Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели → Экономика № 16(609) от 26.04.18 13+

Звёзды российского РЭПа

, 21:07 , Обозреватель отдела Экономика

Звёзды российского РЭПа

В Минпромторге отчаянно любят РЭП. Там даже есть одноимённый департамент, в котором четыре замдиректора по РЭПу и шесть РЭП-отделов. В этом ведомстве готовы сутками взапой рассказывать о РЭПе, регулярно созывают разнообразные РЭП-конференции, рэп-симпозиумы и РЭП-совещания. Были и весёлые заграничные РЭП-вечеринки с выездом начальства. Все эти зажигательные пляски легко понять, если знаешь, что в тему развития радиоэлектронной промышленности, которую Минпромторг сокращал до плинтуса, государство уже закачало более 200 млрд руб. и обещает ещё полтриллиона.

Министерство красивых картинок

Через семь лет Россия должна войти в десятку государств – ведущих производителей микроэлектроники, через 15 лет половина продающейся в стране электронной техники будет построена на отечественных микросхемах. Это не строчки из романа об альтернативной реальности. Вполне конкретные обещания российское правительство дало в далёком 2008 г., подмахнув госпрограмму «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники до 2015 года».

Правительство тогда не болтало впустую. В общей сложности за последнее десятилетие на электронный рывок направили 210 млрд рублей. Желающих порыться в денежной горе, разумеется, нашлось пруд пруди. Как водится, большинство из них не имели ни малейшего отношения к электронной промышленности, были типичными представителями новейшего поколения пресловутых менеджеров-грабителей. Видимо, потому и выхлопа который год практически никакого. Деньги давно испарились, скандалов и уголовных дел не счесть. По факту в итоге в нашей электронике произошло несколько микропрорывов, но мощного движения вперёд мы так и не дождались.

Тем временем великие планы в силе, только всё сдвинулись на 2030 год. Цифры теперь другие, особенно финансы. Новый бюджет программы разросся до 517 млрд руб., и это без закрытой части по оборонке. Разумеется, с учётом грядущих потоков Минпромторг в который раз превзошёл себя. Он явно напряг многочисленный РЭП-персонал, который, работая над новым вариантом программы, денно и нощно рисовал красивейшие графики на тему светлого электронного будущего.

Нарисовали вот что. Согласно новой программе, российской электронной промышленности обещан небывалый денежный дождь, её общая выручка должна подскочить семикратно, с 245 млрд руб. до 1, 58 триллиона. Это впечатляет. Особенно если учесть, что в 2017 г. весь российский рынок высоких технологий дорос только до 733 млрд рублей.

Едем дальше. Если верить Минпромторгу, доля импортного оборудования с ужасающих 99% должна поджаться до 72%. В самых чувствительных областях, особенно оборонных, импорта не должно остаться вообще. Что интересно, в начальном варианте программы российским процессорам, серверам и другим наиболее сложным продуктам обещали долю в 60%. Но потом Минпромторг цифры поменял. Скажем, на 2018 г. госбюджет отрядил на развитие электроники 38 млрд рублей. Столько же дали в прошлом году, при этом с 2020-го ежегодные вливания в отрасль перерастут 40 млрд руб., планомерно доберутся до 45 млрд руб. к 2025 году.

Правда, прошлую программу развития сорвали напрочь, в нынешней – речь о 2030 годе. То есть рак на горе свистнет раньше, чем Мантуров с братками ответят за свои слова 12-летней давности. Возможно, самого этого ведомства к тому времени не останется, кто знает, какие за десятилетие пронесутся административные перетряски.

 

Космический порог

Теперь о главном. Почему своя электроника – это важно? Достаточно нескольких ярких фактов. В своё время академик Ж. Алфёров вывел знаменитую формулу: один микропроцессор по вкладу в экономику равен цистерне нефти, сто граммов современных микропроцессоров стоят дороже 100 т нефти. Микросхемы – это прежде всего огромные прибыли, сконцентрированные в невероятно крохотном физическом объёме.

Вот простое сопоставление: в 2017 г. мировой рынок вооружений достиг 480 млрд долларов. Причём половина этих денег приходится на закупки Пентагона, к рынку никакого отношения не имеют. В том же году кремниевый пирог дорос до 1, 3 трлн долл., это более 80 трлн руб., цифра равна ВВП России. Никакой нефтегаз рядом не стоял.

Второй аспект – оборонный. Не просто так российское Минобороны давным-давно выпустило знаменитый 41-й приказ, настрого запрещающий использовать любые импортные электронные компоненты в военной продукции. И не просто так много лет закрывало глаза на его тотальное неисполнение. По независимым оценкам, даже сейчас от трети до трёх четвертей электронной начинки продукции оборонки приходится собирать из импортных комплектующих. Мелькали цифры страшнее. «В бортовой аппаратуре истребителей доля электронных компонентов иностранного производства составляет более 90%», – проговорился директор крупного оборонного ящика.

Что оставалось? У разработчиков «электронных мозгов» для оружия нет выбора. Конкуренты не стоят на месте. Чтобы сделать умную систему наведения, сверхэффективную установку залпового огня, сверхточную бомбу, интеллектуальную танковую броню, которая сможет соперничать с образцами НАТО, нужны всё более мощные компьютеры. Не говоря про беспилотные самолёты, которые считают будущим военной авиации. Начинкой тут могут быть только самые современные микросхемы, при этом с военным уровнем качества и надёжности. Та же история с космосом. На орбите обычная электроника вообще не живёт. Как объясняют эксперты, чтобы космические лучи не изрешетили «мозги» аппарата, нужны особые, защищённые микросхемы. Специалисты называют их чипами радиационно стойкого класса. Микросхемы, способные справиться с такими нагрузками, не купишь в магазине. Их производство обходится не просто дорого, оно во многие тысячи раз дороже обычного. Обычно его всегда финансируют военные. Само собой, радиационно стойкими разработками не торгуют направо и налево. В США их экспорт жёстко ограничивает Пентагон, всё это было ещё до нынешних санкций.

 

Странные тайны

 

В России в том числе стараниями Минпромторга, освоившего огромные средства, но так и не поднявшего госпрограмму, большинство подходящих микросхем до сих пор просто не выпускают. Немногие оставшиеся на плаву предприятия застыли на технологическом уровне в лучшем случае начала двухтысячных.

Это особенно обидно, поскольку некогда мы были одной из трёх стран, претендовавших на солидную долю в мировом кремниевом пироге. В 1960–1970 гг. только СССР, США и Япония могли похвастаться тем, что у них есть специалисты, способные разработать сложные интегральные микросхемы. Причём в области СВЧ-микроэлектроники СССР сильно обгонял и США, и Японию. У Европы никогда близко не было такого задела технологий, как у этой большой тройки. Наша электроника всерьёз родилась при Хрущёве, который послушал будущую легенду этой промышленности А. Шокина, убедившего генсека создать новую отрасль и единый центр микроэлектроники СССР. Шокин стал министром, его стараниями уже к 1975 г. ликвидировали технологическое отставание от США. Тогда по всей стране как грибы росли сверхсовременные по тем временам предприятия. Нижний, Киев, Минск, Воронеж. Наконец, главный триумф – советская кремниевая долина Зеленоград. Зеленоградские заводы «Микрон» и «Ангстрем» вместе с минским «Интегралом» стали тремя крупнейшими производителями микросхем в СССР.

Сейчас наше место занял Китай, под чутким руководством компартии тщательно проштудировавший советский опыт. За последние шесть лет в КНР построили более 30 кремниевых фабрик и нарастили собственное производство полупроводников с 400 млн до 12 млрд долл. в год. Кстати, Европа тоже взялась за голову. В прошлом году Евросоюз общими усилиями решил вложить внушительные 100 млрд евро в развитие микроэлектроники. Цель очень чёткая, к 2020 г. нужно поднять долю европейских стран на мировом кремниевом рынке с 10 до 20%.

В общем, всюду движение. Тем временем наша электронная отрасль пребывает в странном состоянии. Самое странное, даже если сделано что-то важное, об этом мало кто узнает. В кулуарах эксперты поголовно жалуются на удивительную закрытость темы. Многие российские компании, если они хоть каким-то боком связаны с ОПК, не публикуют подробные данные о своей продукции, это мешает всем. Вдобавок в РФ нет официальной открытой статистики по развитию отечественной микроэлектроники! «Для меня каждый раз сплошные мучения понять, что реально происходит у нас в этой области. Хоть какие-то данные удалось найти только во всемирной книге фактов ЦРУ», – говорит директор крупного российского электронного холдинга.

Что в итоге? Речь пока не о том, чтобы завалить мировой рынок смартфонами или процессорами. Для начала нужен хотя бы минимум, по крайней мере обеспечить себя собственными компонентами для космоса и оборонки. Вроде деньги пошли, программа давно работает, чиновники ежемесячно ставят галочки в пунктах плана. Только где результат?

 

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram

Реклама

20 идей