//НАШИ ПАРТНЕРЫ

наши партнеры

//Поп-новости

//Сад и огород

//Экономика

Пресс для президента

№ 7(349) от 21.02.2013 [«Аргументы Недели », Константин ГУРДИН ]

Пресс для президента

Правительство сделало реверанс в сторону реальной экономики. Утверждена госпрограмма развития станкостроения до 2016 года. Государство готово потратить 26 млрд. руб. на разработку станков мирового уровня и создание линий для их производства. Щедрость обоснована, поскольку без собственных средств производства РФ может остаться без высокотехнологичной промышленности.

Пятая координата

Финансовый интерес государства очевиден. Оно приняло грандиозную программу перевооружения на 23 трлн. рублей. На оборонку свалился огромный заказ, надо работать засучив рукава. Но часто – не на чем. В целом по российской промышленности парк станков изношен на 80%. Станки выходят из строя: за последние шесть лет списана половина техники. Если в 2006 г. в РФ работали в общей сложности 1,5 млн. станков, к 2012 г. осталось 700 тысяч.

В принципе потери давно устаревшего оборудования были бы только на пользу. Но если бы парк станков регулярно обновлялся. Однако этого не происходит. Собственное производство оборудования на грани коллапса, в прошлом году выпуск всех видов станков в РФ не дотянул даже до 5 тыс. штук. Спад с 2008 г. – в два раза. Для сравнения: в прошлом году в КНР выпустили 30 тыс. станков, в Японии – 20 тыс., в Германии – 15 тысяч. В СССР в 1991 г. одних только станков с числовым программным управлением произвели 24 тыс. штук. Общий выпуск превышал 90 тысяч.

Естественно, с такими успехами на российском рынке средств производства давно правит бал импорт из Азии, доля которого в закупках нового оборудования превысила 80%. Самое обидное: везут в основном простые станки, аналоги которых выпускают в РФ. Всё ради экономии. Основные поставщики – КНР и Малайзия, на долю сложных высокоточных станков из Германии и Японии приходится менее 7% импорта. Вопиющий случай всплыл в середине прошлого года. Выяснилось: несколько российских оборонных предприятий скинулись и заказали партию в 300 металлообрабатывающих станков в Северной Корее. Поражает вот что: по сути, корейцы выпускают старые советские машины, лицензию на которые им передали ещё в 1970 годы! Даже в СССР такие уже не производили. Легко догадаться, какого уровня оборудование получат оборонные предприятия.

Хотя это вряд ли волнует премьера и президента, которые время от времени пускаются в патетические рассуждения на тему возрождения реального производства. Порой они даже устраивают публичные демонстрации этого возрождения, приезжая на новые предприятия. Но какие? Например, В. Путин последовательно посетил открытие заводов «Тойоты», «Хёндэ», «Ниссана» и «Фольксвагена» в Ленинградской области. Прилетал во Владивосток – разрезать ленточку на запуске предприятия «Мазды». Поздравил жителей Калужской области, когда там заработал сборочный цех «Самсунга». И всё в том же духе. Видимо, государство окончательно убедило себя, будто открытие очередных отвёрточных линий, построенных с единственной целью – экономить на налогах, – и есть развитие реальной экономики.

Правда, с настоящими, не парадными, предприятиями – дела обстоят не так просто. Предположим, некая российская компания решила построить высокотехнологичное производство. Скажем, заняться выпуском сложного оборудования для космоса, авиации и т.п. Главный вопрос – на чём работать? Заводу потребуются новейшие станки – без них как без рук. Например, смешно говорить о космическом уровне технологий, если у тебя нет установки объёмной лазерной резки металлов, способной обеспечить точность в тысячные доли миллиметра. Она нарежет заготовки деталей, но для их обработки понадобятся пятикоординатные обрабатывающие комплексы с программным управлением. Такой станок может обрабатывать поверхности любой сложности.

Вопрос выживания

Вообще мировая промышленность движется к тому, что эксперты называют безлюдными технологиями производства. Уже сейчас крупный сборочный цех автозавода обслуживают от силы 300–500 рабочих. Тенденция такова: через пару десятков лет людей у конвейера останется в 5–10 раз меньше. На этом фоне выглядит смешным, когда первые лица страны хвалят отвёрточные цеха зарубежных автоконцернов за создание новых рабочих мест.

Так что без новейших станков никуда. А вот с этим – проблемы. С одной стороны, в СССР работали 400 станкостроительных предприятий, в РФ уцелела почти половина. Вроде отрасль не утонула. На деле потери огромные. Потому что первыми погибли предприятия, выпускавшие самое сложное оборудование, которое использовалось при производстве техники для флота и авиации.

Чтобы выжить, большинство оставшихся заводов перепрофилировались на выпуск техники для сырьевых корпораций. На всё остальное приходится от силы 20% производства. К тому же российские заводы традиционно сильны в выпуске тяжёлых промышленных прессов и металлорежущего оборудования. Их мы по сей день продаём их за рубеж.

Что касается самых дорогих и сложных видов станков – тут хвастаться нечем. Например, 40% мирового рынка промышленных роботов принадлежит одной-единственной компании.

Это и создаёт угрозу развитию промышленности. Ситуация такова. В 2004 г. правительство РФ без лишнего шума присоединилось к знаменитому Вассенаарскому соглашению. Это международный договор, по которому частным компаниям запрещено продавать за рубеж ключевые технологии и оборудование без санкции правительства. Естественно, каждое государство само решает, какие технологии считать критически важными. В связи с чем Япония и Германия, лидирующие в выпуске сложных станков и робототехники, блокировали продажу оборудования, которая может помочь развитию не только чужой оборонки, но также – авиапрома, судостроения, автомобильной промышленности и т.д.

Именно на это напоролся крупнейший мировой производитель титана – ВСМПО-АВИСМА.
Компания собиралась открыть совместное предприятие с «Боингом». Не секрет: на российский металл приходится до 20% веса американских лайнеров. Выпуск деталей для самолётов решили развернуть в российском технопарке Титановая долина. Проблемы пришли откуда не ждали. Для производства понадобились пятикоординатные станки, но поставщик из США отказался продать оборудование, поскольку оно стратегическое. В итоге проблема разрешилась, но понадобилось личное вмешательство президента Б. Обамы.

Какое будущее ждёт отечественное станкостроение? Эксперты не уверены, что правительственная помощь в 26 млрд. руб. хоть как-то поможет вытащить отрасль из кризиса. По расчётам, для нормального развития российским предприятиям необходимо закупить 900 тыс. современных станков. В целом их стоимость потянет на баснословную сумму – 3 трлн. рублей. Это сравнимо с бюджетом программы обновления ВПК. К таким расходам правительство пока не готово. Оно их и не понимает.

Понравилась публикация? Поддержите издание!

5 руб. [ Сказать спасибо ] 25 руб. [ Получить свежий номер на почту ] 490 руб. [ Получить годовую подписку ]

*Получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Оставайтесь с нами. Добавьте нас в "Мои источники" в Яндекс Новостях и Google News и мы позаботимся о том, чтобы вы читали только интересный и проверенный контент

Добавить в «Мои Источники» в Яндекс Новостях Добавить в «Мои Источники» в Google News

Обсудить наши публикации можно здесь:

?>

//Новости МирТесен

//Новости СМИ2

//Авторы АН

Все авторы >>

//Новости партнеров

//самое читаемое

//Новости СМИ2

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости Lentainform.com

Загрузка...
Загрузка...
//Наши партнеры