//Культура Книги 13+

Вторая часть «Немого набата» скоро увидит свет

, 18:37 [ «Аргументы Недели», ]

Вторая часть «Немого набата» скоро увидит свет

Роман Анатолия Салуцкого «Немой набат» справедливо назвать эпохальным. События, развернувшиеся на его страницах, с точностью передают особенности мироощущения россиян и наблюдаемых в стране масштабных социально-политических событий. Кто-то из читателей страстно желает в развитии романа радужного будущего, кто-то бьет кулаком в грудь с требованием продолжить рубить правду-матку. «Аргументы недели» публикуют фрагмент 2-ой части живого и зубастого «Немого набата».

Журнал «Москва» удостоил первую часть романа первой премии за 2019-ый год. В апреле-мае этого года она будет опубликована на страницах «Роман-газеты». Отдельная книга была выпущена издательством «Вече». 

Долгожданная вторая часть уже готовится к изданию.

Фрагмент 2-ой части  «Немого набата» Анатолия Салуцкого

Как и прежде, виночерпием назначили Цветкова. Нарочно отодвинув подальше от себя коньяк, он налил всем по стопарю белой, но тост произносить не стал. Обратился к Донцову:

- Власыч, ты обещал бутылку лучшего коньяка, если гравий не привезут. А его привезли. Выходит, ты всё знаешь. Скажи по совести, когда Поворотиху дербанить начнут?

Виктор поднялся с рюмкой в руке. Картинно выпрямился, будто по староофицерски изготовился пить от плеча.

- Дамы и господа! Мастера застольного жанра! В этот торжественный день я собрал вас для того, чтобы… - Сделал длинную паузу, со смехом закончил: - Отметить первое лето нашего знакомства. Григорий, давай сразу обговорим: трубу сегодня не обсуждаем. Друзья, за вас!

Чокнувшись и пропустив по рюмке, все увлеклись затейливой московской закуской, а Донцов свою, непригубленную незаметно приземлил на стол.

- Да-а, труба, труба… - вытерев салфеткой белые усы и бороду, задумчиво произнёс Гостев. - Как бы нам всем в трубу не вылететь.

- Вы о чём, Иван Михайлович? – встрепенулся Дед.

- Да всё о том же, об юдоли нашей бренной. – Он словно продолжал разговор, который они вели за этим столом полтора месяца назад. - Историческая пауза затягивается.

- А как вы именуете эту паузу? – сразу вцепился Донцов.

- При чём тут я? – вопросом на вопрос ответил Гостев. – Включите Интернет, там из каждого сайта прёт одно и то же: «позднепутинский застой». Правда, лично я с формулировкой не согласен, её из брежневских времён тащат, а сегодня в стране иная диспозиция. Что Путин обещал перед выборами? О чём клялся? Сулил прорыв - так я говорю?

- Какой прорыв, Иван Михалыч! – тяжело вздохнул Цветков. - Так живём, что кроме хлеба насущного, всё прихоть. Крохами насыщаемся. – Криворото усмехнулся. – Хде оно, поколение прорыва? Кудрин, что ль, с Грефом? Иль Чубайс? А-а, Медведев! За двадцать лет ни одного нового человека наверху не явилось. Брежнева пора праздновать.

- Прорыва не получается, вот и закричали: застой! А живём-то мы, куда ни глянь, в гибридную эпоху. Война гибридная, цифра с буквой гибридятся, в этом смысле кругом транзитный мир. Вот и у Путина вытанцовывается гибрид прорыва с застоем. Кто отгадает, как зовётся гибрид прорыва и застоя?

Все молчали, шевеля извилинами. И Гостев торжествующе закончил:

- Гибрид прорыва и застоя это простой! – И громко, покрывая восторженные «ахи», пояснил: - Здесь, уважаемые, не словесной эквилибристикой пахнет, не остроумием эстрадным. Через понятие «простой» сама суть времени вылазит. Простаивает Рассеюшка наша на историческом перегоне из прошлого в будущее, простаивает на позднепутинском полустанке. У Даля Владимира Ивановича о существительном «Простой» как сказано? Ожидание работы, потеря времени! Вот и мы ждём, когда в Кремле зелёный свет включат, чтоб вперёд двинуть, историческое время теряем. Вместо дружной работы – стадия всеобщей конфликтности. О фазе надлома разговоры пошли. Сейчас уже не экономическое – политическое ускорение требуется.

- Иван Михайлович с одной рюмки всю философию теперешней жизни нам разъяснил, - с нескрываемым одобрением пошутила Галина Дмитриевна. - Вера в доброго царя кончилась. - И сотворив крест, добавила: - Что же дальше будет? Что Господь нам шлёт? От этих мыслей на сердце ненастье.

- Время великое, а телик смотришь – новости про Россию мелкие. Каждый день одно и то же, словно и впрямь на месте стоим. Упадочное время, упаднические настроения, - подал голос Дед.

- Всё потому, что настало царство брюха, а не духа, кругом обезбоживание, - не унималась Крестовская. – Да, простой, пожалуй, точнее застоя. Время переходное, а мы на месте топчемся, параэкономика калечная. Оттого и духовное оскудение.

- А может быть, наоборот? – снова задумчиво, как бы сам себя, спросил Гостев?

Цветков, наливая по второй, проворчал:

- Простой – это когда мы имеем то, что имеем, а другие всех нас имеют. Барыги кругом, урывай-алтыны – взяточники. Вурдалаки из девяностых никуда не делись, по-прежнему в чести. Зло-то от злата!

- Гришка в своём репертуаре, - комментировал Дед.

Но Цветков как раз дошёл до полной рюмки Донцова и с удивлением воскликнул:

- Власыч, ты чего? Занедужил, что ли?

Все принялись громко корить Власыча за отсутствие компанейского духа, но на помощь пришёл Дед, раскрывший причину неприличного поведения закопёрщика застолья. А сам Донцов, жестом пригасив шум, сказал: 

- Спикизи.

- Чего, чего? - дёрнулся Цветков. Да и остальные с недоумением уставились на Власыча. – Япона брань, что ли? 

- Для пополнения ваших познаний напомню, что в годы сухого закона в американских барах, где тайком всё же наливали, существовало правило «спикизи» - в переводе на русский это означает «говорите негромко».

- Ну, теперь это спикизи у нас пойдёт как базарное слово, - заметила Крестовская.

- Не-е, не приживётся, у нас похожей ругани хватает, - сквозь зубы возразил Григорий.

Власыч вбросил дурацкое «спикизи» просто так, чтобы не сидеть за столом пешкой. В его ушах всё ещё звучал поразительно точный диагноз, поставленный старым сельским учителем. Простой! Да, не застой, а именно нелепый, необъяснимый простой. Страна – на новых рельсах, машинист до упора крутит рукоять скорости, включает форсаж и не понимает, почему состав еле-еле ползёт, застревая на каждом разъезде. Хитро собранная из БУ-деталей панель управления не фиксирует реалии: в одном из вагонов кто-то раз за разом срывает стоп-кран, блокируя колёса. Как сильно в прошлый раз сказал за этим столом Гостев: «Топор под компасом». А время уходит, уходит… Когда же машинист обновит панель управления?

Между тем Галина Дмитриевна завела другой очень волновавший её разговор.

- На прошлой неделе в Москву ездила на юбилей старой подруги.

- В каком ресторане гуляли? – с подвохом перебил Цветков.

- Чего пылишь? – урезонил Дед.

Ответила и Крестовская:

- Ох, Григорий, что-то вы сегодня распавлинились. В каком ресторане! Откуда у рыжего мужика да вороной конь? Средний медперсонал и слово такое позабыл – «ресторан». В квартире собрались, девишник да с молитвенным подвигом. Кто на пенсии, как я, но были и помоложе, которые ещё работают. Они такие страсти нарассказали, что жуть берёт. Когда оклады снизили и ввели систему надбавок, пошла истая вакханалия. Все на полторы ставки вкалывают, а врачи от нагрузок ломятся и увольняются.

- Эка невидаль! – снова перебил Цветков. – По телику сказали, что в Нижнем Тагиле сразу все хирурги уволились. А прочь них, врачи найдутся ли? Холерное время!

- Я это слышала, - подтвердила Крестовская. – Но, слава богу, недавно президент велел пересмотреть зарплатную систему в медицине, вновь поднять долю окладов. На юбилее девки об этом только и судачили.

- Сейчас и за первичное звено хотят взяться, - добавил Дед, отчего-то в этот вечер выглядевший непривычно скучным. – После оптимизации здравоохранение даже в Поворотихе лопнуло, в Алексин ездим. А уж какой у нас крепкий здравпункт был!

- Критики больно много стало, - авторитетно заявил Цветков. – Кроют власть на чём свет стоит, обзывательства всякие пошли. Только сейчас зашевелились. Да! А про аптеки по телевидению видели? Аптеки теперь – что магазины, только о прибыли пекутся. Полпенсии на лекарства улетает.

Донцов слушал застольные растабары молча, ему было интересно знать мнение тех, кого просвещённая публика причисляет к низам. Но удивляло молчание Ивана Михайловича, которого Виктор с первой встречи очень зауважал. Старый учитель истории неутомимо ведёт дневник эпохи – истинный натур-философ. Да и сегодня ошарашил убийственным диагнозом нынешнего времени – «Простой!» Но только подумал о Гостеве, как он откликнулся на замечание Цветкова про обилие критики высшей власти.

- А знаете, Григорий, что я вам скажу… - За столом сразу стало тихо, ни один столовый прибор не звякнул, все знали: после длительного молчания Иван Михайлович поделится чем-то интересным. – Я внимательно наблюдаю за жизнью страны, и, действительно, со всех направлений критикуют власть. Можно даже сказать, вал критики нарастает. И надо отдать должное власти – она начинает отзываться на людские беды. Вот Галина Дмитриевна про зарплатную систему говорила, за первичное звено здравоохранения хотят взяться. А кто ответит на вопрос: чего у нашей власти не хватает - как раньше пели, от Москвы до самых до окраин? Что у неё напрочь отсутствует? Посмотрел на Донцова. – Виктор Власович, ваше мнение мне особенно интересно.

Донцов растерялся.

- Иван Михайлович, вопрос в общем виде. Власти нашей много чего не хватает. Надо бы сперва понять, о чём речь. 

Гостев негромко рассмеялся:

- Так вот же Григорий говорит, что критики в адрес власти с избытком, и она вроде бы начинает на неё откликаться. Выходит, слух на критику у неё какой-никакой есть, хотя бы ради самосохранения. А вот чего нет, как нынче говорят, от слова «совсем»?

Виктор непонимающе покачал головой, и Гостев торжествующе, как было с «Простоем», громко, внятно объявил:

- У нашей власти полностью отсутствует потребность в… самокритике! – Выждал несколько секунд и, по разумению Донцова, вбил гвоздь по шляпку: - Кто решения по окладам врачей принимал, вводя стимулирующие надбавки, открывшие простор для произвола? Кто оптимизировал здравоохранение, громоздя корпуса в миллионниках, и развалил первичное звено дальше некуда? Кто аптеки из медицинской отрасли вывел и отменил госзаказ на лекарства? Кто Лесной кодекс принимал, из-за которого теперь тайга горит? На советскую власть эту груду ошибок уже не спишешь. И на девяностые годы не кивнёшь, - Ельцин всё развалил, но управленческие порядки не тронул, хотя их и не соблюдали. И вместо того, чтобы отладить эту систему, её ломать принялись, да в групповых интересах. Оно, конечно, российскую махину без ошибок не развернуть. Но, во-первых, если приглядеться, часто речь шла о своекорыстии – кто-то прибыль извлекал. А во-вторых, где, говорю, самокритика? Словно с чистого листа правят оклады медикам. Будто при царе Горохе нынешний беспредел учинили. А ведь всё ломали – оптимизировали! - при Скворцовой, которая была сперва замом, а потом стала министром. Теперь она, как ни в чём ни бывало, исправляет свои же ошибки. И никто об этом ни слова. А законы, которые сейчас принимают для сбережения леса и увеличения числа лесников? Почему не назовут тех, кто их число сокращал и негодный лесной кодекс пробивал? При Путине всё содеялось.

- Точно! Никого не наказывают! - рявкнул Цветков. – А коли вожжи порвались, за хвост не удержишь.

- Дело, Григорий даже не в наказании. Но сказать-то о том, что мы ошиблись, надо! Что того-этого не учли, извращение жизни допустили. Кто поверит в благие перемены, если у власти полностью атрофировано чувство самокритики? В моём дневнике, в помесячном итоге это отмечено, не с голоса пою.

Донцов лихорадочно вспоминал кремлёвские политические будни последних лет. Сколько совещаний, встреч, прямых линий, масштабных пресс-конференций с острыми вопросами! Но как ни силился, не мог припомнить ни единого случая, когда президент или кто-либо из его присных самокритично сказал бы о неудачных решениях. Они ведь были, эти неразумные решения, их не могло не быть при становлении нового порядка жизни. За двадцать лет ошибок набралось немало, и зачастую вполне объективных, Но почему, почему никто и никогда самокритично не говорит о былых просчётах? Не принято! Руководящий стиль не допускает публичного признания оплошностей. Да, самокритика у власти не в чести – снизу до верху! Как странно, что эту яркую отличительную черту эпохи глубинного путинизма подметил простой сельский учитель. Правда, учитель истории, учитель старой закалки, помнящий времена, когда самокритики не чурались. 

Донцова так увлекли эти размышления, что неожиданно для себя самого он решительно поддержал Гостева.

- Я кое-что могу добавить по своей части. Какие баталии шли в политических и деловых кругах вокруг присоединения к ВТО! Шестнадцать лет сопротивлялись, предупреждали, что нашему средне-малому бизнесу туго придётся. Но нет, сломали! Вступили всё-таки в ВТО, чтобы быть не хуже других. На самом верху что говорили? Не можем оставаться на обочине мирового прогресса, надо войти в мировую экономику, то бишь в ВТО. Хотя часть гибельных условий отбили. А сейчас, когда америкосы санкциями на ВТО наплевали, пошли разговоры, не выйти ли из ВТО. Чтоб меньше обязательств на нас висело. Но не хотят самокритично оценить происшедшее. Чтоб не вспоминали, кто закопёрщиком был. А отсутствие самокритики – матерь других ошибок, это, Иван Михайлович, вам из истории лучше меня известно.

- Я не экономист, Виктор Власович, но человек грамотный. А любому грамотному человеку ясно, что, независимо от всяческих идеологий, есть два пути движения. Один можно назвать так: «Деньги делают деньги». А второй - это промышленное развитие. Россия ныне движется по первому пути, это очевидно. Даже среди национальных проектов один из главных – благоустройство городов. Дело, конечно, благое. Но нам, из деревни, понятно, что средства эти отдачи не дадут, зато кое-кого обогатят. Если не ошибаюсь, экономисты такие вложения называют омертвлением капитала. А жизнь, обстановка - не до жиру. Народ о тротуарах из плитки не мечтает, подождал бы, лучше заводы строить. Ан нет, кому-то выгоднее деньги в землю закапывать, в бордюры тротуарные, чтоб мигрантов побольше привлечь и обогатиться. Почему из Тулы на такие работы мужиков в Москву не зовут? Поехали бы подзаработать…

- Креаклы, мать их! – Цветков выругался непонятным ему словом. 

Но Иван Михайлович, не обращая на него внимания, продолжил: 

- Уж коли вы затронули эту тему, не могу не упомянуть о плодах моих исторических размышлений. Коммунист Гайдар, перевоплотившись в рыночника, как и положено новообращенцу да вдобавок книжному, принял за идеал американский капитализм образца 1929 года, отсюда и его знаменитая рука рынка, которая всё отрегулирует. Но такого капитализма давным-давно нигде в мире нет. Вот изначальная причина наших нестыковок. А что касается самокритики, то её отсутствие, замечено мною, надолго оттягивает необходимые меры по исправлению прежних ошибок. Тянут до последнего, когда уже деться некуда. У Салтыкова-Щедрина, возможно, помните – одни коверкают, другие расковеркивают. А у нас гораздо круче: коверкают и расковеркивают одни и те же люди. До развития ли им! Это свойство современной эпохи многое объясняет. Тут уж другой наш классик на ум приходит – Гоголь. Как бы бричка Селифана не перевернулась!

- Дайте и я скажу! – вдруг выступила необычно активная в этот вечер Крестовская. – Я же помню, что конкуренцию объявили главным рычагом снижения цен. Для этого в нашем районе открыли сразу пять новых аптек. А что вышло? Они объединились в сети, и цены на лекарства - до небес! Где ваша конкуренция? Трижды – фу! Как у нас в больнице говорили по скучным поводам, чай без сахара, руки без мыла.

Но Иван Михайлович, продолжая свои размышления, вернулся к обсуждению общих вопросов:

- А вот вспомните. В восьмидесятых годах, когда началось возрождение великого Китая, архитектором реформ стал Дэн Сяопин, формально уже отошедший от власти. С административных постов ушёл, но остался духовным лидером нации, ключевой фигурой в государстве. Это он настоял, на том, чтобы не допустить китайского «майдана» на площади Тяньаньмэнь, открыв путь к росту страны. По сей день его имя в Китае пользуется авторитетом незыблемым.

Умолк, выдержал долгую паузу и задумчиво сказал:

- Вот я и размышляю: появится ли в России свой Дэн Сяопутин?

 

//картина дня

Loading...

//авторы ан

//новости ан

//новости ан

//Эксклюзивные интервью

//новости ан

//новости ан

//новости ан

//новости ан

Представляем вашему вниманию подборку региональных новостей уходящей недели. В ТОП вошли следующие резонансные происшествия: угроза цунами на Камчатке, воровство…

//новости ан

//новости ан

//новости ан

//новости ан

Операции на сердце ранее воспринимались неоднозначно. Считалось, что к сердцу нельзя прикасаться скальпелем. Однако шло время, и методики хирургического лечения менялись…

//новости ан