«Большое ухо»

Как разведки используют прослушку и другие технические методы

, 20:14

«Большое ухо»

Кто владеет информацией, тот владеет миром. Больше всего секретных сведений разведки сейчас получают не от агентуры, а с помощью современной аппаратуры. Говорят, весь мир находится под электронным колпаком спецслужб. Кто и как ведёт техническую разведку? Во всех странах это тайна за семью печатями.

Капитан Флинт и его команда

В тот субботний вечер приморский «Фрегат» был полон. Обозреватель «АН» тщетно искал свободный столик. Я уже собрался уходить несолоно хлебавши, как вдруг меня кто-то окликнул:

– Корреспондент! Причаливай к нам.

За большим столом в окружении четырёх красоток сидел мой давний знакомый Павел. На Дальнем Востоке, где мы первый раз встретились четверть века назад, он носил погоны капитан-лейтенанта. «Кап-лей» Паша был душой компании и любимцем женщин. За готовность взять на абордаж очередную блондинку друзья звали его пиратом Флинтом.

– Ты, наверное, уже адмирал? – я не удержался от подковыристого вопроса. Девушки захихикали.

– Нет, капитан первого ранга. После Канариса в разведке адмиралов не дают, – ответил Павел и начал по-военному представлять сидящих за столом: – Капитан Смирнова, майор Гончаренко…

Девушки запротестовали:

– Павел Петрович! Мы не на служебном совещании. День рождения Катюхи празднуем. Давайте обойдёмся именами.

Вика, Света и Катя оказались подчинёнными капитана первого ранга по сверхсекретному разведцентру, а их коллега Лена служила в Омске в Отделе технического обеспечения ФСБ. Понятно, сидевшие за столом молодые дамы не занимались оперативной работой и не устраивали шпионам «медовые ловушки», но по красоте и обаянию могли бы составить конкуренцию знаменитой Мате Хари и уж тем более Анне Чапман.

Справка «АН»

В январе 1986 года советская контрразведка сорвала крупномасштабную операцию ЦРУ США: в порту Находка нашими спецслужбами был арестован грузовой контейнер, предназначавшийся для транспортировки из Японии через территорию СССР в Германию странного груза – как значилось в сопроводительных документах, керамических горшков. На самом деле он оказался напичканным электронной разведывательной аппаратурой, работавшей в автоматическом режиме и предназначенной для получения шпионской информации по самому широкому кругу вопросов во время транзитного следования по железнодорожному маршруту Находка – Ленинград.

Не женская специальность

Сначала за столом разговоров о работе не было, но тосты следовали один за другим. Девушки раскраснелись, стали чуть откровеннее:

– Как же русские мужики матерятся, когда думают, что их не слышат женщины, – жаловалась сибирячка Елена. – Просто уши вянут.

– А мы уже давно выучили все английские и французские ругательства, – рассмеялась Катя. – Слышали бы вы, как пилоты «Харриеров» вели переговоры с авианаводчиками в небе над Триполи.

В это время шумная компания молодых мужчин тоже что-то весело обсуждала за соседним столиком:

– Вчера выбрались на свободную охоту. Взлетели парой. Хвост мне прикрывал мой ведомый Серёга. Как говорится, ручку на себя – и пошли искать воды Логидзе. Сначала барражировали над набережной. Потом увидели грузинский аэродром и спикировали. А там, братцы, уже приземлились две «летающие крепости», этакие мощные стратегические бомбардировщики Б-52. И сразу по нам с Серёгой открыли ураганный огонь из своих шестиствольных пулемётных установок. Эх, видели бы вы этот огонь в жаждущих женских глазах! Смерть лётчику! Серёга сгорел сразу. Пошёл танцевать «медляк». А я лёг на крыло и с пробоинами в сердце вернулся на свой аэродром. Бальзаковские женщины на курорте – не мой профиль. У нас в военном санатории контрактницы куда моложе. А мой ведомый Серёга так и остался в грузинском ресторане с этими мадам Грицацуевыми. Бедный парень, моря теперь не увидит…

Лена тоже слушала этот стёб лётчиков из соседнего военного санатория и лишь усмехалась:

– Вот так почти всегда. Думаешь, они рассказывают что-то путное. Скажем, выдают военную тайну о налёте на грузинский аэродром, а офицеры, как канадские лесорубы, в лесу говорят о женщинах, а с женщинами – о лесе. А наши ребята всегда о бабах…

Девушки невольно перешли на профессиональные темы: как трудно из тонн словесного мусора выудить граммы полезной информации, как дорого обходится прослушка. А Павел даже привёл пример из дела бывшего генерала Госнаркоконтроля Бульбова, которому якобы коммерсанты платили по 40 тыс. долл. за месяц подслушивания телефонных разговоров конкурентов. Понятно, государство таких денег не даёт, но всё равно технические методы сбора информации вылетают в солидные суммы.

…Музыка в кафе пока не играла. И разговоры за соседними столиками были слышны без всяких микрофонов. За спиной у меня седовласый джентльмен уламывал юную даму:

– Пойдём или ко мне, или к тебе в номер. Я из Франции привёз прекрасный коньяк.

«Сопливая» кокетка испуганно отбивалась:

– Да тебя посадят за совращение малолетних. Мой папа генерал разведки. У меня и в телефоне, и в сумочке «жучки» понатыканы. А в номере, наверняка, стоят скрытые камеры. Ты что, забыл, в каком санатории мы отдыхаем?

Мужик, которому седина в бороду, а бес в ребро, только смеялся:

– Не трусь! Я законы хорошо знаю. Разведка на территории России не занимается оперативно-разыскной деятельностью. Мы работаем только за границей. А здесь прослушкой балуются милиция-полиция, ФСБ и Госнаркоконтроль. Но мы же не преступники, не шпионы и даже не наркоманы… Чего бояться? Тебе уже не шестнадцать, а меня за аморалку не вызовут на парткомиссию…

И парочка ушла в номера. Красотки за нашим столом всё обсуждали тяготы своей, на мой взгляд, отнюдь не женской специальности, а мы с капитаном Флинтом вспоминали то дальневосточное дело, на котором и познакомились.

Операция «Абсорб»

Даже в годы пресловутой перестройки и гласности, когда вовсю раскрывались секреты КГБ, в последний момент цензура наложила запрет на публикацию от этом успехе наших спецслужб. Говорят, писать о провале особо секретной операции американской разведки под кодовым названием «Абсорб» (тайное перемещение через границы СССР шпионской аппаратуры под видом коммерческих грузов в контейнерах) запретил Горбачёв. Мол, не хотел осложнять наметившуюся разрядку отношений между СССР и США.

По оперативным данным, 16 декабря 1985 года в порту Иокогама контейнер под номером «CTiV-1317221» погрузили на японский корабль «Сибирь-Мару». Он был осмотрен японскими пограничными и таможенными службами, опечатан и отправлен по адресу: ФРГ, 2000, Гамбург, 76, Винтерхудер Вег, 46. До Находки груз был доставлен морем, а оттуда должен был следовать через весь Советский Союз до Ленинграда по железной дороге.

Генерал-майор Рэм Красильников, руководивший тогда операцией по вскрытию этой разведывательной акции, впоследствии вспоминал:

– Аккуратно сняв пломбу и открыв двери контейнера, мы увидели стену, сложенную из картонных коробок с декоративными горшками внутри. Ну кто подумает о каком-то подозрительном грузе, увидев эти невинные поделки мастеров-ремесленников? Удалив два ряда горшечной кладки, мы наткнулись на деревянную переборку, скрывавшую содержимое остальной части контейнера. Разобрав её, мы ахнули. Во всей красе перед нами предстала чудо-лаборатория, занимавшая две трети контейнера.

По заключению специалистов Комитета государственной безопасности, аппаратура представляла собой единый находящийся в рабочем состоянии комплекс, действующий в автоматическом режиме. Поражали уникальные возможности этой техники. Она была способна выявлять источники радиоактивности, регистрировать и накапливать информацию об интенсивности, спектральном составе и суммарной дозе нейтронного и гамма-излучений, фиксировать пройденное расстояние, атмосферное давление, температуру, определять с большой точностью географические координаты, а также производить панорамную фотосъёмку по всему маршруту движения контейнера.

Отсюда и назначение комплекса – разведка районов с повышенной радиоактивностью, связанных с производством, хранением, транспортировкой ядерных материалов, в том числе ядерного оружия и военных объектов, оснащённых ядерным оружием. Возможности комплекса позволяли установить район и направление перевозок, количество перевозимых ядерных боеприпасов, спектральные характеристики ионизирующего излучения, определяющие характер объектов в данном регионе.

Анализ полученной информации, накопленной в двух специально разработанных индивидуального исполнения ЭВМ, позволял выявлять и «привязывать» к географической сетке перевозимые по железной дороге ядерные заряды и боеприпасы, установки, оснащённые ядерным оружием, другие источники радиоактивного излучения. Датчики комплекса идентифицировали находящийся в защищённом контейнере одиночный ядерный заряд, эквивалентный одному килограмму плутония, на расстоянии 10 метров от оси контейнера. Информация записывалась в кодированном виде на компакт-кассеты, ёмкость которых накапливала данные о 1000 замеров радиоактивных источников. Аккумуляторные батареи обеспечивали бесперебойную работу аппаратуры в течение трёх месяцев.

Конечно, Павел Петрович, как технарь, рассказывая о начинке контейнера с горшками, восхищался шпионской аппаратурой главного вероятного противника. Он утверждал, что техническая разведка в XXI веке полностью заменит агентурную. Я с ним не соглашался. Ведь по утверждению того же Рэма Красильникова, «первичная информация о готовящейся операции была получена оперативным путём».

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Медведев о высказывании Роджера Уотерса по поводу роли Байдена в ситуации вокруг Украины: «Есть еще адекватные люди и на Западе»

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Политика

Политика

Политика