Долгая дорога к «Мистралю»

, 18:21

Долгая дорога к «Мистралю»

Долгая эпопея с переговорами о покупке у Франции универсального десантного корабля (УДК) «Мистраль» закончена. 17 июня подписано соглашение о постройке во Франции двух УДК этого типа. Затем в России по лицензии будет изготовлено еще два подобных корабля. Итак, что же мы купили и почему так долго шли переговоры?

Условия договора

Сумма контракта составляет 1,12 млрд. евро. За сами корабли будет заплачено 980 млн. евро, а остальное – за лицензии на технологии, адаптацию конструкторской и эксплуатационной документаций и обучение экипажей. Первый, полностью оснащенный корабль, наша страна должна получить через 36 месяцев – в 2014 году. Второй – через 48 месяцев, в 2015 году.

Сделка предусматривает полную передачу всех технологий для постройки двух УДК в России и широкое участие российских предприятий в постройке кораблей во Франции – от 40 до 50% работ. В частности, 24 блока (из них сформируют корпуса) соберут на российских верфях и доставят морем во Францию, на верфь в Сен-Назере.

Два УДК, которые планируется построить в нашей стране, будут уже практически полностью российскими. Скорее всего, их станут делать на «Новоадмиралтейских верфях» на острове Котлин. Верфи планируется построить совместно с корейской корпорацией STX.

Могли ли сами?

Один из основных вопросов к сделке с «Мистралями» – неужели Россия не смогла бы самостоятельно разработать и построить такие корабли? В принципе – могла. Правда, проекты советских десантных кораблей сильно отличаются от «Мистраля». Они больше похожи на американские УДК. По сути, это небольшие авианосцы с десантными возможностями.

Такой вариант нам сейчас не подходит – слишком дорого. Да и разработка проекта займет не менее 2–3 лет, а может, и больше. И потом еще неизвестно, как быстро построят первый корабль, а за ним и остальные. В этом десятилетии отечественные верфи будут сильно загружены военными заказами.

«Адмиралтейские верфи», как одни из наиболее «живых» в России, загружены на 100% до 2016–2018 годов. «Северная верфь» только для нашего флота по уже заключенным контрактам должна построить свыше 17 боевых кораблей. Загружен и северодвинский «Севмаш». Причем никто не гарантирует, что строящиеся корабли флот получит точно в срок: в 2010 г. ВМФ уже недополучили три подводные лодки и один корвет, сроки их сдачи перенесли на 2011-й. Получается, для УДК просто нет места на стапелях. Да и кадровый кризис в нашем судпроме еще не преодолен.

Возможные отличия

 «Русский Мистраль» будет отличаться от французского. Французы строили свои корабли в условиях жесткого урезания ассигнований, поэтому проект вышел скромным и по водоизмещению, и по вооружению. Их «Мистраль» строился под другие вертолеты и другие десантные катера. Наш ударный вертолет Ка-52А «Аллигатор», который составит ударную мощь авиагруппы УДК, сделан по соосной схеме. По ней же – транспортно-боевой вертолет Ка-29 и противолодочный Ка-27ПЛ, которые тоже будут базироваться на новых кораблях.

Такие вертолеты занимают меньше места на палубе и в ангаре, но они выше обычных. Потому требуется переделка проемов в ангарах. Наши вертолеты тяжелее, они несут большую нагрузку или хорошо бронированы – требуется усилить летную и ангарную палубу и лифты-самолетоподъемники.

Наши корабли должны эксплуатироваться на севере – требуются улучшенное отопление, усиленный ледовый пояс. Россию не может устроить то жалкое вооружение, что стоит на французских кораблях. Поэтому необходимо предусмотреть размещение отечественных зенитно-ракетных и ракетно-пушечных комплексов самообороны. Да и размеры доковой камеры корабля наверняка надо подгонять под наши десантные катера.

Все это потребует изменения размеров и водоизмещения корабля. Учитывая, что французы разработали значительное число модификаций проекта «Мистраля» задолго до нашего заказа, – это будет несложно. Вопрос в том, какие изменения из перечисленных заказали наши военные, – есть опасения, что могли и сэкономить.

Придется приспосабливаться и нам. Необходимо провести работы по «оморячиванию» вертолета Ка-52А. Они включают в себя установку складывающихся лопастей винтов, возможно и плоскостей, для уменьшения занимаемой в ангаре площади. Кроме того, требуется подготовить корпус и агрегаты машины к соленому и влажному морскому воздуху, оснастить специальными навигационно-пилотажными системами для полетов над морем и автоматическому возврату на корабль, для облегчения посадки на корабль в плохую погоду.

Камень преткновения

Одной из основных причин, почему переговоры о покупке «Мистралей» затянулись, являлось желание России заполучить вместе с кораблями лицензии на ряд важнейших систем электронной начинки корабля. УДК этого типа – не только «паром» для доставки и высадки 500–900 пехотинцев и нескольких десятков единиц легкой и тяжелой бронетехники. Это еще и плавучий штаб десантного или ударного соединения. Для этого он оснащается специальными системами.

В первую очередь речь идет о боевой информационно-управляющей системе (БИУС)
SENIT‑9. Она позволяет вести управление боевыми действиями из командного центра, куда стекается информация с кораблей соединения, от средств воздушной, космической разведки, от десанта и различных радаров. Включает она и радиолокационные станции и станции радиоразведки самого «Мистраля».

SENIT-9 является новейшей версией системы. У французов на их единственном авианосце «Шарль де Голль» стоит версия постарше и попроще – SENIT-8/05. В SENIT-9 есть масса средств для связи и интеграции ее в системы управления и связи НАТО. Есть там и «ноу-хау», которые не являются французскими, а принадлежат НАТО. Получение полной лицензии на такую систему позволит нам внимательно ознакомиться, освоить новейшие технологии, а что-то и «передрать». Именно поэтому против передачи этой системы были американцы.

Еще более чувствительной технологией для Франции и НАТО является SIC-21 – единая «сетецентричная» система связи разработки фирмы Thales. Она способна связать все звенья управления, начиная от местных властей на заморском театре военных действий. Кроме того, она подходит и для проведения многонациональных операций в рамках НАТО или ООН. Конечно, мы в НАТО не собираемся, но сама по себе система нам будет очень полезна.

Размещение этой новейшей системы началось лишь в 2006 г. с флагмана ВМС Франции, авианосца «Шарль де Голль». SIC-21 французы не хотели продавать просто ни в какую. Однако, как шутят, осел с золотом способен взять штурмом любую неприступную крепость – жажда денег оказалась сильнее. Франция согласна передать и SENIT‑9 и SIC-21, а также лицензии на их производство. Причем с полным комплектом документации и исходных кодов. Это позволит обезопасить нас от вредных «закладок», вздумай их оставить французы.

Куда конь с копытом – туда и рак с клешней

В решении столь важного вопроса – продавать ли Франции «этим русским» такие корабли – конечно, не обошлось без вездесущего Конгресса США. Американцы, как обычно, суют нос в дела, которые их не касаются. И в этот раз они выпустили возмущенное обращение с требованием не продавать России корабли, а если продавать – то без важнейших систем.

Вашингтон можно понять – французские системы управления разработаны на основе американских аналогов, и именно их секреты уплывут в Россию. Но почему опять подняли истерику «Неуловимые Джо» из прибалтийских карликовых государств и Грузии – непонятно.

Они уже требуют от НАТО каких-то компенсаций «ущерба» их национальной безопасности. Мол, нарушен баланс сил между Россией и этими «могучими державами». Хотя любому здравомыслящему человеку ясно, что увеличение бивней Слона еще на пару сантиметров мало меняет баланс сил между ним и Моськой.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Глава Чечни Кадыров спрогнозировал, что спецоперация России на Украине завершится до конца 2023-го и «Запад встанет на колени»

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

В мире

Общество

Общество

Общество

Общество

В мире

Спорт