Рассекреченный Филби

Почему лучший агент нашей разведки не стал Героем даже к своему столетию?

, 18:53

Рассекреченный Филби

О Киме Филби, кажется, известно всё. О легендарном советском разведчике написано более 200 книг и статей. И всё равно в его деятельности остаётся немало загадок. И вот недавно Служба внешней разведки (СВР) России сняла гриф «Совершенно секретно» с нескольких документов о его работе на Советский Союз.

Из них следует, что он первым сообщил в Центр о секретной миссии в Англии правой руки Гитлера Рудольфа Гесса. Его точные разведданные о немецком наступлении на Курской дуге помогли сломать хребет фашистской танковой армаде под Прохоровкой. В конце войны Филби сумел сорвать тайные переговоры о сепаратном мире между западными разведчиками и немецкими генералами.

Ни один наш агент не достигал таких карьерных высот в британской разведке. Кандидатура молодого Филби даже рассматривалась для назначения на пост руководителя SIS. Он знал почти все секреты западных спецслужб. Когда в 1967 г. были преданы гласности сведения о его истинной роли, бывший сотрудник ЦРУ Коуплэнд, знавший Кима лично, заявил: «Деятельность Филби в качестве офицера связи между SIS и ЦРУ привела к тому, что все чрезвычайно обширные усилия западных разведок в период с 1944 по 1951 год были безрезультатными. Было бы лучше, если бы мы вообще ничего не делали».

Говорит и показывает Пресс-бюро СВР

По документам у обозревателя «АН» и Кима Филби дни рождения совпадают и приходятся на Новый год. Мне, правда, до столетия тянуть, как до победы коммунизма. Не дожил до круглого юбилея и знаменитый советский разведчик. Он умер в госпитале КГБ 11 мая 1988 года. Но коллеги много сделали, чтобы увековечить память о нём.

Особенно постарались работники Пресс-бюро СВР. В их резиденции – в особняке на Остоженке – в холле стоит бюст Филби. Год назад на этом же здании торжественно была открыта мемориальная доска в честь легендарного разведчика. И вот теперь руководитель Пресс-бюро СВР с «редкой» фамилией Иванов представляет документальный фильм к столетию Филби.

Сергей Николаевич Иванов в короткой вступительной речи явно скромничает. Мол, не судите строго, фильм снимали не профессиональные операторы, а сотрудники Пресс-бюро. Но зато всё сделано по строгим правилам разведки. В этом убеждаюсь с первых же кадров.

…Обозревателя «АН» пригласили на последний ряд добрые знакомые – два полковника разведки. Поскольку их фамилии до сих пор государственная тайна, охраняемая законом, назову их по-своему: Белорус и Богатырь.

И вот появилась картинка, как вице-премьер Сергей Иванов, директор СВР Михаил Фрадков, вдова Филби Руфина Ивановна, ветераны и действующие разведчики открывают мемориальную доску. Крупный, похожий на былинного богатыря Илью Муромца, сосед по креслу толкнул меня в бок:

– А мне личико скрыли чёрным пятном. Молодцы…

– В Пресс-бюро СВР всегда работали не только хорошие журналисты, но и отличные конспираторы, – отозвался на реплику коллеги Белорус.

Впрочем, это с полным правом можно отнести и к обоим полковникам. За время знакомства с ними обозреватель «АН» и сам убедился, что не зря в их служебных аттестациях пишут, что гостайну хранить умеют. Общительные мужики, с хорошим чувством юмора, с ними можно говорить на любые темы, кроме секретной работы.

А вот ветераны-разведчики после окончания фильма были более откровенны. Хорошо знавший Кима полковник в отставке Михаил Петрович Любимов «толкнул» даже целую речугу про Филби. А в кулуарах разговаривали два седых человека. Видимо, ученики «нашего англичанина»:

– Мишка-меченый не дал присвоить Киму звание Героя Советского Союза. Горбачёв боялся гнева Маргарет Тэтчер.

– А кого Путин с Медведевым боятся? Чего тянут резину?

– Им бы посмотреть это кино. Когда Никита Хрущёв увидел французский фильм «Кто вы, доктор Зорге?», то так был поражён, что велел наградить нашего военного разведчика Рихарда Зорге Золотой звездой Героя посмертно.

– Ну, так это было ещё при советской власти…

– И в наше время, по-моему, в 1995 году присвоили же звание Героя России посмертно нескольким атомным разведчикам: Лоне Коэн, Яцкову, Квасникову.

– И Филби сделал не меньше для России. В Англии он удостоен высшей награды Британии, которую в Букингемском дворце ему вручала сама королева, а у нас так и не стал официально Героем.

– Но новая Родина, где он провёл последние четверть века, тоже не забывала отмечать его заслуги. Насколько я знаю, Филби награждён орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны I степени, Дружбы народов и медалями, а также знаком «Почётный сотрудник госбезопасности».

– Но почему его портрет не висит в Ясенево двадцать третьим в числе официально признанных разведчиков-Героев?

Расска«денди из КГБ»

Донесения разведчиков чаще всего написаны сухим, официальным языком. Но Филби был великолепным журналистом. Индивидуальный стиль, тонкая ирония и британский юмор чувствуются даже в его отчёте о своей работе, который недавно рассекретила СВР. Документ очень хорошо перевели сотрудники Пресс-бюро Службы внешней разведки.

К сожалению, из-за большого объёма публикуем лишь отдельные выдержки из отчёта Кима Филби.

Справка «АН»

Ким Филби (настоящее имя Филби Гарольд Адриан Рассел) родился 1 января 1912 г. в Индии в семье знатного британского чиновника. Он учился в привилегированной Вестминстерской школе, а в 1929 г. поступил в Тринити-колледж Кембриджского университета. Здесь он сблизился с левыми кругами и под их влиянием вступил в Социалистическое общество университета. На молодого Филби по подсказке своей жены вышел наш разведчик-нелегал Арнольд Дейч. В 1933 г. советская разведка привлекла английского аристократа к сотрудничеству.

Рассекречено

Служба внешней разведки РФ. Совершенно секретно. Экз. №2. Перевод с английского.

«Летом 1940 года, вскоре после падения Франции, разведка из романтических грёз стала сферой моей деятельности. Мои первые несколько месяцев работы в СИС не принесли мне ничего нового. Мне сказали, что я прикреплён к секции «Д» (подрывная работа), и конверт с десятью необлагаемыми налогом пятифунтовыми банкнотами ежемесячно попадал ко мне. Но я почти не понимал, в чём заключались мои обязанности, был почти уверен, что большинство моих коллег были в таком же положении. В отделе ходили таинственные разговоры о «железных воротах» на Дунае, как будто это были запертые ворота на канале Риджент; и о диверсии на бакинских нефтепромыслах с целью лишить Германию нефти и заставить её сдаться. Так как я видел бакинские нефтепромыслы, то я мог лишь отдать должное воображаемым героическим подвигам тех, кто вынашивал планы «их взрыва».

Наслушавшись таких разговоров, я перебрался в только что образованную учебную секцию (трудно представить, но это факт, что сотрудники английской разведки и их агенты не проходили никакой подготовки до Второй мировой войны) и вскоре оказался прикреплённым к странной экспериментальной учебной станции около Хертфорда.

…Единственная неприятность, которая случилась со мной в этот период, была потеря револьвера, который был выдан мне по какой-то необъяснимой причине. Его украли из кармана на дверце служебного автомобиля, которым я пользовался в личных целях в Сохо. С чувством вины (я думал, что правила в этих делах очень строгие) я доложил о потере офицеру, который выдавал оружие. Он спросил, расписывался ли я за пистолет, и я, боясь, что мой ответ ещё больше усугубит мою вину, ответил, что нет. Его ответ был краток: «O’кей, забудь об этом, понял?», и он занялся более важным делом.

…Первый представитель ФБР у нас и МИ-5 был высоким и красивым человеком, курящим трубку, приводящим в отчаяние всех наших секретарш. Положение изменилось, когда приехал его преемник: теперь уже он сходил с ума от всех наших секретарш. Перед игрой в гольф он всегда напивался и заявлял, что никогда не чувствует себя плохо после пьянок.

(От редакции: разведчик в 1944 году получил повышение по службе. Он был назначен на пост начальника 9-го отдела SIS, который занимался изучением «советской и коммунистической деятельности» в Британии. В качестве резидента SIS Филби работал в Турции, а затем возглавил миссию связи SIS в Вашингтоне. Ким установил контакты с руководством ЦРУ и ФБР, в том числе с Алленом Даллесом и Эдгаром Гувером.)

…Это была деликатная работа. Деятельность и ЦРУ и ФБР была, в первую очередь, направлена против Советского Союза и коммунистического движения, и в то же время их раздирала межведомственная борьба. В моём назначении была и ещё одна пикантная сторона: маккартизм был в полном разгаре. Я смог представить, какие ужасающие беспорядки мог вызвать невежественный политикан, подобный сенатору из Висконсина, в обществе, которое можно так легко обмануть.

Маккартизм был заразным явлением и пробил себе дорогу в круги, от которых этого не ожидали.

Так, сотрудник ФБР, занимавший очень высокий пост, должен был быть среди первых, понимающих разницу между серьёзными уликами и чепухой. Однако он заявил мне, что президент Рузвельт является «сознательным агентом Коминтерна и получает от него указания».

« » сентября 1964 года

№ 1/14-9786

В 1955 г. Филби вышел в отставку. В августе 1956 г. был направлен в Бейрут под прикрытием корреспондента британских изданий The Observer и The Economist.

В 1962 г. Флора Соломон, знавшая Филби по совместной работе в компартии, сообщила представителю Великобритании в Израиле о том, что в 1937 г. Ким пытался завербовать её для работы на СССР. В связи с угрозой провала в начале 1963 г. Филби с помощью советской разведки нелегально покинул Бейрут и прибыл в Москву.

Инициатива «Аргументов неделi»

В 1987 г., незадолго до внезапной смерти Кима Филби, трое харьковских студентов, посмотрев по телевизору интервью Филби с Генрихом Боровиком, написали письмо в Президиум Верховного Совета РСФСР. Мол, как же так, герой-разведчик, а официально это звание не присвоено? «Просьбу из народа» переслали на Лубянку.

Председатель КГБ Владимир Крючков дал команду готовить представление. Но, как потом незадолго до своей смерти он рассказывал обозревателю «АН», тут вмешался Горбачёв. И закатил целую истерику: зачем нам осложнения с англичанами, а что подумает Маргарет Тэтчер? И документы заморозили.

Наша газета предлагает вернуться к этому вопросу сейчас. В 2012 г. надо наконец-то восстановить справедливость и присвоить одному из лучших наших разведчиков звание Героя России посмертно. Это позволит его вдове Руфине Ивановне получать 25 тысяч рублей ежемесячной пенсии.

У неё нет прямых наследников. Поэтому вдова Филби готова завещать свою четырёхкомнатную квартиру в тихом центре столицы государству с единственным условием: создать там музей легендарного разведчика. Он мог бы стать филиалом Кабинета славы СВР России. И это было бы лучшим подарком к столетию Кима Филби.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Глава МИД КНР Ван И предупредил США, что их борьба против почти полтора миллиарда китайцев «ни в коем случае добром не кончится»

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

В мире

Общество

Общество

Общество