Это не телефонный разговор

, 00:00

Это не телефонный разговор

 В битвах между политическими группировками компромат всегда был ходовым товаром. Он хорошо продается, и спрос на него вне зависимости от стоимости всегда велик. В советские времена в частную жизнь граждан вторгаться мог только КГБ. Для этого существовал его 12-й отдел, который в структуре Комитета приравнивался к самостоятельному управлению. Ухо отдела слушало все пространство страны. После контузии, полученной в 1991 году, оно потихоньку начало глохнуть. Самый тяжелый удар по 12-му отделу КГБ нанес товарищ Бакатин, подарив американцам схему наших прослушивающих устройств в здании нового посольства США в Москве. Этим широким жестом он фактически прикончил славное подразделение, которое «слишком много знало». 

 ОПУСТЕВШУЮ нишу тут же заняли другие. Предприимчивые математики, уголовники, театральные режиссеры, прозванные впоследствии олигархами, начали активно строить собст­венные империи. За бывшими сотрудниками 12-го отдела, способными грамотно прослушать конкурентов, а заодно защитить от посторонних глаз и ушей, в буквальном смысле началась охота. Им предлагались высокие должности в банках и фирмах. Сулились огромные деньги, на которые можно было построить дачу. Закона, хоть как-то регулирующего подобную деятельность, не было. Когда спохватились, было поздно. Поток компромата уже не могла сдержать ни одна плотина.

 Теперь фразу из игры в шпионов: «Это не телефонный разговор» произносят даже домохозяйки. А у людей, обладающих властью или хоть сколь-нибудь значимой суммой денег, развилась мания преследования. Особенно тяжелые приступы болезни наблюдаются перед выборами или крупными сделками. И не без основания. Действующие на невидимом фронте бойцы образовали целый рынок «сливов», на котором реализуют оптом и в розницу результаты проникновения в частную жизнь. Они знают главное правило: пока есть спрос, будет и предложение.

 Вторгаться в частную жизнь граждан не просто дорого, а очень дорого. Но, когда речь идет о еще больших деньгах, за ценой дело не встанет. А способов проникновения в частную жизнь человека очень много. Наиболее доступные из них – это прослушивание обычных домашних и рабочих телефонов, а также запись бесед в помещениях с помощью «жучков».

 Одно время в Москве по рукам ходила база с информацией на крупных политиков, чиновников и журналистов, которую, как утверждают оперативники, изъяли при обыске в хозяйс­тве одного из олигархов. Вышеупомянутая база содержала неимоверное количество прослушек, снятых с обычных домашних телефонов. Любой, даже самой богатой част­ной службе безопасности не под силу окучить столько абонентов. Авторство этого огромного коллективного творчества так и не было доказано.

 Из опыта 12-го отдела КГБ известно, что при необходимости установки прослушки использовали несколько видов стандартного проникновения. Чаще всего в квартиры проходили под видом водопроводчиков, электриков, работников Мосгаза или участковых. Благо соответствующие документы прикрытия всегда имелись. Дальше все зависело от ловкости рук визитеров. Не дай бог хозяин жилища что-нибудь заподозрит – все, считай, операция провалена, а премия накрылась. Такая тонкая, почти воровская работа требует от исполнителя виртуозного мастерства и железных нервов. Далее в дело вступали женщины-операторы. Труд по шесть часов в день, постоянно в наушниках, постоянно в напряжении, изнурял. Сквозь музыку, сквозь шум воды в ванной, надо уловить нить разговора и ничего не пропустить.

 С тех пор почти ничего не изменилось. Единственно, что технической оснащенности частных структур позавидуют многие профи. Приобретая супердорогие новинки, они тут же пускают их в дело, используя при этом испытанные методы спецслужб. Благо всевозможных советников, оставшихся не у дел после ликвидации КГБ, хватает, поскольку цена их услуг соответственно возросла.

 Сейчас, в век миниатюрных устройств, спецтехника может быть установлена где угодно. Вероятные места: полости и щели в плинтусах, стенах, за батареями отопления, труднодоступные места на шкафах, карнизах, полости подвесного потолка, вентиляционные шахты, элементы мебели, предметы бытового назначения, цветы и т.д. Весьма удобны для размещения средств подслушивания различные электрические разъемы, розетки, штепсели и т.п.

 Хотя с «жучками» борются на всех уровнях, но зачастую «вредных насекомых» так и не удается вовремя обнаружить.  В свое время служба безопасности крупнейшего банка отличилась тем, что оборудовала спецтехникой, по «денежному согласованию» с администрацией, целый зал фешенебельного японского ресторана «Токио», что был в гостинице «Россия». Метрдотелю было дано указание всех важных персон сажать именно сюда. Таким образом, процесс приема пищи и деловых переговоров назывался «весь вечер на арене». Когда слухи о прослушках в «Токио» просочились в прессу, лавочку моментально прикрыли.

 Как-то руководителю одной из очень крупных российских фирм доброжелатели воткнули в телефон в кабинете «жучок», по виду не отличавшийся от простой иголки. Через некоторое время бизнесмен понял, что его слушают, но как его секьюрити ни старались найти закладку, не могли. И только когда все телефонные аппараты были расколоты на молекулы, иголка обнаружилась. Прибор оказался столь совершенен и хитроумен, что мог заряжаться с помощью радиосигнала, посылаемого из соседнего здания.

 Стремление узнать чьи-то секреты заложено в самой природе человека. Стремление их скрыть – такое же естественное желание. Эти два желания постоянно соприкасаются. Но когда речь идет о частной собственности и безопасности близких, все средства хороши. И не стоит пренебрегать достижениями современной техники.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Врио главы ДНР Пушилин сообщил, что российские войска закрепились в северной и восточной части Артёмовска

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

В мире

Общество