Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Культура  → Книги№ 2(797) 19–25 января 2022 г. 13+

В издательстве «Аргументы недели» вышла книга Леонида Ивашова «Геополитическая драма России»

, 20:34

В издательстве «Аргументы недели» вышла книга Леонида Ивашова «Геополитическая драма России»

Известный писатель и политик, президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Григорьевич Ивашов является одним из самых авторитетных и популярных авторов издательства «Аргументы недели». Его книги «Геополитика русской цивилизации», «Опрокинутый мир» и «Утраченный разум» разошлись многотысячными тиражами. В нашем издательстве вышел новый труд Леонида Ивашова, который называется «Геополитическая драма России» и является своего рода квинтэссенцией предыдущих книг, полюбившихся нашим читателям.

 

«Кровавая Россия»

В предыдущей статье мы начали рассматривать вопрос «почему они нас не любят?» применительно к отношению «просвещённой Европы» к «дикой России». Одной из причин всегда называется противоречие демократических устремлений Запада и автократии российских традиций. Но действительно ли понятия «русский» и «народовластие» являются антонимами?

С одной стороны, Русь, Россия, как ярко выраженная представительница континентальной цивилизации, действительно объективно тяготеет к автократии. Оседлый образ жизни, жёсткая привязка к земле, на которой живёшь, сами по себе требуют «игры вдолгую». Здесь нужно быть уверенным в «правилах игры», которые не изменятся в любой момент. Для этого долговременность власти является объективной необходимостью.

И всё же можно – и не без оснований – утверждать, что в истории России наличествовала мощная демократическая традиция: Киевское вече призывает Владимира Мономаха на великокняжеский престол, а Новгородское вече (в 1137 году) создаёт основы конституционного законодательства. Без Земских соборов в XVI и XVII веках не принимается ни одно значительное решение по внешней политике – ни во времена Ливонской войны при Грозном, ни даже тогда, когда донские казаки при Михаиле Фёдоровиче, избранном Земским собором, учиняют на свой страх и риск «Азовское сидение». Можно продолжить и дальше – через наказ Екатерины II и реформы Александра II до режима думской монархии.

Русский и советский историк П.А. Зайончковский приводит интересную и малоизвестную статистику, способную поколебать распространённое мнение о России-тюрьме. В XVIII веке цензура в России была доверена Академии наук, которая настолько бережно пользовались этими своими полномочиями, что до начала Французской революции россияне могли читать всё, что хотели. Между 1867 и 1894 годами, т.е. во времена консервативного царствования Александра III, к распространению в России было запрещено всего-навсего 158 книг. Не очень складывается с распространённым мнением о тех временах как о засилье тупых царских держиморд, правда?

Ещё более удивительна статистика, разрушающая миф о «кровавых царских палачах». В 80-е годы XIX века за политические преступления было казнено всего 17 человек. Причём не за вольнодумство, а за покушения или за попытку совершить оные. То есть казнили «царские палачи» исключительно убийц и террористов. Кроме известной серии политических убийств, совершённых народовольцами, «венцом» которых стало убийство 1 марта 1881 года царя-освободителя Александра II, к активной террористической деятельности с самого момента образования партии в 1896 году приступили социалисты-революционеры, они же «эсеры». Только до 1915 года ими были совершены убийства двух царских министров внутренних дел, одного министра просвещения, одного члена Государственного совета, члена императорской фамилии – генерал-губернатора Москвы – великого князя Сергея Александровича, градоначальников Москвы и Петербурга, 12 губернаторов и вице-губернаторов, не считая десятков жандармских офицеров, полицейских приставов, тюремных надзирателей и т.д. Небезынтересно то, что в апреле 1918 года они решили перебить всех «империалистических хищников» – президента США Вудро Вильсона, премьеров: Франции – Жоржа Клемансо, Англии – Ллойда Джорджа и кайзера Германии – Вильгельма, тем самым обезглавить Антанту и Тройственный союз, ускорить конец войны и приблизить мировую социалистическую революцию.

В 1880 году по всей Российской империи лишь 1200 человек были приговорены к ссылке за политические преступления, из них 230 проживали в Сибири, а остальные – в европейской части России. Всего 60 человек находились на каторжных работах.

В XVIII–XIX веках за 175 лет в России по политическим молитвам было казнено всего 56 человек, в Западной Европе – десятки тысяч. Ещё более удивительно выглядит то, что Иван IV, названный Грозным, является для «милых европейцев» символом разнузданной кровавой вакханалии. Между тем при Грозном было казнено действительно много народу. Историки сходятся на цифре 3–4 тысячи человек. В основном за уголовные преступления. Страшные цифры. Вот только они блекнут на фоне зверств, которые творились ровно в то же время просвещёнными монархиями Европы. В 1572 году во время Варфоломеевской ночи во Франции перебито свыше 30 тысяч протестантов. В Англии за первую половину XVI века было повешено только за бродяжничество 70 тысяч человек. В Германии при подавлении крестьянского восстания 1525 года казнили более 100 тысяч человек. Герцог Альба уничтожил при взятии Антверпена 8 тысяч и в Гарлеме 20 тысяч человек, а всего в Нидерландах испанцы убили более 100 тысяч. И таких примеров множество. Но символом деспотизма во всём мире сделали Грозного.

 

«Они не люди»

Особенности русского национального социокультурного облика не были поняты и приняты Западом, более того, они были отвергнуты. Запад видел в России самостоятельный антимир, соперничающий образ и способ мироустройства, угрожающе великое, глобальное антитождество, как решительный анти-Запад, чья мощь именно потому так пугающа, что равна или сравнима с его консолидированной мощью.

Россия как враг выглядела ещё потому столь грозно, что другого равноценного соперника Западу не было. Мощь ислама, подорванная реконкистой, больше не возродилась. Его духовная притягательность имела локально-региональный, но отнюдь не универсально-глобальный характер, геополитические амбиции были ограничены. Так что спор за мировое лидерство мог идти только между двумя мирами. К тому же один из них ещё в начале своего пассионарного скачка заявил о своих претензиях на Третий Рим, тем самым покусившись на безраздельное, казалось бы, господство Запада, на его право наследования Второму Риму.

Кроме того, русский мир, несмотря на множество населявших его языков, чем дальше, тем больше стал осознавать своё единство. Русская национальная политика, не делающая различий между отдельными народами, расами и племенами, показывала, что Россия начинает чувствовать себя континентом.

«Континентальный» стиль мышления встаёт здесь на место национального. Законченность этому процессу, вопреки своим первоначальным замыслам, положил большевизм, окончательно сформировавший «восточный континент» и в духовном, и в пространственном плане.

С точки зрения геополитики можно констатировать, что история Нового времени – это история утверждения западно-центристского мира. Этот мир никак не мог простить России, во-первых, покушения на его прерогативы, во-вторых, того, что это было совершено теми, кого воспринимали как чужих, чуждых и неполноценных. Западному самосознанию курс евроцентризма, густо настоянный на бациллах расизма, был привит настолько тщательно, что стал его родовой отметиной вплоть до настоящего времени.

Леонид Ивашов отмечает, что постулируемый на словах мультикультурализм в западном изложении является тонким наносным слоем, под которым скрывается истинное расистское существо европейской цивилизации. Разумеется, оно моментально активируется при вступлении «чистых европейцев» в силовое противостояние с теми народами, которых «чистые» к таковым не причисляют. Э. Фромм, изучая психологические установки американских солдат во Вьетнаме, даже удивляется той степени, которой может достигнуть расизм в современном человеке: «Разрушение представлений о противнике как человеческом существе достигает предела, когда противником является человек с иным цветом кожи. Во время войны во Вьетнаме было достаточно примеров того, как многие американские солдаты утрачивали ощущение того, что вьетнамцы принадлежат к человеческому роду. Из обихода было даже выведено слово «убивать» и говорилось «устранять» или «вычищать» (wasting)». Использование двойных стандартов права этики в отношении разных категорий людей тогда становится нормой. Демократия, замешанная на евроцентризме, означает циничное утверждение права сильного. Попытка же «похищения» этого «священного права силы» рассматривается как святотатство. Так, в результате «наказания» Ирака за подобный грех смертность детей в возрасте от пяти лет выросла на 380% и более 100 тысяч детей умерли от отсутствия детского питания, а из-за разрушения инфраструктуры в 1991 году умерло ещё не менее 170 тысяч детей. «Освобождая» города Мосул и Ракка от исламских фундаменталистов, силы союзников просто сровняли их с землёй вместе с мирными жителями, которых они якобы освобождали. Просто для западных «прогрессоров» жизнь чужих не имеет ни малейшей ни ценности, ни цены.

 

Путь в никуда

Западный «гуманизм» русским прекрасно известен. Русские помнят, как их земли были оккупированы западными армиями в 1610, 1709, 1812, 1915, 1941 годах. Буквально целые столетия вплоть до 1945 года у русских были все основания глядеть на Запад с подозрением.

Западная Европа не знает России. Но неизвестное всегда страшновато. А огромное неизвестное переживается всегда как сущая опасность.

Вот уже полтораста лет Западная Европа боится России. Никакое служение России общеевропейскому делу (Семилетняя война, борьба с Наполеоном, спасение Пруссии в 1805–1815 годах, спасение Австрии в 1849 году, спасение Франции в 1875 году, миролюбие Александра III, Гаагские конференции, жертвенная борьба с Германией) не весит ничего перед лицом этого страха.

Вот откуда это основное отношение Европы к России: Россия – это загадочная, полуварварская «пустота»; её надо всячески ослаблять. Но как? Для сего и были выработаны и постоянно совершенствуются главные стратегии Запада: натравливание на неё мощных держав (Франция, Германия), развязывание по периметрам её границ вооружённых конфликтов и нестабильности, дестабилизация ситуации внутри неё, «стратегия анаконды», продвижение во властные структуры людей глупых и недальновидных и их поддержка до определённого момента.

Попытки Горбачёва разделить с Западом общечеловеческие ценности, клятва Ельцина в Конгрессе США на верность Америке – всё это не принимается западными элитами всерьёз. Автор считает – и не без основания, – что нынешние власти так же ориентированы на Запад. И это путь в никуда.

Книги вы можете приобрести наложенным платежом, заказав по телефонам 8(495) 980‑45-60, 8(958) 636-51‑80 или направив по электронному адресу: zakazknig@argumenti.ru, или по почте: 125167, г. Москва, Авиационный пер., д. 4а, заявку и ваш точный адрес с индексом, ФИО полностью. В теме письма укажите «­ЗАКАЗ КНИГ». В Москве книги можно купить по издательской цене в редакции по адресу: ст. м. «Аэропорт», Авиационный пер., дом 4а (здание МФЮА), к. 104, либо заказать по телефонам 8(495) 980-45-60, 8(958) 636‑51‑80 (стоимость доставки в пределах МКАД – 300 руб.). Мы работаем: пн. – пт. с 10:00 до 18:00.

ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ КНИГИ – НА САЙТЕ WWW.LITRES.RU

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram