Провалы верхов, а жертвы низов

Уроки террористического рейда на Будённовск

, 18:44

Провалы верхов, а жертвы низов

22 июня 1941-го и 14 июня 1995-го. Трагические даты в истории России. Но о первой знают и помнят почти все, а о второй начинают забывать. Между тем это первые дни двух войн. Великой Отечественной, продолжавшейся без малого четыре года. И нынешней – антитеррористической, идущей уже 17 лет.

Конечно, понесённые жертвы на них несравнимы. Но каждая человеческая жизнь – бесценна. В начале июня этого года боевые товарищи проводили в последний путь бойца легендарной группы «Альфа» полковника запаса Андрея Руденко.

Только после смерти можно назвать его фамилию. Ведь ему не только в Будённовске, но и в Москве грозила бандитская пуля. Вспомним недавнее убийство в центре столицы полковника Буданова. Поэтому и сейчас спецназовцы Антитеррористического центра ФСБ России предпочитают не афишировать в прессе свои настоящие имена. Обозревателю «АН» они представились коротко: Сергей и Павел.

Теряем лучших

Крепким на вид мужикам давно за сорок. Покойному Андрею Руденко тоже было всего сорок семь лет. Выпускники одного пограничного училища, они дружили почти четверть века. Свято следовали спецназовской клятве: «Пленных не брать, своих не бросать».

Павел и Сергей рассказали, что Андрей Руденко в спецподразделение пришёл в середине восьмидесятых. Он прослужил в «Альфе» почти всю жизнь, уволившись в 2010 году.

Пока кто-то «крышевал» коммерсантов, охранял олигархов, обделывал свои сугубо личные делишки, Андрей честно воевал. Сначала бил «духов» в Афганистане. Потом в составе «Альфы» прошёл почти все «горячие точки» на территории Советского Союза. За плечами и две чеченские войны. Руденко принимал участие во многих сложнейших операциях по освобождению заложников: в Сухуми, Москве, Первомайском

Но самой трудной был, конечно, Будённовск. Тогда «Альфа» понесла самые большие потери в своей истории. Штурм больницы, в которой боевики Басаева держали более 1500 заложников, был кровавой мясорубкой. В окна родильного отделения бандиты выставляли беременных женщин, а сами, расположившись между их ног, чувствовали себя почти в безопасности. Над больницей стоял сплошной бабий вой: «Родненькие! Не стреляйте!»

Огневой поддержки у «Альфы» не было. По больнице ведь не применишь ни танки, ни артиллерию, да и авиация тут бесполезна. А обкуренные гашишем боевики Шамиля Басаева вели шквальный огонь. Как потом установила разведка, в состав его отряда входила группа снайперов, а также несколько арабских наёмников, бывших боевых пловцов. Их привёз с Ближнего Востока Хаттаб.

«Альфа» шла на штурм больницы тройками. Первую возглавлял майор Владимир Соловов. Практически сразу получил ранение его подчинённый, молодой спецназовец Фёдор. Он отполз за дерево, там перевязал рану и вколол себе обезболивающее средство, «обширялся». Прижатые снайперским огнём, они с напарником, который лежал за кучей гравия, ждали, пока их оттуда вытащат. Соловов же ушёл куда-то вперёд и в сторону. Последнее, что от него слышали в радиостанцию: «П...ц! Руки как не бывало». Оказывается, очередью из крупнокалиберного пулемёта ему перебило руку, почти оторвало её.

Как сейчас вспоминает Сергей, Соловов был самый здоровый в «Альфе», и, даже имея такое тяжёлое ранение, он нашёл в себе силы и перевязал себя. Но лежал майор практически на голом месте. Арабский снайпер со ста метров добил его, попав прямо в сердце. В том же бою погибли молодые лейтенанты, два Димы – Рябинкин и Бурдяев.

Трое убитых и двадцать четыре человека раненых составляли тридцать процентов потерь от участвовавшего в штурме личного состава «Альфы». А это по всем военным канонам делало её на тот момент небоеспособным подразделением.

По словам Павла, в том бою Андрей Руденко несколько часов под кинжальным огнём противника прикрывал раненого бойца «Альфы». В тот день, вспоминает Сергей, эвакуировать наших товарищей удалось только с третьей попытки. До этого два бэтээра были подбиты боевиками из гранатомётов из окон больницы.

Сколько таких испытаний было у полковника Руденко? Никто не считал. Но для сердца самого мужественного человека такие стрессы бесследно не проходят. Андрей выжил в Будённовске. Но та трагедия через семнадцать лет достала его в Москве. Умер он во сне. Лёгкой смертью хорошего человека.

Политические импотенты

Пока наш спецназ умывался кровью в Будённовске, Верховный главнокомандующий президент Борис Ельцин улетел на встречу лидеров ведущих стран мира. Как тогда горько шутили в России, «шестёркой» в «Большой семёрке». Утром в Галифаксе был ещё бодр и строго приказал, понимаешь, всех «падл» уничтожить. Он даже выразил неудовольствие в связи с тем, что со штурмом затянули: он хотел им сам руководить с борта самолёта. Но вот беда, международный форум! Поэтому срочно пришлось вызвать из отпуска председателя правительства Виктора Черномырдина и поручить решить ему проблему Будённовска.

Вечером «рукопожатие у Бориса Николаевича было уже не таким крепким», но, вместо того чтобы никому не показываться и «работать с документами», он появился перед журналистами. К этому времени «верховный главнокомандующий» получил новую реляцию из Будённовска, подписанную генералом армии Ериным как старшим по званию. В холле отеля «Цитадель» он радостно сообщил: «Ерин докладывает, что чеченцы переоделись в белые халаты в больнице и пытались бежать. Их всех, понимаешь, уложили». И президент радостно засмеялся.

Затем Ельцин ошарашил всех поистине сенсационной новостью. «Мы получили сообщение, что Дудаев попросил политическое убежище в Турции. Мы не будем возражать. Пусть едет куда хочет. Лишь бы подальше от России!»

Турецкое посольство в Канаде, а затем и МИД Турции немедленно опровергли эту «утку». Но до Ельцина, наверное, из-за прогрессирующего «русского недомогания» это опровержение не дошло. Тем более что верный Козырев, напоминающий политическими повадками главного евнуха при гареме эмира, подтвердил, что «да, у нас есть очень надёжная информация о бегстве Дудаева за границу».

Срочно нужны были решительные действия и чёткие указания президента по Будённовску. А Ельцин находился почти в алкогольной коме. Его слегка привели в чувство лишь к совместной пресс-конференции президентов США и России.

Как плохой проповедник, воздев руки к небу, Борис Николаевич кричал: «Чечня – это центр международного терроризма, коррупции и мафиозности!»

Клинтон, явно отворачивавший голову, когда «друг Борис» дышал в его направлении, и мрачно молчавший во время ельцинского монолога, заявил, что его позиция по поводу чеченского конфликта абсолютно не та, что приписывает ему Ельцин. Конечно, он против всякого терроризма, но не односторонне, не в пользу одних против других. Короче, заварили кашу в Чечне, а теперь расхлёбывайте её сами.

Справка «АН»

В результате вооружённого нападения банды, возглавляемой Басаевым, на Будённовск, погибло 129 человек. В том числе 18 работников милиции и 17 военнослужащих, получили огнестрельные ранения различной степени тяжести 415 граждан. В заложники были захвачены более 1,5 тыс. человек. При нападении на Будённовск были уничтожены 16 боевиков – девять на территории города и на подступах к аэродрому и семеро – в здании больницы.

 В России с 1995 г. совершено более 100 терактов. В них мы потеряли свыше 2500 человек. Один из последних – 3 мая 2012 г. в Махачкале с 13 погибшими и около 90 ранеными.

Кровавая цепочка

Клинтон знал, что террористический рейд на Будённовск – лишь первый этап долгой, вялотекущей войны, ослабляющей Россию. Резидент американской разведки в Москве в тот день докладывал ему, что захват больницы служил всего лишь отвлекающим маневром для начала операции с условным наименованием «Красная цепочка».

Знали об этом и на Лубянке. Но там называли операцию «Красная цепочка» – кровавой. Тогдашний директор ФСБ Сергей Степашин, несмотря на внешнюю мягкость и питерскую интеллигентность, один среди политических импотентов действовал жёстко. И сумел вместе с подчинёнными предотвратить запланированные на то же время теракты в Пятигорске и Ростове-на-Дону, а также захват самолётов в аэропорту Минеральных Вод. А в Будённовске операцией руководили бывшие участковые милиционеры, а ныне министры – Ерин и Егоров.

По приказу директора ФСБ на переговоры с Басаевым из Чечни был доставлен брат Аслана Масхадова, начальник штаба дудаевских формирований, а также родственники некоторых из террористов, в том числе родной брат Басаева Ширвани.

Потом вспоминал сам Сергей Владимирович: «Мы ведь любой ценой хотели избежать лишних жертв, надеялись договориться. Ко мне привезли Ширвани, брата Басаева. Спросил его: «Что может остановить Шамиля?» Он прямо ответил: «Формула одна – взять в Ведено наших родственников, выстроить перед больницей и по очереди расстреливать, пока заложники не будут отпущены». Но мы же гуманисты, так действовать не могли… В результате ни в чём не повинные люди погибли, бандиты сбежали…»

Но кое-какие уроки Будённовска всё же извлечены. Главное незыблемое правило борьбы с терроризмом гласит: никаких переговоров с террористами. На силу отвечать силой.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Медведев о высказывании Роджера Уотерса по поводу роли Байдена в ситуации вокруг Украины: «Есть еще адекватные люди и на Западе»

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Политика

Политика

Политика