Голливуд не прокатил

, 00:00

На прошлой неделе закончилась многолетняя война между форматами видео нового поколения. За право осчастливить мир революционными дисками «высокой четкости» сражались компании «Сони» и «Тошиба». Победила «Сони» со стандартом «Голубой луч». Любителям кино это на руку. Теперь не придется покупать домой сразу два несовместимых между собой проигрывателя.

И все бы ничего, но радость омрачают цены. Лицензионный ДВД можно найти и за 100 рублей. А вот диск нового поколения обойдется от 1,5–2 тыс. рублей. Казалось бы, что за беда? На первых порах нас могли бы выручить видеопрокаты. Вот только… в России их почти не осталось. Как выяснили «АН», кинокомпании ухитрились на корню загубить этот перспективный бизнес. Хотя он мог бы принести им золотые горы.

Кино в России – дорогое удовольствие. Залы назначают на билеты несусветные по мировым меркам цены. В США вход в кино стоит 3–7 долл., в Европе – 5–8 евро. В нашей стране при нищенских по сравнению с США и Европой зарплатах не стесняются брать столько же – по 250–350 рублей. Причем чем дальше от Москвы, тем дороже. Проблема – в дефиците современных кинотеатров. «Во всей России всего 600 кинотеатров и 1200 экранов. Для сравнения, в Америке их 30 тысяч, в крупных европейских странах – 5–7 тысяч», – объясняет директор по дистрибуции компании «Централ Партнершип» Марк Ловлев.

В результате для многих семей поход в кино – большое событие. В регионах люди порой выбираются туда раз в месяц – как на праздник. Считается, что население «спасают» видеопираты. Но в действительности и за их товар мы переплачиваем буквально втридорога. Для справки – себестоимость ДВД-диска с коробочкой и полиграфией не превышает 15 рублей. Выходит, пираты получают… 1000% прибыли.

Но дело даже не в этом. Судите сами. Подавляющее большинство голливуд-
ских фильмов – продукция «одноразового использования». Люди покупают диск, смотрят новый блокбастер и… навсегда оставляют его пылиться на полке. Ясно, что нашлось бы немало желающих сэкономить. Кто бы стал платить по 100–400 руб. за диск, если бы тот же фильм, но в хорошем качестве, можно было бы взять в прокате за 15–30 рублей?

Но взять нельзя. Видеопрокатов в России практически не осталось. Хотя поначалу все шло хорошо. В 2000 г. начался бурный подъем. Импульс для развития дал… знаменитый пожар на Останкинской башне. В те дни оставшееся «без телевизора» население подчистую смело кассеты с полок немногочисленных прокатов. Предприниматели сообразили, насколько перспективно дело.

Прокаты в стране начали расти как грибы. К 2003 г. возникли две крупные сети – «Видеобум» и «Авалон Видео». Они быстро охватили крупнейшие регионы. Казалось, еще немного, и в России появится аналог международной сети видеопрокатов «Блокбастер». Эта компания превратила «домашнее видео» в бизнес с огромным оборотом. Для сравнения: за прошлый год все голливудские студии заработали 10 млрд. долларов. А один-единственный «Блокбастер» за то же время принес 5 млрд. долларов.

Но – не судьба. Крах наших видеосетей был таким же внезапным, как и их появление. «Видеобум» закрылся в 2004 году. Бизнес ушел в «минус», владельцы попытались продать его, но безуспешно. Кончилось тем, что многочисленные пункты пришлось распродавать «поштучно». «Авалон» трепыхался чуть дольше. Когда дела пошли на спад, персонал уволили. Вместо людей поставили автоматы по выдаче дисков. Это не помогло. Летом 2005 г. «Авалон» поднял белый флаг.

Российские видеопрокаты не выжили.

Что случилось? Прокаты погубила жадность кинокомпаний. Чтобы открыть даже небольшую точку, нужен запас в 2–3 тыс. фильмов. В 2000 г. затея была выгодной. Вложения в прокат «отбивались» за полгода. Но потом все изменилось. Шестерка крупнейших мировых киностудий – так называемые мейджоры – начала взвинчивать в России цены. «В 1999 году кассета с правом проката стоила 150 рублей. Спустя год цена подскочила до 220 руб., а вскоре достигла 350 рублей. Бизнес стал нерентабельным», – вспоминает бывший владелец «Видеобума» Михаил Залищанский.

Сильнее всего пострадали регионы.
В Новосибирске на весь миллионный город осталось 20 видеопрокатов.
В Челябинске – менее 30. Да и те выживают из последних сил. Хотя спрос на их услуги по-прежнему огромный. Дошло до того, что видеопрокаты начали открывать… православные приходы. Без всяких шуток. В Свердловской области бесплатный пункт видеопроката организовал настоятель Свято-Никольского прихода Игорь Онкин. Денег на покупку кино у населения нет, вот церковь и поддерживает, как может, духовную жизнь прихожан...

Тем временем нормальный видеобизнес впал в кому. Это тем более обидно, что во всем мире прокаты переживают небывалый подъем. Услуга стала доступной как никогда! Дело в том, что «традиционные» прокаты, такие как сеть «Блокбастер», постепенно вымирают. Они уступают место компаниям нового типа. И работают по не привычной для России схеме. Во-первых, нет штрафов за задержку фильмов. Во-вторых, клиент не платит за каждый диск. Вместо этого он вносит небольшую абонентскую плату. Обычно – 15–20 долл. в месяц. Это дает право смотреть «сколько угодно» фильмов. Единственное ограничение – нельзя взять больше трех дисков одновременно. Самое интересное – схема доставки. Фильмы заказываются через интернет-сайт и приходят на дом по почте. Причем к каждому двд прилагается оплаченный конверт для возврата.

Понятно, что в России такая схема не приживется. Наша почта не умеет доставлять посылки за полдня… Но важно и другое. Выходит, на Западе стоимость легальных видеодисков достаточно низка, чтобы прокаты могли выдавать клиентам «сколько угодно» фильмов в месяц.
И при этом не оставаться внакладе…

Значит, и здесь американцы не дают нам жить? С одной стороны, голливудские киностудии ратуют за развитие «легального рынка». С другой – устанавливают безумные цены. Вот и получили: в результате своими же руками они задушили дело, которое реально могло бы потеснить пиратов.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Депутат Госдумы Фёдоров заявил, что Россия послала НАТО сигнал о ядерном оружии специально

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Общество

Спорт

Политика