//

Догнать ушедший кинопоезд

Ксения КУТЕПОВА и её сестра-близняшка Полина впервые снялись в кино в 10 лет, в драме «Василий и Василиса» по одноимённому произведению Валентина Распутина. Затем сёстры сыграли в музыкальной комедии Георгия Юнгвальд-Хилькевича «Куда он денется!». И судьба их окончательно решилась в пользу актёрской профессии. Сейчас Ксения больше играет в Московском театре «Мастерская Петра Фоменко», чем снимается в кино. Тем не менее недавно популярную актрису пригласили в жюри конкурса ХХI российского кинофестиваля «Окно в Европу» в Выборге.

- Ксения чем вам была интересна эта «роль» – члена жюри престижного кинофестиваля?

– Я впервые оказалась в подобной роли, и ощущения очень интересные. Любопытно было узнать, в каком состоянии находится нынешнее российское кино, о чём думают молодые кинематографисты. Я рада, что Выборгский фестиваль предоставил мне возможность так глубоко погрузиться в российский кинематограф. Первая мысль, которая пришла в голову на просмотрах: «Боже, насколько тяжело и трудно снимать кино!» И теперь я испытываю ещё большее уважение к тем, кто пытается этим заниматься… Что меня порадовало в современном кинематографе? В нём нет однозначности, категоричности. Вопросы, которые задают режиссёры, свидетельствуют о том, что все они очень по-разному понимают жизнь. В силу своего человеческого опыта, потребностей в данный момент, своих эмоциональных состояний. Для меня признак хорошего кино именно в его неоднозначности, многослойности...

– Вы сказали про «тяжесть кинематографического труда». А как считаете – женщине-режиссёру тяжелее на съёмочной площадке, чем режиссёру-мужчине?

– Я никогда не думала о разнице между режиссёрами-женщинами и режиссёрами-мужчинами. Впрочем, могу сказать, что женщины хорошо чувствуют и понимают друг друга – во всём, в том числе и на съёмочной площадке. Мне с женщинами-режиссёрами легко и им легко со мной. А вот мужчины женщин совсем не понимают. И уж совсем плохо, если они и своих собратьев-мужчин не понимают…

– Ксения, вы довольны своей кинобиографией? Ведь у вас, по сравнению с сестрой, намного меньше фильмов, да и картины у Полины, скажем так, известнее, популярнее: «Настя» и «Орёл и решка» Георгия Данелии, «Штрафбат» Николая Досталя…

– Думаю, из моего актёрского поколения мало кто вообще доволен своими ролями в кино. Я окончила ГИТИС в 1993 году, когда нового российского кинематографа ещё не было, он отсутствовал как таковой. Наверное, можно, и догнать «ушедший кинопоезд», но я не берусь предсказывать, что произойдёт в будущем.

– Вы считаете, ваши золотые актёрские годы ушли?

– Нет, я не говорила, что мои золотые годы ушли. Я сказала, что российский кинематограф переживал серьёзный кризис. И выходит из него до сих пор. Конечно, в другом случае объём моей работы в кино мог быть в разы больше.

– На официальном сайте Театра Фоменко помимо ваших ролей перечисляется множество ваших премий. Насколько премии и награды важны для вас?

– Лично для меня внутри мало что меняется с получением той или иной награды. Но, если говорить о важности награды для внешних обстоятельств, для дальнейшей возможности работать, – это, конечно, приятно и необходимо для любого актёра, режиссёра, оператора.

– Ксения, впереди новый театральный сезон. У вас в репертуаре сейчас пять названий…

– Да, «Три сестры», «Семейное счастье», «Война и мир», «Самое важное», «Моряки и шлюхи». Каждый спектакль живёт и развивается. Но у каждого свои темпы роста. Бывает, что спектакль в какой-то момент замирает, а потом вдруг рождается заново – это совершенно неконтролируемый, не поддающийся какому-то расчёту процесс. Но то, что спектакли живут, – точно, потому что если бы они не жили, мы бы их уже не играли.

– Бывают у вас периоды, когда какая-то роль вдруг надоедает, а потом вы находите в ней что-то новое, и она вам снова нравится?

– Конечно, бывают. Вот в «Войне и мире» мне было периодически тяжеловато, а потом вдруг что-то происходило – и открывалось второе дыхание. И причины этой усталости от роли всегда разные.

– Занимаетесь ли вы благотворительностью? Многие молодые актрисы окунулись в это с головой: Ксения Раппопорт, Лиза Боярская, Чулпан Хаматова, Дина Корзун…

– У нас в театре проходят благотворительные спектакли, был бы рядом наш директор, он бы вам точнее рассказал что к чему. Но собственного благотворительного фонда у меня нет, а если меня зовут помочь, то, конечно, я помогаю.

– Сейчас почти все популярные и медийные персоны общаются в Интернете: социальные сети, твиттер и прочее. А вы?

– Вполне допускаю, что есть много актёров, известных людей, кто погружён в Интернет, общается там с поклонниками и делает это замечательно и хорошо. Но я пока такой внутренней необходимости не чувствую. Поэтому в Интернете меня нигде нет, я не участвую в социальных сетях.