Биржевая закулиса

, 18:21

Биржевая закулиса
На наших биржах «утонуть» проще, чем заработать

Всеобщий заговор

 – МОГУТ ли простые россияне заработать на отечественном фондовом рынке?

 – Им нечего там делать. С тем же успехом можно отнести деньги в казино. Даже непрофессионалы «шкурой чувствуют», что с нашими биржами что-то не так. И они правы.
Весь фондовый рынок у нас строится на так называемом инсайде. Это использование конфиденциальной информации. Например, вы узнали, что завтра некой крупной компании предъявят серьезные претензии. Значит, ее акции подешевеют. Или вам стало известно, что некий холдинг скоро получит крупный госзаказ. Тогда его бумаги подорожают. Ясно, что на таких сведениях можно неплохо заработать.

 Это и называется – инсайд. Во всем мире он запрещен, за эти действия положены огромные штрафы и крупные сроки. Но у нас это… законная коммерческая деятельность. Даже говорить о том, что за инсайд надо ловить и сажать в тюрьму, – противозаконно.

 – Как это вышло?

 – В России нет закона об инсайде. Было пять вариантов, и ни один не прошел через Госдуму. Слишком многие депутаты этого не хотят – по очевидной причине. Помните, как у нас принимался закон о либерализации торговли акциями «Газпрома»? Сначала Государственная Дума проголосовала против закона, на следующий день – за. В результате акции «Газпрома» упали, а потом подскочили вверх.

 Депутаты заранее знали, что будет скачок. По сути, они манипулировали инсайдерской информацией. Я думаю, если поднять данные, кто из состава Госдумы в это время продавал и покупал акции «Газпрома», выяснится немало интересного. Зачем такой Думе закон об инсайде?

 Раз нет закона – нет и преступления. В результате государство бессильно. Например, в Петербурге сейчас создается нефтяная биржа. Сразу видно, что это будет картель. Туда уже пришел весь круг российских инсайдеров «со стажем». Но даже если Антимонопольная служба возбудит против них дело, расследование закончится ничем.

 – Много ли у нас инсайдеров?

 – Пока инсайд не преступление, измерить их количество не удастся. Один эксперт скажет, что у нас все инсайдеры, другой будет уверять, что их нет вообще. Но, по моему опыту, недобросовестных сделок – огромное количество.

 – Это единственная проблема?

 – Далеко не единственная. У нас огромные проблемы с раскрытием информации о компаниях, акции которых торгуются на бирже. Я могу назвать только 20–30 прозрачных отечественных компаний. Все остальные… не дай бог докопаться, что там на самом деле происходит внутри.

 А все потому, что руководители считают доблестью скрывать информацию от акционеров. Обратите внимание: на Нью-Йоркской фондовой бирже разместили свои акции только четыре российские компании. Зато огромное количество наших концернов провели IPO в Лондоне. Это потому, что в Лондоне правила гораздо менее жесткие, скрывать информацию значительно проще.

Стоит рискнуть?

 – ЗНАЧИТ, простому человеку вообще не стоит приближаться к бирже?

 – Можно рискнуть. Если вы постоянно следите за движением акций, со временем сможете что-то заработать и без инсайдерской информации. Кроме того, у «непрофессионалов» есть возможность отдать деньги в доверительное управление или отнести их в паевые фонды (ПИФы). Конечно, нужно внимательно читать договоры, которые вы подписываете. Там множество «подводных камней». Но доверительное управление и предназначено для того, чтобы в финансовых рынках участвовали люди с капиталом в 5–10 тыс. долларов. Человек, который не может сам взяться за дело, нанимает профессионала, и тот помогает ему заработать.

 – ПИФы сейчас стремительно теряют популярность…

 – Тут дело не в фондах, а в нашей общей безграмотности. Если хотите заработать на паевом фонде за три месяца – ничего не выйдет. Этот инструмент рассчитан как минимум на 3–4 года. В один год он обязательно «просядет» и понесет убытки, но за 4–5 лет его доход будет выше, чем в среднем по рынку.

 Однако основная масса наших вкладчиков надеется озолотиться «за один квартал». А когда ничего не выходит, люди спешно изымают средства из ПИФов. Поэтому управляющие компании оказались в очень тяжелом положении. Они не могут нормально функционировать. И это отражается на стабильности всего финансового рынка.

 – В последнее время много говорят о том, что Россия должна стать мировым финансовым центром. Это реально?

 – Преимущество России в том, что мы сразу шагнули на очень продвинутый этап развития фондового рынка. В какой-то момент мы оказались впереди планеты всей. Например, во всем мире у финансистов огромный бумажный оборот. Это головная боль, с которой ничего нельзя сделать. У нас бумажной торговли не было никогда. И за это весь мир снимает перед нами шляпу.

 Но мы не станем финансовым центром, пока каждая бабушка на улице не начнет беспокоиться о ситуации на фондовом рынке. А для этого людей нужно учить. Нужно объяснять, как правильно проводить сделки. У нас же в лучшем случае рассказывают народу про кредитные карточки. Это выгодно только компаниям, выпускающим такие продукты. Но не населению и не государству.

 Я могу перечислить огромное количество причин, почему сейчас из России не получится сделать мировой финансовый центр. Но главная – запрет на инсайд. Пока его не будет, говорить об этом просто смешно.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Общество

Голикова: мобилизованные россияне получат право досрочно выйти на пенсию

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Политика

Общество

Общество