Энергия напора копится, копится – и однажды одна из плит трескается. Происходит разлом, после которого материковая плита тут же подается назад. На суше это аукается землетрясением. В океане тоже – однако встряска на дне заставляет всколыхнуться всю водную толщу. Возникающая на поверхности круговая волна, длинная и пологая, в океане практически незаметна, со временем и расстоянием она тихо затухает. Но если на пути оказывается земля, то на прибрежном мелководье волна набирает силу, вздыбливается, превращается в громадный водяной вал.

В 1952-м разлом произошел на глубине 7–8 тыс. метров примерно в 200 км от Парамушира.

Дальше – чистый здравый смысл. В. Гончаренко, помню, рассказывая, показал на дом напротив: где-то до четвертого этажа высота волны была. Преувеличивает, – подумалось тогда. Но Евгений Куликов пожал плечами: почему же? Между Парамуширом и Шумшу – узкий (2 км) Второй Курильский пролив. Попав в него, напирающая вода, естественно, выросла – по некоторым свидетельствам – до 15–20 метров. Соответственно, возросла сила, с которой обрушилась на берег. Кладовая Госбанка в Северо-Курильске представляла собой, согласно отчетам, «железобетонную глыбу весом 15 тонн. Ее сорвало с бутового, 4 кв. м, основания и отбросило на 8 метров». На Шумшу стояли оставшиеся от японской линии обороны вкопанные в берег танки. В 1952-м их выдрало из земли и раскидало по острову.

Вообще последствия цунами особенно страшны, когда под ударом оказываются места густонаселенные или незащищенные. Северо-курильская волна 1952 г. дошла и до Японии, и до Гавайев – но ее энергия уже спадала, высота гребня была 3–6 метров. Обошлось без жертв. Очень сильное цунами было у нас на Центральных Курилах совсем недавно, в 2006‑м. Однако накрыло зону, где людей нет. Никто и не заметил.

Партия сказала «надо»

В 1952 г. любую информацию о катастрофе в СССР засекретили. Почему? Ведь здесь как раз тот случай, когда к властям, к военным морякам, спасавшим людей, претензий в общем нет – действовали четко, энергично. Что гадать? Возможно, Москву беспокоила образовавшаяся на дальневосточном рубеже брешь – не хотели ее обнаруживать перед американцами. Или просто – советская привычка секретить все.

Но так или иначе, рассказывает Евгений Куликов, именно после тех событий в СССР была спешно создана служба цунами. Начинал работу профессор Е. Саваренский, продолжил профессор С. Соловьев (оба в будущем стали академиками). Развертывались сейсмостанции, появились люди, отслеживающие сейсмограммы, определяющие в случае чего очаг и магнитуду землетрясения, выстраивалась система связи и оповещения.

В 1953-м умер Сталин. Постепенно стала меняться схема отношений с Западом. «Уже в 1960-е, – рассказывает Евгений Аркадьевич, – наши ученые-цунамисты довольно тесно сотрудничали с зарубежными коллегами. В 1970–1980-е – тоже. Это сотрудничество продолжалось и позже». (Сейчас – тем более: например, сводки о происходящем в Японии мой собеседник от японских и американских специалистов получал «в режиме реального времени».) Вмешивалась ли в научные контакты политика? По меркам того времени – не особо. «Сильные мира сего» понимали, что грозные океанические волны границ не разбирают. Хотя, например, еще несколько лет назад из-за «проблемы островов» японские власти отказывались предоставлять цунамистам (своим и нашим) каналы спутниковой связи для оперативного взаимного оповещения. Лишь во время визита В. Путина в Японию (2005) вопрос был решен.

По логике, после нынешней трагедии в Стране восходящего солнца глобально-международная система оповещения и изу­чения цунами (которая существует, действует, но базируется все же нередко на доброй воле ученых разных стран) должна стать предметом жестких и обязательных межгосударственных соглашений.

Закончить материал на некоей приятной уху ноте, боюсь, не получится. Сейсмоопасные зоны с геофизической карты планеты никуда не денутся, цунами были и будут. Евгения Куликова, например, очень беспокоят Южные Курилы: подозрительно давно там ничего не случалось! Потому просто процитируем надпись на стеле, установленной в Северо-Курильске в память погибших 5 ноября 1952 года, – раз именно этих людей мы сегодня вспоминаем.

Какой шел страшный,

грозный шум от моря,

Какой нетвердой

стала вдруг земля,

Когда катились

два огромных гребня горя

И бился вопль людей,

спасения моля.

Северо-Курильск, 5.11.1952: из хроники событий

В ночь с 4 на 5 ноября (3 часа 55 минут) жители небольшого городка Северо-Курильск, расположенного на острове Парамушир Курильской гряды, были разбужены подземными толчками. Выбежали из домов, кинулись на сопки. Через полчаса все стихло. Люди стали возвращаться. Кто-то осматривал повреждения (в общем, небольшие), кто-то лег досыпать. Стояла ясная, тихая погода.

Около 5 утра со стороны пролива, разделяющего острова Парамушир и Шумшу, раздался странный и страшный гул. На Северо-Курильск надвигался огромный водяной вал. Люди опять побежали к сопкам.

Дальнейшее надо или описывать очень подробно – или предложить вспомнить телекадры недавнего японского цунами: волна обрушивается на город, все крушит. Уже при первом ударе погибли несколько сотен человек.

Потом вода отступила – резко и так далеко, что обнажилось дно прибрежной полосы. Люди стали спешно спускаться – отыскать родственников, взять хоть какие-то вещи (ведь было утро, и к сопкам многие бежали прямо в нижнем белье). И тут минут через 20 на город обрушилась вторая волна – высотой до 15 метров. Она смыла Северо-Курильск практически полностью – и отступила. На месте города остался усеянный мусором пустырь с остатками фундаментов, нелепо уцелевшими воротами стадиона, накренившимся памятником героям войны. А в море сплошной массой плавали обломки деревянных домов, сорванные крыши, доски, бочки, мебель – и люди, хватающиеся за все, что может держать на плаву.

Еще минут через 20 ударила третья волна – правда, уже поменьше.

Кроме Парамушира, цунами в тот день прошлось по Шумшу и востоку Камчатки. Северо-Курильск, по местным понятиям, был крупным центром (около 6 тыс. жителей), а вообще в зоне поражения оказалось множество крошечных поселков, военных объектов с гарнизонами. Они тоже испытали удар стихии полной мерой.

Сохранившиеся отчеты и свидетельства полны примерами поразительного человеческого мужества: тут и рыбаки, грузившие людей в свои кунгасы, и директор местного рыбтреста Альперин, который погиб, спасая других, и безвестные школьницы, на себе тащившие в сопки какую-то старушку. Явно не склонный к патетике майор милиции Смирнов в написанном по свежим следам рапорте отмечал: «В критические минуты многие безымянные герои, рискуя жизнью, совершили возвышенные подвиги». Однако случаи мародерства в те дни также имели место. Народная молва говорит даже об убийствах милиционеров, спешно взявших под охрану сейфы с деньгами, уцелевшее имущество.

Спасательная операция была проведена силами Тихоокеанского флота. Северо-Курильск позднее отстроили заново – но в стороне от прежнего места. Сейчас в городе стоит памятник погибшим, 5 ноября проходят траурные митинги.

Официальное число жертв – 2336 человек. Неофициальное – до 13 тыс., даже до 50 тысяч. Реальная, по прикидкам моего собеседника Е. Куликова, – тысяч пять-шесть. Разбежка цифр связана с тем, что кроме гражданского населения, по которому учет в общем прост, на островах дислоцировалось много воинских частей, в том числе секретных, – и по ним статистика неясна.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Гендиректор МАГАТЭ Гросси: в вопросе обеспечения безопасности Запорожской АЭС «достигнут серьезный прогресс»

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Общество