//Культура 13+

Чем отличается кино от домашнего видео?

№ 48 (641) от 6.12.2018 [ «Аргументы Недели Сахалин», ]

Чем отличается кино от домашнего видео?

Завершился первый кинофестиваль регионального кино «Островной экран». Его итоги подводит организатор форума, начальник мастерской «Европеец­азиат», сахалинский кинокритик Илья Шамазов.

Кинематографисты выросли

­ Как прошёл фестиваль?

­ В целом послевкусие от фестиваля очень хорошее. Самое главное, что с момента закрытия все конкурсанты пишут какие­то добрые слова, благодарят, и это лучший отзыв для любого организатора.

К этому мероприятию мы шли достаточно долго. когда я приехал на остров в 2016 году, мы познакомились с Дмитрием Понизовым, который делал форум «Сахалинский экран» любительского кино. Можно сказать, что сейчас мы возродили этот фестиваль в новом виде. Он нужен прежде всего для того, чтобы региональное кино знало, для чего оно существует.

Например, у патриарха сахалинского кино Аркадия Буленёва новых фильмов за три года не появилось. Потому что их банально некому показывать. Тратить время, энергию, средства, снять фильм и положить его в стол – это самое страшное, что может быть для творческого человека. Вариантов попадания таких работ на большие экраны, кроме как на фестивале, сегодня не существует.

Снятый уже давно фильм «Прикосновение» Аркадия Буленёва стал лучшим в категории «Большой экран», и режиссёр поблагодарил организаторов не столько за сам приз, сколько за возможность показывать свои работы. Это дало мотивацию для того, чтобы снимать и монтировать дальше. И я надеюсь, что на следующем фестивале «Островной экран», через два года, мы вновь увидим картины мэтра.

Фильм Сергея Асауленко «Полуостров Шмидта» получил специальный диплом жюри «За научно­-познавательное кино», его уже показали по телеканалу ОТВ. Когда-то автор обращался в различные телекомпании, предлагал свои фильмы, совершенно бесплатно: просто хотел, чтобы их увидели, но ему отказывали. И вот наконец его изумительную работу смогла посмотреть широкая аудитория. «Полуостров Шмидта» интересен по многим параметрам: это и краеведческая картина с большим количеством уникального материала, и фильм­-подвиг, так как обойти полуостров Шмидта сложно, это далеко, там есть труднопроходимые места, пришлось перемещаться на лодках. А они ещё и сняли интересно, с вкраплением каких­-то личных историй людей, которые там живут, а это тоже дорогого стоит. То есть зрители ещё и переоткрывают свой собственный край.

­ Как вы оцениваете общий уровень участников?

­ Очень высокий уровень, здесь я могу сослаться на мнение маститого жюри. Я немножко боялся, что оно будет смотреть свысока на региональных авторов, но люди воспринимали всё очень радостно и с большим удовольствием. Конкурсные работы, чистое экранное время которых составляет семь часов, они отсматривали 11 часов, потому что было много обсуждений. И откровенно слабых работ не было. Мы всё­ таки разбили их на «Большой экран» и «Малый экран». До фестиваля я думал, что, как отборщик, буду отправлять во вторую категорию возможно важные работы для автора, но в недостаточной степени зрительские. А в итоге туда уходил просто неформат, например музыкальные клипы и рекламные ролики, то есть всё то, что не является фильмами, при этом хронометраж не имел большого значения.

Некоторые говорили, ну как сравнивать художественные, документальные и анимационные ленты в одном конкурсе? А когда начинаешь смотреть, то критерии оценки становятся понятны, это цельность, хорошая драматургия прежде всего.

Вторая лига

 ­ Что такое конкурс «Сдвиг»?

­ Отдельный конкурс экшн­видео. Это такой мостик между съёмками в режиме «Мой день» и чем­-то большим. Жанр-то в общем простой, все что­-то так или иначе на сотовый телефон снимают. Но когда человек выходит на монтаж, начинает этот материал как­-то обрабатывать, раскладывать по полочкам, то он, на мой взгляд, делает шаг в сторону кинематографа.    Первый конкурс «Сдвиг» мы проводили в рамках фестиваля «Край света» в 2016 году, и с самого начала я был не очень доволен этими работами. Было много видовых роликов без монтажа, без каких-то внутрикадровых склеек. Например, летает квадрокоптер над озером Буссе, и ничего не происходит.

Или же, наоборот, это видео снято достаточно профессионально, но как видовое кино – показываются какие­-то достопримечательности, это не совсем экшн­видео в чистом виде. За два года конкурсанты выросли, они стали составлять свои микрофильмы из разных планов, разных способов съёмки, и смотреть их стало намного интереснее.

К примеру, в первой части работы Олега Епихина «Снежный экшн» можно наблюдать просто видовое кино, снятое с высоты коптера. Но потом появляется экшн­камера, где он герой­ покоритель хребта Жданко, и ты уже как зритель можешь сопоставлять себя с автором, который прошёл этот путь.  И такое кино, помимо всего прочего, мотивирует приехать на Сахалин, пройти определёнными маршрутами и тропами, и это одна из задач экшн­видео. Это уже вполне себе кино, «Сдвиг» можно было растворить в основном конкурсе «Островного экрана», но будет лучше, если эти авторы сами осознают, что переход в высшую категорию для них по сути уже состоялся. И следующий шаг – добавить какой­-то сюжет и рассказать историю, неважно, про себя или кого­-то другого.

Плёнка – не главное

­ На фестивале были фильмы, снятые на киноплёнку?

­ Нет, ну, конечно, на региональных кинофестивалях ни о какой плёнке речь давно не идёт, все снимают на цифру. Именно поэтому форматы немного размываются. У нас был случай, когда ролик был подан на основной конкурс, но был отправлен на «Сдвиг» в экшн­видео. Это фильм «Я машина» Сергея Королёва, очень забавная работа. Потому что человек снял сам себя на телефон в то время, как он идёт по заснеженной улице, смонтировал всё это с динамическим аудиорядом и какими­-то ассоциациями по поводу автомобилей, транспорта. Он всё время говорит: «Я машина, я машина».

Ну, в общем, это шутка. Чего не хватило? Заданных условий, то есть если бы зритель понимал, что это всё происходит на Сахалине, что здесь зимой сильные снегопады и люди ходят по проезжей части, то всё бы встало на свои места и шутка была бы понятой. Это и есть главное отличие видео от кино. Когда ты даёшь больше вводных данных или не даёшь, но прячешь загадки. Иногда зрителю хочется их разгадывать – так кино сделано. Вот кинематографическое в данном случае рождается там, где есть работа оператора, когда картинка подчиняется некоей мысли, не пленка делает кино.

­ А игровые фильмы на фестивале были?

­ Их было меньше. Снимать игровое кино все-таки дороже, это требует большего количества участников процесса: актёрской труппы, гримёров, звукорежиссёров. А дорогим кино на Сахалине не может быть по умолчанию, потому что откуда авторам брать большие деньги?  В кино никто не верит, потому что оно не доходит до зрителя. И потенциальные продюсеры спрашивают, почему они должны вкладывать в это кино деньги? Кто его увидит? Что они с этого получат?

­ Жюри было единодушно в своем мнении по поводу того, кому вручить Гран­при?

­ Абсолютно! Никаких сомнений не было. Картину «Гиляка» режиссёра Мелиссы Маляржик буквально пересмотрели несколько раз, задали оператору вопросы по оптике, ещё каким-то нюансам, благо была такая возможность. Почему этот фильм понравился больше всех? Потому что изумительный герой, вот как раз в этой ленте есть загадки, которые тем не менее указывают на мир героя, его раскрывают и развивают. Это и есть признак большого кино.

При этом фильм документальный, вообще сегодня разделять игровые и неигровые фильмы не вижу особого смысла. Есть такой парадокс – игровое кино честнее. Потому что в документальном фильме автор работает как бы с реальным сюжетом, но при этом его подача всё равно авторская, он прячется за документальную историю. А в игровом кино нужно всё сочинить, тут уже не спрячешься за другого человека, ты сам отвечаешь за то, что ты придумал и снял. Поэтому оба этих мира существуют по одним и тем же правилам, которые определяются нормами и законами драматургии.

Справка

Победители фестиваля «Островной экран»:

Гран-при фестиваля – фильм «Гиляка», режиссёр Мелисса Маляржик.

Лучший фильм в категории «Большой экран» ­ «Прикосновение», режиссёр Аркадий Буленёв.

Приз за лучший фильм в категории «Малый экран» ­ Антон Дока, фильм Dead Island.

Гран-при конкурса экшн­видео «Сдвиг» ­ Максим Иванов, фильм «Сахалинская рыбалка – 2018».