//Образование

Как избежать взяток в образовании

№ 35(577) от 07.09.2017 [ «Аргументы Недели Владивосток» ]

Как избежать взяток в образовании

В преддверии начала нового учебного года агентство CrosDigital проанализировало 50 000 авторов сообщений в социальных сетях, блогах и на форумах по всей стране на предмет того, что волнует наших сограждан. Как и следовало ожидать, самой обсуждаемой темой оказалась подготовка к школе, при этом наиболее активно в социальных медиа говорили о школьных взносах, которые большинство называли просто термин «поборы». Еженедельник «Аргументы недели. Приморье» в рамках проекта «За порядок без взяток», реализуемого при поддержке администрации края, обратился к экспертам с просьбой прокомментировать актуальность этой темы для региона.

1 сентября в Приморье, по информации краевого департамента образования и науки, свои двери распахнули 522 муниципальных и государственных общеобразовательных организации.

«В этом году за парты сядут 191,4 тысячи ребят, двадцать две тысячи из них – первоклассники», – сообщили в департаменте. При этом, отметили в ведомстве, учиться юные приморцы придут в комфортные и безопасные школы – в этом году на капитальный ремонт муниципальных школ предусмотрено 55 миллионов рублей,  будет отремонтировано 45 объектов в 11 муниципалитетах (для сравнения, в прошлом году на эти цели было выделено свыше 24 миллионов). Кроме того, в 95 общеобразовательных школах  созданы условия для инклюзивного обучения, то есть совместного обучения здоровых детей и детей с ограниченными физическими возможностями и инвалидностью, а ещё в 29 –  условия для обучающихся с интеллектуальными нарушениями. И работа по модернизации школ в крае продолжается, заверили в департаменте.

«Для сорока школ уже закуплено современное учебное оборудование кабинетов естественных наук, в ближайших планах – поставка такого оборудования ещё в сорок школ. Работают сто тридцать базовых школ в двадцати четырёх муниципалитетах, и для обеспечения полноценной работы этой системы канал связи будет оплачивать краевой бюджет. Сейчас изучается вопрос о наполнении этого канала качественным учебным контентом», – отметили в департаменте.

Кроме того, в новом учебном году, как и в прошлом, для всех школ края будет организован безлимитный и бесплатный доступ к государственным информационным системам сферы образования «Электронная школа Приморья» и «Контингент».

Однако, как рассказала заместитель директора департамента образования и науки  Приморского края Татьяна Александровна Хмель, «родители должны снабдить своих детей всем необходимым для школьной жизни – это ранец, физкультурная форма, тетради, ручки, карандаши и далее по списку – он есть во всех школах, а некоторые школы даже публикуют этот перечень на своих сайтах». Что касается учебников, замдиректора подчеркнула: «Школа должна снабдить каждого ученика комплектом учебников. Если их не хватает, руководитель школы обращается в департамент образования за содействием. Например, сейчас решается вопрос о приобретении учебников для седьмых-восьмых классов школы города Фокино. В целом, везде, кроме двух приморских муниципалитетов, ситуацию с оснащением учебниками можно назвать хорошей».

Между тем, сборы в школу в этом году в среднем по стране составили без малого 14 тысяч (13 750 рублей, по опросу Tiendeo.ru). Потому многие считают любое требование школы на даже самые незначительные дополнительные сборы – поборами.

А в дошкольных образовательных  учреждениях это называют «добровольными взносами», выяснила наш внештатный корреспондент Лаура Иванова.

Вот во что вылились сборы в детский сад жителям Владивостока.

«Мы в этом году первый раз идём в сад, ну и сразу нам сказали, что есть такое понятие, как добровольная помощь детскому саду – двести пятьдесят рулей ежемесячно. Вдобавок сдаём деньги на воду, туалетную бумагу, мусорные мешки, плюс  канцелярия. Ещё  нам сказали, что в нашей группе не хватает кроватей, так как в этом году очень много детей, и что нам их придётся вроде бы как самим покупать или ребёнок будет спать на раскладушке. Что-то там про туалеты говорили, нужно будет перегородки ставить,  потому что там стоят просто унитазы и всё… Как будет на самом деле и сколько нам придётся сдавать, сказать пока не могу, посмотрим», – рассказала Марина Самсонова.

«Мы уже год отходили в детский сад. При поступлении сдавали «добровольный взнос» по тысячи рублей. Каждый месяц на охрану по двести рублей, раз в три месяца по пятьсот рублей на хознужды, и в конце года ещё пятьсот рублей на побелку потолков в группе», – поделилась своим опытом Ирина Самойленко.

«Моя дочка первый раз пойдёт в детский сад. Садик у нас новый, на много денег не просят, только на канцелярию, охрану и воду. Всем остальным обеспечивает детский сад. Спрашивала  у родителей, чьи дети уже ходят сад, все хвалят, будем надеяться, что и нам понравиться», – говорит Алёна Тимченко.

«Нам  сразу, как только принесли путёвку, сказали, что нужно сдавать деньги на добровольные взносы по двести  рублей ежемесячно, по две тысячи раз в год на ремонт, плюс ремонт группы своими силами. Помимо этого ежемесячно оплата за садик по две тысячи, канцелярия по мере необходимости», – заметил Александр Кузнецов.

Есть ли современные оценки размаха коррупции в российском образовании и если да, то где она выше – в дошкольном, школьном или вузовском образовании? С таким вопросом мы обратились к доктору юридических наук, профессору кафедры уголовного права и криминологии Юридической школы Дальневосточного федерального университета  Виталию Анатольевичу  Номоконову.

Профессор Виталий Номоконов

- Специальной статистики на этот счёт, по моим данным, никто не ведёт. Наиболее остро обозначенная вами проблема стоит, конечно, в вузовской сфере. Сегодня высшие учебные заведения представлены у нас в стране очень широко, хотя в последние годы и идёт значительное сокращение их численности, со 1115 в 2010 году до 934 в 2015-ом. Наряду с этим повышаются требования к вузам, в том числе касающиеся вопросов противодействия коррупции. Многочисленные случаи получения взяток в сфере высшего образования обусловлены как коррумпированностью общества и власти в целом, так и отсутствием интереса студентов к учебе, низкой заработной платой педагогических работников и некоторыми другими причинами.  К наиболее распространённым видам получения взятки в этой сфере относятся: незаконное вознаграждение при проведении промежуточной, семестровой и итоговой государственной аттестации студентов.

- Здесь, Виталий Анатольевич, можно проиллюстрировать сказанное Вами релизом  Дальневосточного следственного управления на транспорте Следственного комитета России. Вот что сообщали в конце лета:  преподавателя  Морского государственного университета имени адмирала Г.И. Невельского признали виновным в получении семнадцати с половиной тысяч рублей взятки от курсанта судоводительского факультета вуза. Ленинским районный суд Владивостока  назначил ему наказание виде лишения свободы сроком на три года и два месяца, правда, условно, и штраф в пятнадцать тысяч рублей. Скажите, пожалуйста,  насколько изменил ситуацию с казнокрадством закон о противодействии коррупции и нет ли необходимости что-то изменить в нём, ведь с момента его принятия прошло уже почти десять лет?

- Безусловно, в некоторой степени на коррупционную ситуацию в стране закон повлиял, но говорить о победе, переломе  или даже об успехе в этой борьбе не приходится.  Это признают и власти. Сам закон ещё содержит уязвимые места, хотя в него вносились многочисленные изменения в последние годы. Прежде всего, он не в полной мере  соответствует международным обязательствам нашего государства. Например, согласно международным нормам, в частности конвенции ООН против коррупции 2003 года, есть определение видов коррупции – это использование любых неправомерных преимуществ, как материального характера, так и нематериального. У нас всё свели к материальной выгоде, под коррупцией понимается лишь корыстно мотивированное поведение, хотя оно фактически может и не преследовать целей материальной выгоды. Это пресловутый «блат», протекционизм, другие необоснованные преимущества, например, победа на выборах,  желаемые кадровые назначения и прочее. У нас в России  до их пор уголовно ненаказуемо так называемое  «неосновательное обогащение», которое чиновник не может разумным образом объяснить.

- Рост коррупции, как известно, пришёлся на постсоветские годы, он был обусловлен тотальной  экономической разрухой, последовавшей за развалом СССР, несовершенством законодательства, развернувшейся борьбой за власть, рыночными реформами, переоценкой ценностей или  упадком нравственности?..  

- Знаете, гигантское разрастание коррупции в постсоветсткое время объясняется целым клубком острейших деформаций во всех сферах жизни общества, многослойным причинным комплексом. Здесь и слабая подконтрольность власти общественному контролю, и закрытость, кулуарность принимаемых решений,  и гипертрофия, доминирование исполнительной власти над властью законодательной и правоохранителями.  В экономической сфере  это  разрастание и негативное воздействие теневой экономики, её сырьевой перекос. В социальной сфере  – беспрецедентный разрыв в уровнях доходов населения,  чудовищное социальное  расслоение.  В идеологический, духовной сфере – это, конечно, гипертрофия материальных ценностей в ущерб духовным, культ наживы, распространение психологии продажности. Общество, в котором доминирует культ потребления, в котором богатство считается признаком успеха независимо от его происхождения, само поощряет коррупцию. Вот так все вместе названные негативные моменты и дали такой бурный расцвет коррупции. Добавьте сюда и имитацию борьбы с коррупцией, которая часто подменяет реальное противодействие.

- Мы такие уникальные в плане коррупции или ситуация в России не так страшна, как представляется?

По последним данным, в коррупцию вовлечено в мире миллиард шестьсот тысяч человек. В год, в среднем, – почти каждый четвёртый житель планеты, двадцать четыре процента.  Наиболее поражены коррупцией Либерия (77 процентов) и Азербайджан (74 процента). В  самой минимальной степени (до одного процента населения) коррупция затронула Великобританию, Австралию, Японию, Финляндию. Мировой банк утверждает, что в мире коррупционный рынок составляет один триллион долларов в год. Генеральная прокуратура России оценивает наш внутренний коррупционный рынок в 316 миллиардов долларов. Выводы делайте сами. И по другим источникам и критериям пока нашей стране в этом плане гордиться нечем. Коррупционный рынок  страны поглощает до восьмидесяти процентов (!)  легального выпуска продукции. Более двух третей, шестьдесят девять процентов  опрошенных в стране водителей признались, что давали взятки сотрудникам ГИБДД. Из страны за постсоветские годы благодаря коррупции вывезена астрономическая сумма – от полутора до двух триллионов долларов.  Страна – в  мировых призёрах по числу долларов миллиардеров и доле бедного населения.  Какой должна быть коррупция, чтобы это всё произошло?

- Как воспринимают коррупцию в нашем обществе, в особенности молодёжь?

- Большинство населения, естественно, относится к коррупции отрицательно. Тем не менее, каждый десятый житель края, согласно данным опроса, проведённого летом 2016 года Приморским научно-исследовательским центром социологии, за год хотя бы раз давал или брал взятки.

Проблема в нашем менталитете. У нас существовал студенческий антикоррупционный клуб. И студенты провели мониторинг восприятия коррупции в своей среде. Во Владивостоке около тридцати процентов опрошенных студентов признались, что учатся за взятки. Мы ужаснулись! В Томске запустили ту же анкету. Результат – десять процентов. Тогда решили опросить студентов в Японии. Большинство японцев просто не могли понять, как такой вопрос может возникнуть – дать взятку преподавателю, который почти что небожитель. В Америке и Южной Корее такая ситуация также неприемлема. Мы выясняем, какой процент, а там это просто недопустимо.

Но вот текущий год выявил примечательную тенденцию: весьма заметно выросла антикоррупционная активность молодёжи в стране, которая, в частности,  26 марта и 12 июня провела организованные протестные акции. К сожалению, власти почти повсеместно довольно-таки агрессивно отреагировали на эти выступления, сославшись на незаконность их проведения. Тем самым с водой выплеснули ребёнка: вместо поддержки антикоррупционного движения чиновники и правоохранители как бы солидаризировались  с людьми, обвиняемыми общественностью в коррупции. Вместо честного и открытого диалога ограничились насилием. И как теперь прикажете вовлекать молодых людей в борьбу с коррупцией?

Несмотря ни на что, все честные люди  могут и должны сопротивляться коррупционному Левиафану, к чему я и призываю. За державу обидно.

 

- Виталий Анатольевич,  что нам поможет победить это зло - ужесточение наказания, повышение заработной платы педагогов и работников образования, разъяснительная, просветительская и воспитательная работа?

- Для успеха в борьбе с коррупцией нужно, подчеркну, не столько рубить головы (вырастают новые), сколько в комплексе устранять причины, то есть решать политические, экономические, социальные и идеологические проблемы, стоящие перед страной и подпитывающие коррупцию. Ну и, конечно, строго наказывать коррупционеров, ужесточать  и улучшать антикоррупционное законодательство.

Нет необходимости лишний раз доказывать значимость антикоррупционного образования и воспитания. При самом совершенном законодательстве и оптимальной правоприменительной практике, тем не менее, будет  достигнут лишь нулевой эффект усилий государства и общества по противодействию коррупции, если  в общественном  сознании не выработается нетерпимость к коррупционному поведению. Статья шестая Закона «О противодействии коррупции», как известно, именно формирование нетерпимого отношения к коррупции называет, по существу, основной (из двух) мерой профилактики последней. Такое отношение к коррупции не достигается автоматически, а требует соответствующего информирования  населения и воспитательного воздействия на граждан. Антикоррупционное образование и воспитание должно быть системным, адресным, честным, активным.  Пока этого не видно. Нет постоянных рубрик на телевидении, в газетах, мало откровенных диалогов, острых интервью. Зато очень много фактов вызывающего и безнаказанного коррупционного поведения ВИП-персон. Особо я бы выделил, с учётом массированного вброса в СМИ информации компрометирующего характера  о высших должностных лицах страны, роль личного примера руководителей государства и регионовкак порядочных, неподкупных людей, не только не связанных с криминалом, но и занимающих бескомпромиссную позицию в противодействии ему. Больше всего  многих людей удивляет позиция демонстративного игнорирования властью острых сигналов общественности о вопиющих фактах сращивания чиновников и криминала в  её высших эшелонах, а также фактов незаконного обогащения. Вот здесь мы и видим истинную цену громким декларациям о борьбе с коррупцией и их соответствию  коррупционным реалиям. Уверен, здесь недопустимы пресловутые двойные стандарты.

Артём КАБАНКОВ