Как нанимают менеджеров для олигархов

Самое сложное – передать власть в компании

, 00:00

Как нанимают менеджеров для олигархов
Коллаж В.Крестьянинова

Людям, зарплата которых достигает 1–3 млн. долларов в год, тоже иногда приходится менять работу. Спрос на управленцев высшего звена в России превышает предложение. Доходы топ-менеджеров растут быстрее, чем у остальных. Они уже получают больше, чем на Западе. Сколько в России высокооплачиваемых «топов» и кто они? Как завлечь на новую работу человека, у которого все есть? Когда закончится бурный рост зарплат руководства? Научатся ли российские компании выращивать таланты, а не покупать их? Об этом наш разговор с человеком, профессионально занимающимся трудоустройством топ-менеджеров. Управляющий партнер, председатель совета директоров компании Ward Howell International Сергей Воробьев устроил на работу едва ли не половину нынешних звезд российского бизнеса.

Первые ложатся под нож

– Вы имеете дело только с первыми лицами компаний?

– Уникальные заказы, связанные с поиском самых дорогих в своем классе менеджеров, составляют примерно 30% оборота Ward Howell. Еще 40% – поиск высшего руководства, которое будет выполнять более-менее стандартные задачи. Это первые лица компаний, директора направлений. Еще треть оборота – у подразделения, которое работает с менеджерами среднего звена. Это «растущие таланты», будущие генеральные директора, завтрашние звезды. Но мы не агенты, я не люблю, когда нас называют «агентством». Мы торгуем не людьми, а знаниями и решениями. Результатом работы далеко не всегда будет наем того или иного сотрудника или совет продвинуть кого-то изнутри. Однажды итогом моей деятельности стало решение заказчика продать свой бизнес.

– Как это вышло?

– Клиентом была финансовая корпорация, работающая в своей нише. Но ее хозяин был не в той весовой категории, чтобы на работу к нему пошли люди, с которыми ему было бы интересно. А другие у него уже были. Ничего качественно нового он бы не получил. Решая это «упражнение», я понял, что лучший вариант для собственника – продать бизнес. Он так и сделал. Продал компанию и ушел в фотографы. Теперь читает книги по философии, отдыхает. Решение было найдено, и клиент остался доволен!

– Многие ли из тех, кому вы помогали строить карьеру, стали миллионерами?

– Среди тех, для кого наше вмешательство в их карьеру было значимым, уже появились люди с состоянием около 100 млн. долларов. «Простых» миллионеров – сотни. А вот миллиардеров, наверное, пока нет. Но, думаю, еще будут.

– Что самое сложное в вашей работе?

– Задачи, связанные с передачей власти. Особенно когда собственник компании, много лет самостоятельно управлявший своим бизнесом, хочет отойти от дел и вручить штурвал наемному менеджеру. В стране, на мой взгляд, было всего четыре публичных передачи власти. Первая: от Ельцина Путину. Борису Николаевичу, по-моему, никто не помогал, он как-то сам справился. Вторая: от Ходорковского – Генеральной прокуратуре. Ходорковскому все помогали, он многих нанимал, но победил прокурор. Пусть оригинально, но смена власти в компании состоялась. Хотя не стало и самого бизнеса.

Для руководителей выс­шего ранга реализация миллиардного проекта и проблема с секретаршей имеют одинаковую важность.

Третий пример – компания «Вымпелком» (марка «Билайн»). От основателя и собственника Зимина власть в конечном итоге перешла к наемному генеральному директору Изосимову. Ward Howell участвовал в процессе подбора кандидатов. Но всех наших кандидатов «поубивало». Поскольку они шли в первой волне, до финала не дожил никто. Ведь, как правило, власть передается не сразу, а в несколько приемов. Первые «слои» нового менеджмента ложатся под нож. Четвертый пример – передача управления от Кахи Бендукидзе Сергею Липскому. Мы выполняли этот заказ. Каха поставил задачу: сдать власть. Подобрали команду, которую возглавил Липский, он стал генеральным директором. Сейчас «упражнение» закончено. Каха в Грузии, его бизнес продан «Газпрому». Все довольны: Липский, Бендукидзе и мы. Это редкий случай, когда мы можем рассказывать о своих клиентах. И Сергей, и Каха мне это разрешили.

«Уникальные задачи»

– Лично вы имеете дело только с кандидатами самого высокого уровня?

– Я стараюсь работать не с самыми «доходными», а с самыми сложными задачами. Первое лицо компании – это тот, кто имеет дело с максимальной неопределенностью. Недавно я беседовал с одним клиентом, собст­венником крупного бизнеса и очень известным менеджером. Мне от него попало, потому что я заступился за кандидатов, которые говорили: мы пойдем в эту компанию только под него лично. И будем, как он, заниматься великими задачами. Я просил его быть более чувст­вительным к такому понятному человеческому желанию и больше рассказывать потенциальным сотрудникам про «уникальные задачи». На что он ответил: для них они уникальные, а для меня – рутина. Что миллиардные проекты, что проблема с моей секретаршей – из этого состоит моя жизнь как менеджера. Мне нужны люди, которые к этому будут относиться так же.

– Какие именно задачи для вас – сложные?

– Например, год назад меня попросили найти преемника человеку, который координирует деятельность огромной компании. Он устал от ряда вещей. Прежде всего от того, что касается работы в «жестком стиле». Корпоративные войны очень тяжелы морально. Работать на разрушение, на отъем – нелегко, хочется заниматься созиданием. Но в то же время «жесткий стиль» необходим, это довольно значительная часть реального бизнеса. Он мне откровенно сказал, что в этом «стиле» он, безусловно, лучший, но хотел бы на эти задачи найти преемника. Молодого. Но такого, чтобы он не захотел слишком быст­ро выпихнуть начальника. Деятельность-то тонкая, нельзя открывать боевые действия против своих, нужно отличать своего от чужого. И этому еще сначала нужно научиться. К тому же «взрослый» кандидат обойдется дорого и с ним придется считаться. Я искал не первое лицо компании. Воспринял заказ как личную просьбу. Потому что когда вы берете начальника, у вас есть отработанные подходы и объективные данные. А когда вы подбираете кого-то, кто должен быст­ро вырасти, – это искусство. По­пробуйте найти преемника, задача которого – взять у учителя столько, сколько получится, но вежливо, не отнимая. А еще через три-четыре года стать «великим». Эту задачу я никак не мог решить системным образом. Пытался, не получалось. А потом меня осенило. В итоге нашелся человек, которому чуть меньше 25. Посмотрим, что из этого получится. P.S. В одном из следующих номеров читайте продолжение интервью о том, какие специальности дефицитны среди «топов» и почему люди в современной экономике становятся главным капиталом компании. Полную версию интервью можно найти в журнале «Вест­ник Ассоциации Менеджеров», №4 (98) апрель, 2007,

www.vam.amr.ru

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Аргументы НеделиАвторы АН

Общество

Аргументы НеделиИнтервью

Происшествия

Общество

Общество