Растущие энергогиганты

Молодые энергетические монополии развивающихся стран, включая российский «Газпром», меняют расстановку сил в мире

, 00:00

Растущие энергогиганты
Нефтегазовые компании «рыщут» по всему миру в поисках новых месторождений
  Больше года «Газпром» изводил пять иностранных компаний (Shell, ConocoPhillips, Statoil, Hydro, Total) обещаниями выбрать две-три из них в партнеры для разработки крупнейшего в мире Штокмановского месторождения газа. Но вдруг заявил, что иностранцы не будут допущены к разработке месторождения, - если хотят, то могут быть лишь поставщиками услуг. Западные концерны дружно возмутились, однако впоследствии смиренно согласились и на эти условия.

 Другой пример - проект «Сахалин-2». Под давлением «Газпрома» американскую Shell и две японские компании чуть не выбросили из проекта. Им приш­лось «добровольно» отдать половину своих долей российскому концерну.

Новые «семь сестер»

 ЕЩЕ недавно такое невозможно было представить - чтобы из челюстей могущественных западных энергетических корпораций уплывали прибыльные контракты. Весь ХХ в. англо-американские нефтегазовые корпорации ExxonMobil, BP, Shell, Chevron, прозванные «семь сестер» (в результате поглощений их количество сократилось до четырех), диктовали условия в мировой нефтедобыче. Они же имели огромное влияние на правительства стран Ближнего Востока, Латинской Америки. Теперь ситуация иная. На смену им приходят новые концерны из развивающихся стран, наращивая свое влияние в мировой экономике.

 В конце прошлого года деловая газета Financial Times и международная консалтинговая фирма McKinsey представили список 150 крупнейших в мире непубличных компаний (чьи акции не торгуются на бирже). Оказалось, что самая дорогая компания мира - вовсе не американский нефтегазовый гигант ExxonMobil стоимостью 440 млрд. долл., а саудовская нефтегазовая корпорация Saudi Aramco, чья стоимость была оценена в 780 млрд. долларов.

 С учетом новой информации западные эксперты выделили группу молодых лидеров, назвав их «новые семь сестер». Ими стали: саудовская Aramco, российский «Газпром», китайская CNPC, иранская NIOC, венесуэльская PdVSA, бразильская Petrobras и малазийская Petronas.

 Энергетическая мощь молодых гиган­тов в разы превышает возможности «старой гвардии». Они контролируют около трети общемировой добычи нефти и газа. Обладают более чем третью их мировых запасов. В то время как старые «семь сестер» добывают лишь 10% углеводородов и владеют всего 3% запасов.

 Истощение собст­венной ресурсной базы заставляет транснациональные компании Запада искать месторождения по всему миру. Причем нынешняя расстановка сил заставляет их соглашаться практически на любые условия.

 Делать так, как поступила ранее входившая в «семь сестер» нефтяная компания Gulf, уже не получится. После нефтяного кризиса 1975 г. она вывела свои активы из развивающихся стран в Северную Америку и Северное море. Сейчас «фокус» не пройдет.

 В свою очередь окрепшие национальные компании развивающихся стран (Aramco, CNPC, «Газпром»…), поддер­жанные собственными правительствами, уже не хотят делиться с западными корпорациями сливками и привлекают их лишь на правах младших партнеров или подрядчиков. Их не пугает проблема недостатка собственного опыта.

 «В результате глобализации из нефтегазовых концернов выделились сервисные подразделения, превратившиеся в самостоятельные компании. Им все равно, кого обслуживать: ExxonMobil или «Газпром», - говорит директор Центра энергетических исследований Нодари Симония. - Собственно, почему так осмелела Россия в переговорах с западными компаниями по Штокмановскому месторождению? Руководство «Газпрома» поняло, что может использовать их как подрядчиков. А если они откажутся, то нанять крупные сервисные компании, скажем, Halliburton или Schlumberger». К слову, по тому же сценарию действуют теперь Саудовская Аравия, Малайзия - они привлекают иностранные компании, но не делятся с ними активами.

 Более того, молодые энергетические компании сами берут на вооружение методы «старичков», включаясь в борьбу за месторождения за пределами своих стран. Самые активные - китайцы, которые буквально цепью идут по всему миру. Их государственная CNPC приобрела добывающие активы в Азербайджане, Канаде, Казахстане, Венесуэле, Судане, Индонезии, Иране. Китайская CNOOC даже хотела купить американскую неф­тяную компанию Unocal. Предложила за нее столько денег, что остальные претенденты оказались вне конкуренции. Однако сделка была заблокирована Конгрессом США, заявившим об угрозе национальной безопасности.

 Саудовская Aramco тоже активно «рыщет» по миру. На­при­мер, открыла штаб-квартиру в Ма­лай­зии, чтобы теснее завязаться с Pet­ro­nas и быть поближе к Китаю. Коро­ль Са­удов­ской Аравии дважды приезжал в Рос­сию.

 Как пишет в своем исследовании директор Центра изучения мировых энергетических рынков Татьяна Митрова, новой стратегии развития следует «Газпром». Он взял курс на превращение из естественной национальной монополии в глобальную компанию, подобную ExxonMobil или Shell. «Газпром» вошел в проекты по добыче газа во Вьетнаме, Индии. Разрабатывает месторождения в Узбекистане, Казахстане. Бурит скважины на шельфе Северного моря.

  Российский концерн стремится купить газораспределительные сети в Европе, чтобы иметь доступ к конечным потребителям. Цены, по которым они покупают газ, в разы выше оптовых, что позволяет значительно увеличить оборот и сделать бизнес менее зависящим от колебаний мировых цен.

Утеря влияния

 НОВАЯ конструкция кардинально изменила расклад сил в мире, сократив влияние США и ведущих европейских стран. Раньше США никому не давали возможности «соваться» в Ирак. Теперь там работает огромное количество компаний: от французских до китайских.

 Больше независимости стало у араб­ских стран. «Недавно король Саудовской Аравии позволил на саммите арабских стран сказать, что присутствие американских войск дестабилизирует ситуацию в регионе. Раньше такое было просто немыслимо. Это ярче всяких вещей говорит об ослаблении влияния Запада», - считает Нодари Симония.

 А президент Венесуэлы Уго Чавес обещает урезать поставки нефти в США, переориентировав их на китайский рынок. В прошлом году Чавес подписал с китайскими госкомпаниями соглашение о сотрудничестве.

 На основе энергетической платформы Россия пытается выстроить близкие отношения со своими партнерами по СНГ.

 По прогнозам Между­на­род­ного энергетического агентства, в следующие 40 лет растущий спрос на углеводороды будет на 90% обеспечиваться за счет развивающихся стран. Со­ответ­ственно, будет расти и их влияние. Главное - распорядиться им во благо своих национальных экономик.

О чем договорились «сестры»

 КАРТЕЛЬ «семь сестер» был образован в 1928 году. В окрестностях замка Акнакарри в Шотландии главы англо-американских нефтяных компаний договорились о разделе рынка нефти. Компании решили в случае открытия месторождений в Латинской Америке, Африке и на Ближнем Востоке не конкурировать между собой, а подавать совместную заявку. Прибыль делить между собой.

 «Семь сестер» предоставляли друг другу танкеры, нефтеперегонные предприятия, трубопроводы и даже рынки сбыта. Как только в какой-нибудь развивающейся стране находили нефть, картель создавал консорциум, и местное правительство лишалось альтернативы в выборе партнера. Если власти отказывались от сделки, картель мог приостановить экспорт нефти, ограничить прием «черного золота» на нефтеперерабатывающие заводы. При этом «семь сестер» всячески препятствовали проникновению на рынок других компаний.

 Первоначально картель состоял из Royal Dutch/Shell, Standard Oil of New Jersey, Anglo-Persian Oil Company, Standard Oil of New York, Standard Oil of California, Texas Company и Gulf Oil. После ряда слияний и поглощений осталось четыре компании: Royal Dutch/Shell, BP, ExxonMobil, Chevron.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Аргументы НеделиАвторы АН

Общество

Аргументы НеделиИнтервью

Происшествия

Общество

Общество