МОРАТОРИЙ – КРАСИВЫЙ ЖЕСТ ОТЧАЯНИЯ

, 00:00

МОРАТОРИЙ – КРАСИВЫЙ ЖЕСТ ОТЧАЯНИЯ

 В России вступил в силу практически полный запрет на добычу осетровой икры в течение ближайших 10 лет. С 1 августа 2007 года добыча икры разрешена лишь хозяйствам, занимающимся промышленным разведением осетровых. Также небольшие партии икры будут добываться для научных разработок. Например, для получения генетического материала, вливания «свежей крови» стадам осетров, которых разводят в неволе. Обоснование запрета – катастрофические масштабы браконьерского лова могут привести к полному истреблению поголовья осетровых уже через три года. Запрещена и торговля конфискованной икрой. Отныне она будет уничтожаться. Гурманы должны готовиться платить за дефицитный деликатес в разы больше.

 ВЕРИТЬ, что мораторий на добычу черной икры принесет какие-нибудь плоды, по крайней мере наивно, твердят в унисон эксперты. Браконьеры все равно «добьют» Каспий – последнее место массового лова царь-рыбы. Да, официально добывать не будут, но численность осетровых стад все равно не вернуть.

 Сейчас трудно поверить, что черная икра в древности была едой бедняков. Только во времена Ивана Грозного к ней пристрастилась и тогдашняя «элита». Вплоть до развала СССР лов осетровых и добыча икры были делом государст­венным, с контролем и отчетностью, как в золотодобыче. Последующий раздрай между пятью прикаспийскими государ­ствами – Россией, Азербайджаном, Ираном, Казахстаном и Туркменистаном привел к тому, что теперь рыбаки наперебой выхватывают из этого водоема все, что можно ухватить. С соседями никто не считается. Скорее, наоборот. Стада осетров мигрируют с севера Каспия на юг и обратно. Зачем иранскому рыбаку себя сдерживать? Уйдет рыба к российским берегам, когда еще вернется!

 Ну, допустим, каспийская флотилия и пограничники «придушат» отечественных икорных «королей». Но ведь азербайджанские или туркменские браконьеры-контрабандисты ничем не отличаются от российских.

 Сейчас стоит задача – сохранить генетику и виды пород осетра. Чтобы, когда прибрежные государства и их граждане станут более цивилизованно относиться к природным богатствам, было с чего начинать восстанавливать популяцию этих «современников динозавров». Но для этого нужны межгосударственные соглашения и однозначная ликвидация браконьерского промысла. Сегодня, когда целые поселки и районы живут исключительно за счет нелегального лова осетровых, реальное наведение порядка «жест­кой» рукой породит социальный взрыв по всему побережью Каспия, вне зависимости от госу­дар­ственной принадлежности. В Баку или Махачкале любой мальчишка объяснит, куда подъехать, чтобы «затариться» свежей икоркой.

 Можно вспомнить судьбу балтийского осетра, который в достопамятные времена украшал обеденные столы европей­ской знати. Его никто не ловит и, соответственно, не браконьерствует – «балтийца» попросту нет в природе. Хотя где-то в толще воды прячутся единичные экземпляры. В 1996 г. случилось чудо – эстонские рыбаки «случайно» выловили зрелую самку балтийского осетра весом 135 кг и длиной 290 см. Это была сенсация! Засуетились экологи и ихтиологи. Анализ ДНК подтвердил – балтийский осетр! Но жизнь рыбине сохранить не успели… Популяцию балтийского осетра сегодня представляют две «незамужние» самочки в бассейне немецкой биостанции. За живого самца ихтиологи объявили солидную награду.

 Еще более близкий пример – русский осетр в Азовском море. Всего две страны – Россия и Украина – за последние 10–15 лет полностью уничтожили «стадо» осетров. Сейчас выпускают искусственно выращенную молодь, мальков, пытаются восстановить популяцию. Но не стоит забывать, что осетры достигают половой зрелости к 10–12 годам, а до того можно только надеяться, что их не отловят «лихие» людишки и не сожрут хищные обитатели моря.

 Главный плюс запрета на торговлю конфискованной браконьерской икрой в том, что ее перестанут легализовывать и продавать как «конфискат». И вот почему. По разным источникам, легально добытой икры, на рынке не более 10%. Остальное – контрафакт. К слову, лидер ее потребления не Россия, а США. Именно эта страна считается основным «пылесосом» «русской» икры, и там давно сформировался «теневой рынок». Очень прибыльный – 1 порция весом около 26 граммов стоит в ресторане не менее 100 долларов.

 Осетровые, выращенные в искусственных условиях, удовлетворить потребительский и экспортный спрос пока не могут – это факт. Хотя технологии были разработаны нашими учеными еще в 50–60-х годах прошлого века. Их сегодня используют все кому не лень – Франция, Италия, США, Канада, Иран и особенно активно в последнее время Китай. Самка-производитель после отбора икры остается живой и невредимой. Как утверждает ученый, начальник рыбного хозяйства ГРЭС-3 Мосэнерго Евгений Липпо, «при наличии государственной программы России, с ее огромными водными ресурсами, сам Бог велел разводить осетровых в закрытых внутренних водоемах в промышленных масштабах». Тем самым и русского осетра спасти, и казну пополнить. «Чем наша страна хуже Норвегии, которая поставила на поток производство лосося? А мы теряем кадры, уникальные специалисты уезжают за границу. Им там дают интересную работу и достойные деньги».

 И пока получается так: есть осетр – браконьер тут как тут, уже готовит сети. Нет осетров – нет браконьерства. Осталось подождать совсем немного, и дикий промысел умрет сам собой. Вместе с осетровыми.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

РИА Новости: Эрдоган в понедельник обсудит с правительством Турции процесс вступления Швеции и Финляндии в НАТО

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Политика

Общество

Общество