Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели → Город М № 41(634) от 18.10.18 13+

«Так-таки и нету?»

Рассуждения о состоятельности дарвинизма

, 22:40

«Так-таки и нету?»

Есть в общественной мысли такое течение – креационизм (от англ. create – «создавать»), вызывающее приступы негодования у эволюционистов. Представители течения утверждают, что человечество, животные, растения были созданы – созданы полностью оформленными – без эволюции одних биологических видов в другие. Эти заявления можно было бы игнорировать, если бы некоторые из креационистов не корпели над мировыми научными изданиями и не коллекционировали факты и оценки, снижающие убедительность эволюционизма.

Один из них – Сергей ВЕРТЬЯНОВ, кандидат физико-математических наук, по специальности биофизик, автор альтернативного учебника по биологии для средней школы, не допущенного министерством к использованию, однако получившего положительные отзывы ряда авторитетных учёных-биологов. Корреспондент «АН» постарался преодолеть скептическое предубеждение и выслушал доводы креациониста.

Эволюция эволюции рознь

– «Что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!» – сетовал Воланд в ответ на самонадеянные утверждения об отсутствии Бога и дьявола. Мне хочется обратить его слова в другом направлении. Ничего-то у вас, Сергей Юрьевич, нет: ни переходных форм, ни мутаций, ни эволюции. «Так, стало быть, так-таки и нету?!»

– Я нигде не утверждал, что нет мутаций и эволюции. Налицо микроэволюция, выражающаяся в изменениях внутри вида, а также в формировании группы сходных видов (наблюдается много сходств внутри семейства кошачьих, например, или фазановых). А вот макроэволюция, то есть превращение одного вида в принципиально другой, действительно ничем не подтверждается.
Белый и бурый медведи формально принадлежат к разным видам (поскольку не скрещиваются в природных условиях), но при этом в зоопарке дают плодовитое потомство, а попытки нацистов скрестить людей с обезьянами ни к чему не привели. Можно говорить о наличии общего предка у бурого и белого медведя, а у обезьяны и человека, или у собаки и кошки, или у крокодила и птицы – нельзя.

– Отчего же нельзя?

– Работы российских генетиков – академика РАН Ю. Алтухова, членкора РАН Л. Корочкина, академика РАЕН Ю. Рычкова, доктора биологических наук Е. Салменковой и других – стали принципиально новым этапом в осмыслении проблемы вида и видообразования. Их открытие, оформленное в 2006 году, удостоено государственной премии. Оно заключается в том, что гены эукариот (живых объектов, клетки которых содержат ядро, – растений, грибов, животных, людей. – Прим. «АН») делятся на мономорфные и полиморфные. Если полиморфные гены обеспечивают внутривидовую изменчивость, то мономорфные – совершенно одинаковы у всех особей вида и кодируют его кардинальные признаки. Собственно говоря, вид – это и есть совокупность особей, идентичных по мономорфным генам. Мутации в этих генах смертельны для организма. Таким образом, вид способен менять свои адаптивные второстепенные признаки, но совершенно не способен превратиться в другой вид. Рептилия не может быть потомком рыбы, как и человек не может быть потомком обезьяны.

– Ой ли? Со школьной скамьи все знают об экспериментах над мушкой-дрозофилой.

– Эти эксперименты подтверждают именно то, что я сказал. Различие между мутациями дрозофилы совсем невелико. Генетик Р. Гольдшмидт заметил: «Даже если бы мы могли соединить более тысячи этих вариаций в одной особи, всё равно это не был бы новый вид». Неподатливая мушка испытала все возможные генетически отрицательные воздействия, но из неё не получилось ничего, кроме изменённой дрозофилы.

На всё ответ готов

– Вы пользуетесь тем, что макроэволюция требует миллионы лет, а потому не может быть нами зафиксирована воочию.


– Или, напротив, этим пользуются эволюционисты? (Смеётся.) Непроверяемость гипотезы не добавляет ей доказуемости – совсем наоборот. Между тем эволюционизм как раз таки поддаётся экспериментальной проверке. Для гипотетического макроэволюционного процесса важна не временная длительность, как вы сказали, а достаточно большое количество поколений, которое у бактерий достигается всего за несколько лет. Наблюдения за популяциями бактерий проводились в течение десятилетий, что соответствует миллиардам лет для высших животных. Частоту мутаций специально увеличивали аномальным внешним давлением. И что бы вы думали? Мутантные культуры бактерий постоянно возвращались к исходному типу, образование новых культур не выходило за внутривидовые рамки.
Более того. Бактерии, выжившие в состоянии спор в мезозойских отложениях (датируются возрастом до 200–250 млн лет!), идентичны современным.

– Развитие человеческого эмбриона в учебниках изображается как повторение эволюционного пути от простейших к рыбе, от рыбы – к земноводному и так далее.

– Автором этого «биогенетического закона» является Э. Геккель. В доказательство он приводил изображения эмбрионов человека и собаки. Геккеля уличили в фальсификации: на его рисунках голова и глаза человеческого эмбриона значительно уменьшены, вдвое удлинён «хвостовой отдел», а у собаки – наоборот, к тому же человеку подрисованы жаберные щели. Была создана комиссия профессиональных эмбриологов – Геккеля поймали на мошенничестве, результаты опубликованы. Складки тканей гортани ничего общего с жабрами не имеют.
Кстати, аналогичные друг другу органы у многих видов формируются из разных групп зародышевых клеток, что также не соответствует гипотезе о происхождении видов друг от друга.

– Атавизмы у людей, по-вашему, ничего не доказывают? Хвосты, волосы на лице новорождённых…

– Мне известен единственный описанный в литературе случай рождения ребёнка с «хвостом» – как выяснилось, этот кусок материи не имел позвонков и представлял собой остаток зародышевого слоя, случайно оказавшегося на месте «для хвоста». Волосы на лице новорождённых – да, бывают (хотя это человеческие волосы, а не шерсть животного), но стоит ли считать их доказательством чего бы то ни было? Не станут же биологи утверждать, что шестой палец у человека указывает на шестипалого предка, а сиамские близнецы – на происхождение от Змея Горыныча. Что же касается так называемых рудиментарных органов, то все они выполняют свою функцию. Полулунная складка во внутреннем углу глаза позволяет глазному яблоку легко поворачиваться в любую сторону, аппендикс поддерживает иммунитет, костные выступы у кита на месте «для лап» поддерживают мышцы и защищают уязвимые органы, «остатки крыльев» у киви позволяют удерживать равновесие.

 

Пресловутые звенья

– А как же переходные формы? Вы их отрицаете?

– Я не отрицаю находок, которые рассматриваются как переходные формы, но не считаю их таковыми, ведь они не позволяют увидеть, как именно происходил переход.

– И почему же не позволяют? Взять, например, археоптерикса, считающегося звеном между рептилией и птицей.

– А что в нём от рептилии? Когти на крыльях имеют и некоторые современные птицы – турако и гоацин (такие когти нужны в тропических лесах, где из-за буйной растительности трудно взлететь на дерево, проще залезть). Зубы археоптерикса тоже ничего не доказывают: некоторые современные рептилии ими не обладают, при этом они встречались у многих вымерших птиц. К тому же те зубы имели особое строение, и не похоже, что они эволюционировали из зубов ящера. Эволюционисты С. Гулд и Н. Элдридж написали, что археоптерикс не может считаться переходной формой, а лишь «диковинной мозаикой».

– Допустим. Но что скажете про зверозубого ящера? Чем он не устраивает вас в качестве переходной формы от рептилии к млекопитающему?

– Тем, что он рептилия, а не переходная форма. Некоторые из этих зверозубых ящеров имели челюсти повышенной надёжности, с двойным челюстным суставом на каждой стороне: один сустав по типу сочленения рептилий, другой – по типу млекопитающих, но никак не промежуточного строения. Мне в этой связи вспоминается утконос. Его пасть – как клюв утки, лапы – перепончатые, он вьёт гнездо из травы и высиживает яйца, как птица. При этом у него самая настоящая шерсть, хвост – как у бобра, а детёнышей он выкармливает молоком. Из кого он эволюционировал – из птицы или из млекопитающего?

– Без понятия.

– Он не мог ни из кого эволюционировать – ни из птицы, ни из млекопитающего. Любой биолог подтвердит, что между птицами и млекопитающими невозможны промежуточные звенья, поскольку считается, что те и другие произошли от рептилий. Вот вам зримый пример: если вид сочетает в себе признаки двух видов, из этого вовсе не следует, что он является переходной формой между ними.

 

К венцу природы

– В американском комедийном мультсериале «Футурама» есть такой сатирический эпизод: креационистам показывают переходное звено между обезьяной и человеком, а те в ответ просят показать промежуточное звено между обезьяной и этим промежуточным звеном – и так далее до бесконечности. Одним словом – софистика.

– Ведущий сотрудник Института этнологии и антропологии РАН М. Герасимова, придерживаясь эволюционизма, тем не менее согласилась со мной в том, что происхождение человека от обезьяноподобного предка – лишь гипотеза. Чтобы доказать её, необходимо увидеть, как останки животных в геологических отложениях хотя бы небольшого региона постепенно и массово сменяются останками всё более близких к человеку форм.

– Гипотеза, да. Но весьма убедительная.

– Не столь убедительная, как многие привыкли думать.

– Разоблачайте, вперёд! Пойдём по порядку, начиная с австралопитека, который считается первой чёткой ступенью от обезьяны к человеку.

– А что в австралопитеке человеческого? Мозг меньше, чем у шимпанзе. Фаланги пальцев изогнуты и свидетельствуют о приспособленности к древесному образу жизни. Изготовлять заострённые камни могут и современные обезьяны, хоть и по подсказке. Томография черепа показала: строение внутреннего уха не предполагало такой вестибуляции, чтобы австралопитек мог быть прямоходящим. Колени не имели суставного замка – существо передвигалось небольшими шажками на согнутых ногах. Кстати, возникает вопрос: если австралопитеки не были прямоходящими, то кто оставил знаменитые следы на глинистой массе в Танзании, фото которых есть почти в каждом учебнике по биологии? Может быть, их оставили люди?

– Двигаемся дальше. Следующей ступенью считается homo habilis, «человек умелый».

– Да, с него ведётся начало рода homo, рода людей. Поразительно, но в антропологии не существует определения человека. Ихтиолог легко объяснит вам, что такое рыба, а вот антрополог не скажет, что такое люди, не сможет разъяснить, почему этот образец ещё не homo, а тот уже homo. Мозг хабилиса – 500–650 «кубиков» (кубических см), а мозг шимпанзе порой достигает 550 «кубиков», то есть получается, что мозг хабилиса, которого относят к роду homo, иногда был меньше, чем мозг обезьяны.
Своё название – «человек умелый» – хабилисы получили по той причине, что в одних с ними слоях найдены примитивные каменные орудия. Но этот критерий не абсолютный: в течение пяти лет одни и те же каменные инструменты приписывали то австралопитекам, то хабилисам, то эректусам, ведь они обнаружены практически в одних и тех же слоях. Кисть хабилиса не найдена, лишь незначительные фрагменты, которые не позволяют достоверно полагать, что она была совершеннее кисти австралопитека. Строение черепа хабилиса исключает значимую звуковую коммуникацию: набор издававшихся ими звуков был не богаче, чем у шимпанзе. Целый ряд авторитетных антропологов (в частности, Б. Вуд, М. Коллард) относят хабилисов не к роду homo, а к роду австралопитеков, считая просто крупными самцами. Таким образом, наличие «эволюционной ступени» между этими существами вовсе не очевидно.

 

Человек – не животное

– Далее следует homo erectus, «человек прямоходящий». Его вы тоже назовёте обезьяной, в которой нет ничего человеческого?


– Наоборот. Полагаю, он полноценный человек, в котором нет ничего обезьяньего. Считалось, что у них маловато мозгов (800–1100 «кубиков»), но оказалось, что у многих наших современников – 700–800 «кубиков» при совершенно нормальном развитии. Вестибулярный аппарат эректуса – как у нас, скелет – тоже. Что касается черепа эректуса, то американский антрополог М. Вулпов выделил 17 его отличительных признаков и отправился искать их среди современных людей – аборигенов экваториальной зоны и Австралии. И обнаружил вразброс все эти признаки, кроме лишь одного – толстой черепной кости. Обезьяноподобные губы эректуса на рисунках-реконструкциях – домысел художников, поскольку мягкие ткани не сохраняются. Изготовление орудий труда эректусов (ашельская культура) требует большого мастерства и разительно отличается по сложности от расколотых галек (одлувайская галечная культура), которыми, как предполагается, пользовались австралопитеки и хабилисы, то есть обезьяны. Плавного перехода от орудий «олдувая» к орудиям «ашеля» не прослеживается – следовательно, не было и промежуточных существ. Кроме того, археологами обнаружены культовые орудия эректусов, с помощью которых они приносили жертвы. Так в чём же их обезьяноподобие? Ни в чём. Это люди. Значит, говорить об эволюционной цепочке не приходится. Не было полулюдей-полуобезьян. Были обезьяны – австралопитеки и хабилисы, и были люди – эректусы и сапиенсы.

– Поэтапное появление австралопитека, хабилиса, эректуса и сапиенса – для вас не аргумент?


– Авторитетные научные журналы Science и Nature в своё время написали, что останки эректусов найдены в разных слоях – и с австралопитеками, и с хабилисами, и с сапиенсами. Кстати, то же самое касается «лошадиной серии», считающейся гордостью эволюционной теории. Лошадь современного типа обнаружена в тех же слоях, что и маленький гиракторий (его в «серии» изображают первым, то есть самым древним). Над этими фактами эволюционисты особенно не запариваются – они «объясняют» их тем, что макроэволюция на разных территориях идёт с разной скоростью. Аналогично в ответ на недостаточное количество найденных «переходных форм» они выдвинули теорию скачкообразной макроэволюции. Немецкий палеонтолог О. Шиндевольф считал, что «первая птица вылетела из яйца рептилии».

– ДНК человека и ДНК шимпанзе совпадают на 93,6%. Не указывает ли это на общего предка?

– Нет, лишь на то, что физиологически мы устроены похожим образом. Главное отличие человека от животного заключается не в генетике, не в анатомии, не в объёме мозга. Отличие – во внутреннем облике. Обезьяна и медведь могут кататься на велосипеде, но только до тех пор, пока вы награждаете их «вкусняшкой». А человеку хочется кататься – его тянет к творчеству. Обезьяна проявит изобретательность, чтобы сорвать банан, и, после того как она его сорвёт, всё закончится – животному неведомо творчество ради творчества, умение ради умения.
Доктор биологических наук В. Слезин, руководивший лабораторией нейро-и психофизиологии Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института, отмечал, что при внешнем сходстве высшая нервная деятельность у обезьяны в сравнении с человеком принципиально иная. Как он утверждал, школьникам нельзя возвещать с высоты авторитета науки о происхождении человека от животного, поскольку это деформирует неокрепшую психику.

 

Адам и Ева

– Одним из главных аргументов эволюционизма является то, что не существует другой материалистической гипотезы происхождения видов. Сейчас угадаю – вы скажете, что в рамках материализма мир объяснить нельзя.

– Да. Упомянутое мной в начале разговора открытие группы Ю. Алтухова, однозначно указывающее на невозможность превращения одного вида в другой, наводит на мысли о созданности нашего мира. Что является задачей науки? Поиск истины или же объяснение всего в рамках материализма? По-моему, всё-таки поиск истины. Русский мыслитель XIX века Н. Данилевский писал: «Теория эволюции не столько биологическое, сколько философское учение, купол на здании материализма, чем только и можно объяснить её фантастический успех, научными достоинствами никак не объяснимый».

– Значит, человечество произошло от Адама и Евы? От одного мужчины и одной женщины? Вы серьёзно?

– Есть веские основания так считать. Геномы двух современных людей из разных концов света различаются значительно меньше, чему у двух горилл из одного леса в Западной Африке. Когда решили оценить разнообразие Y-хромосомы, присутствующей только у мужчин, то выяснилось, что во всех случаях она имеет один и тот же центральный остов, причём очень большой. Похоже, все мужчины получили этот остов от кого-то одного. То же самое касается митохондрий, которые человек наследует по женской линии. Вариация ДНК митохондрии совсем не велика в сравнении с другими участками ДНК – с огромной вероятностью все мы происходим от одной женщины. Эволюционисты соглашаются с тем, что это убедительная аргументация, и в ответ утверждают, что человечество произошло не от одной пары, а от небольшого их числа, нескольких десятков.

– Простите, но все знают, что инцест у людей ведёт к уродствам.

– Инцест увеличивает вероятность уродств постольку, поскольку лишает потомка возможности выбора между генами. Допустим, у папы ген повреждённый, а у мамы – здоровый, тогда потомок возьмёт мамин ген. А если мама – папина сестра, то у неё с большой вероятностью этот ген тоже не в порядке – значит, потомкам не из чего выбирать. Полагаю, повреждённые гены у человечества появились лишь по истечении времени, в результате мутаций, и поначалу братья с сёстрами могли давать здоровое потомство.

 

Линия партии

– В Интернете куча обвинений в адрес вашей персоны. Даже «копать» не надо – в одной только Википедии их немало.

– Когда я попытался повлиять на это враньё, в Википедии меня заблокировали. Такая вот она, «народная энциклопедия».

– Утверждается, что доктор биологических наук М. Заречная, которая указана в первом издании вашего учебника в качестве редактора, не существует.

– Я был вынужден изменить фамилию редактора, поскольку в последний момент, когда мы с ней почти закончили учебник, она отказалась довести работу до конца, сославшись на недомогание. Редактором второго издания учебника выступил тогдашний директор Института общей генетики, академик РАН Ю. Алтухов – и уж его-то существование ни у кого сомнений не вызвало. Он, кстати, считал, что «замена дарвинистами Господа Бога естественным отбором нанесла существенный ущерб не только развитию естественных наук, но и самого человечества».

– Биолог Г. Муравник говорит об этой книге: «Такого количества ошибок я не встречала за всю свою педагогическую практику даже в работах самых безнадёжных учеников-лентяев».

– Когда она выступала в МГУ на Рождественских чтениях в рамках секции «Наука и христианство», я попросил её прилюдно указать хотя бы на одну ошибку в учебнике. Муравник ответила, что даже в руки его не возьмёт.

– Доктор биологических наук Э. Хуснутдинова заявляла, что не писала положительного отзыва, который вы цитируете в первом издании учебника.

– По её просьбе я облегчил ей работу, написав «рыбу» для отзыва, она дополнила текст и поставила свою подпись. А потом отреклась – под напором научной общественности. К чести другого доктора биологических наук, Е. Балановской, она напору не поддалась и от своего положительного отзыва не отказалась.
Важно понимать, какая ситуация сложилась в науке. Девять из десяти заведующих кафедрами биофака МГУ в личных беседах говорили мне, что не верят в макроэволюцию, – и ни один из них не скажет этого публично. Тем самым они подставили бы под удар не только себя, но и целиком свои кафедры, ведь это карьера, гранты и так далее. Некоторые, проконсультировав меня, взяли расписки, что я никогда не упомяну их фамилий в связи со своим учебником. Они не хотят такой славы. К сожалению, многие защитники макроэволюции, полемизируя с оппонентами, пускают в ход помои (про меня, например, говорят, что я нигде не учился, не оканчивал факультет молекулярной и химической физики МФТИ, не защищал кандидатскую диссертацию). Тем отраднее, что некоторые большие учёные заявляют о своих креационистских взглядах во всеуслышание. Наряду с упомянутыми Ю. Алтуховым и В. Слезиным я хотел бы назвать членкора РАН В. Жирова, директора Полярно-альпийского ботанического сада-института. Он утверждает, что библейская мысль о сотворённости мира по божественному плану лучше, нежели гипотеза эволюции, объясняет разнообразие живых организмов, их удивительно взаимосвязанное обитание на планете.
Без многих достижений науки невозможно представить нашу жизнь, а при отказе от этой гипотезы – о превращении одного вида в другой – человечество не потеряет ровным счётом ничего. Полагаю, напор материалистов вызван тем, что им очень не нравится альтернатива эволюционизму. Они считают, случился Большой взрыв, и в результате водород превратился в людей. Это для них правдоподобно, а существование Создателя – нет.

– Думаю, многие учёные откажутся от дискуссии с вами под предлогом того, что это якобы ниже их достоинства. Однако некоторые материалисты помимо исследований активно занимаются распространением своих взглядов, например портал Антропогенез.ру. Будем ждать от них развёрнутых возражений на каждый ваш довод.

Сергей РЯЗАНОВ

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram