Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Культура  → Книги№ 1 (796) 12–18 января 2022 13+

В издательстве «Аргументы недели» вышла книга Леонида Ивашова «Геополитическая драма России»

, 23:45

В издательстве «Аргументы недели» вышла книга Леонида Ивашова «Геополитическая драма России»

Известный писатель и политик, президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Григорьевич Ивашов является одним из самых авторитетных и популярных авторов издательства «Аргументы недели». Его книги «Геополитика русской цивилизации», «Опрокинутый мир» и «Утраченный разум» разошлись многотысячными тиражами. В нашем издательстве вышел новый труд Леонида Ивашова, который называется «Геополитическая драма России» и является своего рода квинтэссенцией предыдущих книг, полюбившихся нашим читателям.

 

Самосатанизация

Помните старый анекдот? Когда американец пил с русскими, весь вечер они поносили свою страну, а когда он с ними согласился – набили ему морду. Есть в русских эта странная черта – страсть к самобичеванию и пренебрежительному отношению к себе самим и всему, что мы делаем. Это появилось отнюдь не вчера и даже не позавчера. Неужели сами никогда не сокрушались: да что ж мы дураки-то такие, да что ж у нас всё через ж... Почему? Откуда у нас это?

Леонид Ивашов считает, что нашёл ответ. И в своей книге он его обосновывает. Он доказывает, что эта особенность русского национального самосознания проистекает из ревнительной чувственности к правде, совести и совестливости. Мы снисходительны к грехам других, но не можем простить любой мелочи, любой ошибки самим себе.

Технологи холодной войны, и западные, и доморощенные, используя эту особенность национального сознания, сумели «побудить страну в лице её общественного мнения к прямой самосатанизации, к восприятию себя как олицетворение всемирного зла («империи зла») и, как следствие, к выводу о своём долге исчезнуть из истории».

Одной из форм проявления этого уникального феномена стало так называемое западничество, получившее известное распространение в интеллигентской среде. Суть его в поэтической форме кратко выразил В.С. Печерин: «Как сладостно – отчизну ненавидеть и жадно ждать её уничтоженья!»

Светоч нашей демократии Валерия Новодворская, будучи человеком патологически честным, так и говорила – России мешают русские. В идеальных мечтах наших либералов 90-х Россия распадалась на десяток независимых княжеств и республик, которые переходили бы, подобно нынешней Украине, под ручное управление коллективного Запада, а если ещё точнее – Соединённых Штатов Америки.

«Западники» ещё с XIX века с придыханием смотрели в сторону Европы, а путь России считали ущербным, неким отклонением от нормальности.

К счастью, не вся интеллигенция рассуждала так. В противовес Леонид Ивашов приводит высказывания действительно могучих умов, которые видели отклонение от нормальности как взгляд «западников».

Н. Бердяев: «Отрицание России во имя человечества есть ограбление человечества».

А. Хомяков: «Служение народности есть в высшей степени служение делу общечеловеческому… За странным призраком погнались у нас многие. Общеевропейское, общечеловеческое? Но оно нигде не является в отвлечённом виде. Везде всё живо, всё народно».

Он же: «Тот народ наилучше служит всемирной цивилизации, который своё национальное доводит до высших пределов развития».

Характерно, что примитивное западничество, ценности «витринной Европы», глумление над собственными историей и культурой, низкопоклонство вплоть до утраты чувства государственности, копирование западной практики двойных стандартов и двойной морали стали едва ли не официальной идеологией перестройки. Это проявлялось буквально во всём – от маниакальной страсти высших слоёв к командировкам на Запад до диких очередей в банальную забегаловку под названием «Макдоналдс». «Заграничное – значит, лучшее» очень быстро выродилось в «наше – значит, худшее». И тут уже ничего от болезненной тяги к правде не осталось. Только национальный «самопозор».

Рецидивы и последствия этого беспрецедентного духовного умерщвления собственного народа будут ощущаться ещё долго. Неозападничество в практическом воплощении своих идей далеко превзошло учителей.

Некоторые договорились до того, что уничтожение России есть… благо для России! И разумеется, для всего мира. Когда они говорят «весь мир», они подразумевают исключительно Запад.

Можно как-то понять вороватых хозяйчиков, для которых западная модель действительно максимально удобна для проворачивания «больших делишек», потому что изначально заточена именно под этот вид деятельности. Но стремление к западным ценностям интеллигенции, которая в принципе ни производить, ни продавать ничего не умеет, очень похоже на добровольное безумие. Ведь это именно у нас интеллигенция означает уважаемую (когда-то) прослойку, этакую самозваную коллективную совесть народа. На Западе же ей отведена совсем иная роль. Практическая. Само понятие «интеллигенция» там носит иной смысл. Если, не дай бог, победила бы идея этих западно ориентированных интеллигентов, то они сами в первую очередь были бы низведены до уровня фриков и площадных болтунов. Впрочем, в какой-то степени это и произошло. Слово «интеллигент» прочно стало если не ругательным, то пренебрежительным точно.

 

Почему они нас не любят?

Но почему тот самый Запад так негативно относится к России и её цивилизации? Ведь по большому счёту мы никогда Западу не угрожали. Если не брать неоднозначную войну со шведами, русские «полчища» вторгались в Европу только и исключительно в рамках ответного удара. Чем же мы им так досадили? Леонид Ивашов даёт ответ.

«Один из самых устойчивых мифов Запада относительно России состоит в её якобы враждебности к демократии. Разумеется, «демократии» в её западном понимании. Следует признать, что приверженность западной рациональности вообще к схеме и шаблону, а неискоренимого евроцентризма к фактическому отказу понимать неевропейское, а потому к его примитивизации и отрицательной мифологизации, и на этот раз сослужили плохую службу истории взаимоотношений между народами. Действительно, в силу своих размеров, природно-климатических условий, многонациональности, враждебного окружения, постоянной вынужденной готовности к мобилизации всех сил, социокультурных особенностей и особенностей развития объективной необходимостью политического устройства России является большая централизация всей жизни страны, но это отнюдь не исключает наличия и проявления свободы и свобод. Их понимание, однако, в России и на Западе разное: для европейца это индивидуализированная свобода, определяемая прежде всего политически, через правовые нормы и государственные институты (даже с Богом, благодаря Реформации, он находится как бы в договорных отношениях), для русского же – это воля, понятие более обширное, нежели свобода, стоящая как бы вне частокола государства и права, и в то же время более духовное и общинное. Русская история и русский космос с трудом укладываются в прокрустово ложе схем, особенно скроенных по узким западным меркам. Либеральные ценности западного мира по существу своему глубоко формально декларативны. Провозглашая универсальную ценность свободы, либерализм начисто игнорирует противоречивое свойство самой свободы. Свобода равно провозглашается для всех, но отсутствие в ней моральной доминанты приводит к тому, что каждый волен трактовать её по-своему».

Это противоречие блестяще подметил один из самых могучих умов России Николай Бердяев: «Истинное освобождение человека предлагает освобождение его не только от внешнего рабства, но и от внутреннего рабства, от рабства у самого себя, у своих страстей и у своей низости». Поэтому, делал он вывод, «правда либерализма – формальная правда. Она ничего не говорит ни положительного, ни отрицательного о содержании жизни, она хотела бы гарантировать личности любое содержание жизни» (Бердяев Н.А. Философия неравенства. М., 1990. С. 142, 146, 152–153).

 

Горе слабым

Западный либерализм коварен. Формально он апеллирует ко всем членам общества, предлагая свободу всем и терпение ко всем. Однако главным мерилом западного либерализма являются святость и неприкосновенность собственности, свобода конкуренции и предпринимательская инициатива. Тем самым главным героем свободного общества становится сильная личность, достаточно пробивная, чтобы взять своё и никому его не отдать. А у кого он может взять? Правильно – у слабых. И к слабым западный либерализм суров и беспощаден. Слабые остались за бортом общества. Они предоставлены сами себе. Они свободны быть слабыми и бедными. Это, а также постулируемый приоритет интересов личности над интересами общества полностью противоречит исконным установкам русского национального сознания. В наших широтах и в нашем враждебном окружении выжить может только коллектив, в жертву которому приносятся интересы отдельной личности. Личности это, может, и не очень по душе, но это вопрос выживания.

Надо признать, что либерализм в целом не самый универсальный инструмент, а западный – тем более.

События последних лет со всей очевидностью показали гибельность механического переноса западных либеральных ценностей на российскую почву. Недооценка исторической, национально-культурной, социально-экономической и психологической самобытности России при заимствовании чисто западного опыта привела к разрушению основ государства и общества. В результате великая страна едва не исчезла в диком пламени 90-х. Когда нас убедили отказаться от своих ценностей, а чужие ценности у нас так и не прижились, потому что попросту противоречили объективным факторам русской жизни, страна утратила все ориентиры и пошла вразнос. Кто или что её остановило на самом краю обрыва – отдельный вопрос. Сегодня мы говорим о другом.

Доморощенные либералы у нас отличаются совершенно маниакальной идеей хоть тушкой, хоть чучелком, но встроить Россию в «мировое сообщество». Любой ценой и в качестве кого угодно: сырьевого придатка, свалки высоких технологий. В связи с этим полезно напомнить предвидение Герцена о демократии, приведённое в знаменитых «Письмах в будущее»: «Демократия… в ней страшная мощь разрушения, но, как примется создавать, она теряется в ученических опытах, в политических этюдах. Конечно, разрушение создаёт, оно расчищает место, и это уже создание, оно отстраняет целый ряд лжи, и это уже истина. Но действительного творчества в демократии нет – и потому-то она не будущее… Демократия по преимуществу настоящее; это борьба, отрицание иерархии, общественной неправды, очистительный огонь, который сожжёт отжившие формы и, разумеется, потухнет, когда сжигаемое кончится. Демократия не может ничего создать, это не её дело, она будет нелепостью после смерти последнего врага, демократы только знают, говоря словами Кромвеля, чего они не хотят, чего они хотят, они не знают».

Не правда ли, как будто списано с нашей российской действительности!

Книги вы можете приобрести наложенным платежом, заказав по телефонам 8(495) 980‑45-60, 8(958) 636-51‑80 или направив по электронному адресу:
zakazknig@argumenti.ru, или по почте: 125167, г. Москва, Авиационный пер., д. 4а, заявку и ваш точный адрес с индексом, ФИО полностью. В теме письма укажите «­ЗАКАЗ КНИГ». В Москве книги можно купить по издательской цене в редакции по адресу: ст. м. «Аэропорт», Авиационный пер., дом 4а (здание МФЮА), к. 104, либо заказать по телефонам 8(495) 980-45-60, 8(958) 636‑51‑80 (стоимость доставки в пределах МКАД – 300 руб.). Мы работаем: пн. – пт. с 10:00 до 18:00. 16+

ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ КНИГИ – НА САЙТЕ WWW.LITRES.RU

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram

Политика