//

Искать в комедии трагедию

Ольга МЕДЫНИЧ в 2003 году была удостоена звания «Муза Петербурга» за исполнение номера клоунады «Вешалка». Дальше, работая в Молодёжном театре на Фонтанке, снимаясь в кино и телешоу «Женская лига» и «Большая разница», актриса успешно играла и комедийные, и драматические роли. Снялась в таких фильмах и сериалах, как «Тамбовская волчица», «Европа-Азия», «Партизаны», «Смерть Вазир-Мухтара», «Сыщик Самоваров», «Поклонница» и др.

- Ольга, у вас комедийных и драматических ролей в творческой биографии, наверное, пятьдесят на пятьдесят. А вы сами считаете себя комедийной актрисой или драматической?

– И комедийной, и драматической. Может, это покажется излишней самоуверенностью, но без самоуверенности в нашей профессии делать нечего. Конечно, я часто сомневаюсь, борюсь, доказываю себе и всему миру, что могу и достойна. Но останавливаться и успокаиваться нельзя: только сделаешь выдох, как кто-то сверху сразу даст тебе подзатыльник. Впрочем, я знаю артистов, которые так серьёзно относятся к себе и к профессии, что совсем потеряли самоиронию, и поэтому выглядят смешно. И знаю тех, кто за комедией потерял человеческую боль, которая есть в каждой роли. Меня мои педагоги учили искать в комедии трагедию и наоборот.

– Как вы относитесь к ремейкам культовых советских комедий? Вы сами снялись в картине «Джентльмены, удачи!» А стоила ли овчинка выделки?

– Вы знаете, когда я приехала на встречу с режиссёром фильма «Джентльмены, удачи!», случайно узнала от участников съёмочной группы, что большинство из молодых актёров, приходивших к ним на кастинг, не смотрели классическую, легендарную первую картину. Вы представляете?!

– С трудом!

– Так вот, может быть, ремейками мы обратим этих «несчастных» к тем гениальным фильмам?.. Единственное, подходить к такому материалу нужно, на мой взгляд, более трепетно, что ли.

– Чему вы специально обучались для той или иной роли?

– Помню, снимали фильм под названием «Тётя Клава фон Геттен». В нём была сцена, где я должна доить корову. Я-то думала, приведут корову хорошую, «киношную», послушную душку. Но, как только я её увидела, всё сразу стало понятно. Впереди бежала корова, а сзади, еле успевая, хозяйка, которая практически висела на верёвке. В кадре нужно было сидеть очень близко к этой корове, гораздо ближе, чем она, видимо, привыкла. Поэтому съёмки сцены затянулись. Корова оказалась с характером, к своим «прелестям» относилась нежно, и как её, родную, доить-то?!.. В общем, я постоянно выбегала из кадра, не договорив положенный текст, с диким криком: «Мамочка!!!» Снимали мы долго, но в итоге, конечно, сняли.

А в картине «Смерть Вазир-Мухтара», где я играла возлюбленную Александра Грибоедова, балерину Телешову, у меня были репетиции с балетными артистами, так как была сцена, где я должна танцевать. Вот тогда-то я и поняла, какой это адский труд, как тяжело даётся эта «лёгкость»!.. В детстве я хотела заниматься балетом, хотя была очень упитанным ребёнком, выращенным на украинских варениках, пирожках и кукурузной каше мамалыге. И мама отдала меня в бальные танцы (тогда я ещё не знала, что это разные вещи, и всё ждала, когда же мне наконец дадут пачку). Меня туда брать не очень-то хотели, но мой папа был военным, подполковником, служил в стройбате и, видимо, сказал руководителям кружка, что разберёт их дом культуры по кирпичикам, если меня не возьмут. После разговора с папой меня все начали очень сильно любить…

– Ольга, вы снимались у многих достойных режиссёров, в частности, у Ивана Дыховичного в картине «Европа–Азия». А у кого мечтаете сняться?

–Вы вспомнили Ивана Дыховичного… Это был безумно харизматичный человек и режиссёр. Когда мы снимали фильм «Европа–Азия», мы жили в гостинице недалеко от Выборга. Там царила замечательная атмосфера, даже в свои выходные никто не хотел уезжать домой, потому что Иван устраивал вечеринки, «празднования кадров» – это такая традиция в кино: отмечать каждый 100-й, 200-й кадр и т.д. Никто из артистов и не подозревал о его тяжёлой болезни…Что касается того, у кого бы я хотела сняться… Недавно посмотрела фильм Авдотьи Смирновой «Кококо». Как же это хорошо снято, как мне близок этот чудесный жанр иронии! С огромным уважением отношусь к Авдотье Андреевне, чудесный она «смотритель времени нашего». Вот с ней мечтаю поработать! Надеюсь, мои мечты сбудутся, потому что я, как сказал один мой знакомый астролог, «космический оптимист».

– Говорят, питерские актёры отличаются от московских тем, что более серьёзно относятся к своей работе, это правда? И вообще, какое у вас отношение к Санкт-Петербургу, а какое – к Москве?

– Первое, что отличает питерских актёров от московских, – это зарплата. Ведь не секрет, что большинство проектов, а значит, и финансов идёт из Москвы. И продюсеры телеканалов, от которых многое зависит, тоже находятся в столице. Москва диктует свои правила, но, наверное, иначе никак.

Я родилась в Петербурге, но Москву очень люблю. Она для меня – тёплая, пусть иногда и дурная баба. А Питер – такой двоюродный дядя, работы особо не даёт, кормит плохо, но, впрочем, любим не меньше. Я, кстати, для себя решила, что жить хочу в Москве, а в Питер буду периодически приезжать.