Рыбе прописали крайние меры

Росрыболовство реформирует отрасль

, 00:00

Рыбе прописали крайние меры
Улов уходит за рубеж прямо в море

Новый глава Росрыболовства Андрей Крайний объявил о планах по реформированию отрасли. Он хочет возродить рыболовецкий флот, создать четыре рыбные биржи, пересмотреть систему квотирования и воссоздать Минрыболовство. Поможет ли это вывести индустрию из затяжного кризиса?

Расстрельная должность

Должность «начальника по рыбе» считается одной из самых сложных работ на госслужбе и пользуется репутацией «расстрельной». В наследство от предшественников А. Крайнему досталась проблемная отрасль. Основные «болевые точки» рыб­прома – это упавшая почти в 4 раза, с 11 до 3 млн. тонн в год, добыча, стремительно стареющий флот, неэффективная система квотирования и запредельный уровень браконьерства. Пятой, не столь афишируемой «болевой точкой» отрасли является коррупция. Бывший глава Росрыболовства, экс-губернатор Приморья Е. Наздратенко был уволен со своего места после того, как волевым решением перераспределил уже выданные лицензии на вылов рыбы, сильно ущемив компании, близкие к нынешнему руководству края. Новый глава ведомства в коррупционных скандалах не участ­вовал. Он понимает, что при сильном волнении рыба не ловится. Во многие из предложенных им мер заложена антикоррупционная составляющая. Правда, надев терновый венец реформатора, Крайнему волей-неволей придется поднять «девятый вал». «Тому, кто возьмется реформировать российский рыбпром, не позавидуешь. Это все равно что лечить пациента, пораженного сразу несколькими болезнями. Причем лекарства, помогающие от одной из них, подстегивают развитие других», – делится наблюдениями главный экономист «Тройки Диалог» Евгений Гавриленков. Стратегия исцеления отрасли простой быть не может. Возможно, поэтому планы главы Росрыболовства выглядят противоречиво. Создается впечатление, что г-н Крайний собирается провести либерализацию рынка и в то же время намерен заняться резким закручиванием гаек.

Либеральный улов

Торжеством рыбного либерализма выглядит предложение г‑на Крайнего резко снизить «номенклатуру биоресурсов», на вылов которых нужно получать квоты у государства. Иными словами, большинство видов рыб можно будет добывать, не спрашивая у властей, где и сколько разрешено ловить. Здесь можно провести параллель с работой Минэкономразвития по отмене лицензирования в сотнях отраслей. Росрыболовство хочет сохранить квоты только на пять-семь видов наиболее ценных «биоресурсов», таких как крабы и осетровые. Правда, горькой пилюлей для рыбаков станет то обстоятельство, что квот не получат структуры с наличием иностранного капитала.

Сейчас половина легального улова уходит за рубеж, в то время как потребление рыбы в России постоянно сокращается, упав с 20 кг на человека в начале 1990-х годов до нынешних 8 кг.

В Приморье их не менее четверти среди всех рыболовецких компаний. Кроме того, чиновники планируют перейти от наделения квотами предприятий к раздаче разрешений конкретным промысловым судам. Это должно уничтожить процветающий сейчас «вторичный» рынок торговли правами на вылов. «Отмена системы квот напрашивалась давно. Если разобраться, она всегда была чистой фикцией. Компании получают квоты только для того, чтобы иметь право на выход в море, а там ловят столько рыбы, сколько хотят», – говорит наш источник на крупном рыболовецком предприятии. По сути, государство отказывается от попыток директивного развития отрасли. Ведь в отличие от сахарных или мясных рыбные квоты вовсе не предназначены для «перекрывания крана». Скорее они напоминают пятилетние планы советских времен, устанавливающие планку высоты, к которой нужно стремиться. Но, как показала недавняя проверка Счетной палаты, рыбаки по плану жить не хотят и чиновников не слушаются. Оказалось, что во всех четырех рыболовецких регионах страны реально добывают от пятой части (Магаданская область) до половины (Камчатка) того количества рыбы, на вылов которой получено разрешение. Так что увеличить добычу с помощью квот все равно не получается.

Закручивание гаек

На другом полюсе реформы – такая мера, как полный запрет на вывоз рыбы в обход россий­ской таможни. Все, что выловлено в наших территориальных водах, должно сначала пройти таможенную очистку внутри страны. Сейчас обычная практика – когда суда сразу разгружают улов в портах Кореи, Японии и Норвегии. Правда, японцы, напуганные резким падением цен из-за наплыва дешевой российской рыбы, и сами начали требовать от капитанов наших кораблей таможенную декларацию на груз, полученную в российском порту. Чтобы продать товар в Стране восходящего солнца, сначала приходится «регистрировать» всю выловленную рыбу на своей территории. Но рыбные компании не унывают и продают до 40% уловов в Корее. На противоположном краю страны о таких порядках и не слышали. Например,  норвежский порт Киркинес стал «родным» для многих рыбаков Мурманского морского пароходства. Для их работы там созданы самые благоприятные условия – быстрая разгрузка, полный расчет за рыбу на месте. Норвежцы даже открыли в Киркинесе русский кинотеатр. Смысл предложенного Росрыболовством нововведения понятен – рыбу хотят вернуть в страну. Сейчас половина легального улова уходит за рубеж, в то время как потребление рыбы в России постоянно сокращается, упав с 20 кг на человека в начале 1990-х годов до нынешних 8 кг. Поможет ли таможенное ужесточение? Необязательно. «Продавать рыбу за границу выгоднее, а у моряков есть немало способов обойти запрет. Например, они могут уйти на лов в иностранные воды. Такие договоренности, заключенные с зарубежными правительствами, уже есть у нескольких примор­ских компаний. Можно также перегружать товар на иностранные суда в открытом море», – объясняет наш источник в отрасли. В Росрыболовстве это понимают, поэтому в дополнение к кнуту предусмотрели пряник в виде создания четырех рыбных бирж. Благодаря им цены на рыбу внутри страны будут идти вровень с мировыми, и тогда, почуяв выгоду, многие суда развернутся в сторону родины. А чтобы биржи не оскудели товаром, г-н Крайний предлагает создать государственное ОАО «Росрыбфлот». В его капитал передадут АО «Архангельский траловый флот» и промысловые суда, построенные под госгарантии. Логика такова: раз частные компании квоты не добирают, пускай ловом займется государст­во. Конечно, мощностей этой «госармады» не хватит, чтобы собрать всю недоловленную част­никами рыбу. Но создание ОАО преследует и другую задачу – России нужно резко нарастить количество рыболовецких судов. По данным Росрыболовства, износ нашего промыслового флота достиг 70%, многие суда скоро будут списаны. Как следствие – мы резко снизим добычу, вдобавок Россия потеряет квоты на вылов рыбы в Мировом океане (они выдаются пропорционально числу кораблей). Неужели наши рыбаки зарабатывают так мало, что им не хватает на новые суда? Проблема сложнее. У многих компаний достаточно денег на закупку современных траулеров, но отечественные корабелы их не выпускают. По действующим правилам, прежде чем привезти домой по­строенный за границей корабль, его хозяин должен сначала внести в казну таможенную пошлину – четверть стоимости судна. Рыболовы выкручиваются, оставляя новые суда за рубежом. Например, в норвежских портах базируется 70% всех траулеров с портом приписки в Мурманске. Эти корабли никогда не придут в Россию, ведь стоит пересечь границу, «попадешь» на огромные деньги. Если мы хотим обновить флот и нарастить добычу рыбы, сначала нужно менять налоговое законодательст­во. А это уже не в компетенции Росрыболовства.

 

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Глава шведского МИД Билльстрем заявил, что без Швеции членство Финляндии в НАТО не будет полным

Аргументы НеделиАвторы АН

Общество

Аргументы НеделиИнтервью

Политика

Общество

Общество