Реагенты дурного влияния

, 09:08

Реагенты дурного влияния
Фото З. Джавахадзе / ТАСС

В Госдуме рассматривается законопроект об упорядочении применения антигололёдных реагентов. Сейчас в столице власти сами решают, как и в каких количествах их использовать. Пока разбрасывают кое-как: на проезжей части, во дворах и на детских площадках.

Экскурс в историю

От реагентов изменяется солевой баланс окружающей среды. В советское время с гололёдом боролись просто: сыпали на улицах песок и лишь отдельные участки обрабатывали солью. Когда машин в городе стало больше, «солить» начали напропалую. По подсчётам экологов, из-за такой обработки к началу века в год погибало больше миллиона деревьев! Поэтому в начале нулевых было решено от соли отказаться. По новой технологии дороги стали поливать жидкими реагентами. Во дворах используют песок, а соль пока запретили. Это дало эффект: к 2005 году приживаемость деревьев выросла до 90%.

«При Лужкове цена за тонну реагента была примерно 3–4 тысячи рублей, а с приходом Сергея Собянина стоимость поставок возросла до 18 тысяч», – вспоминает эколог Андрей Фролов, сопредседатель Союза экологических общественных организаций Москвы.

При новом мэре от жидких реагентов отказались в пользу твёрдых и комбинированных: их стали завозить до 300 тыс. тонн в год. Химикаты вновь разрешили сыпать во дворах. Основным поставщиком стал Дмитрий Трутнев, сын экс-министра природных ресурсов Юрия Трутнева. У последнего на Урале целый завод противогололёдных реагентов. С 2010 года в столице началась «белая слякоть» – это последствие завозимых с Урала отходов производства: отвалы солевых шахт, на которых добывают соду и магний. В них добавляют калийные соли – так получается реагент для Москвы!

По мнению Фролова, сейчас происходит фактически четвёртая попытка приспособить эти химикаты. Собянин принял соломоново решение: построил завод по производству реагентов, который является основным поставщиком для столицы – примерно 150 тыс. тонн. В этих смесях основной компонент – гипохлорит натрия, та же самая соль, только для большей растворимости несколько доработанная. Ещё 100 тыс. тонн продолжают закупать у того же Трутнева и у Дерипаски. Плюс несущественная часть жидких реагентов поставляется из Новомосковска.

Животные тоже страдают

«При нашем климате без реагентов не обойтись, – убеждён Андрей Фролов. – Жаль только, что их используют неправильно. Гастарбайтеры разбрасывают их слишком много. Поэтому в минус десять мы ходим по лужам. Задача реагента – не плавить снег, а сделать так, чтобы осадки было легко убирать вручную и с помощью машин. А во дворах реагенты надо применять лишь 30 дней в году». Однако рассыпают их по-прежнему щедро – чтобы деньги распилить. С коллегой солидарен Сергей Яковлев – представитель гильдии экологов, специалист по токсическим проектам: «Лучший вариант: гранитная крошка. Её используют, например, в Финляндии. К сожалению, она дорогая. Поэтому финны вдобавок тоже используют реагенты. Например, во время больших снегопадов».

С точки зрения ветеринаров, в данный момент ситуация в столице не катастрофичная, как была в начале нулевых, когда от соли у собак и кошек на лапах появлялись язвы. «Сейчас тоже случаются ожоги», – говорит ветеринарный врач Евгений Цыплёнков. Вариантов защиты два: надевать собаке тапочки или мазать лапы специальным средством на основе воска.

Увы, для братьев меньших пока не разработаны регламенты: нет соответствующего закона и государственных стандартов.

Дорого обходится

Пока тема реагентов регулируется постановлениями городского правительства. Есть мнение, что Москва – единственный город, где используют реагенты. Это не так. Другое дело, что в Норвегии, Канаде используют только жидкие средства на основе хлористого кальция. Последний плавится быстрее и не вреден в малых дозах. Есть даже медицинские растворы на основе хлористого кальция. Словом, зарубежные реагенты пока дешевле российских. «Но мы упорно идём своим путём: делаем бизнес с помощью коррупционных схем!» – заключает Фролов.

Сейчас принято говорить об экологически чистых материалах, защите людей и домашних питомцев. Да всему живому этой гадостью вредно дышать. Пыль летит прямёхонько к нам в лёгкие. К слову: до 40% вредных веществ попадает в организм человека именно с пылью. Вспомним о ключевой составляющей этой химии – отходах соляных шахт. Их никто не проверяет на радиоактивность и прочие опасные вещества. Давно пора провести новую государственную экологическую экспертизу.

«После того как мы устроили скандал в 2012-м, экспертиза была проведена, но задним числом», – вспоминает Фролов. А по новым реагентам – на основе гипохлорита натрия государственной экспертизы до сих пор нет!

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

В мире

Председатель Госсовета Крыма Константинов заявил о причастности Украины к ЧП на севере полуострова

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Общество