//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//События/Афиша

kaligula

//Сад и огород

//Новости MarketGid

//новости 24СМИ

//Новости news.net.finam.ru

//Поп-новости

//Национальный Акцент

//Общество

Третий элемент

Смогут ли изыскатели и проектировщики объединиться под одной крышей с представителями негосэкспертизы?

№ 6 (548) от 16 февраля 2017 [«Аргументы Недели », Аркадий АПУМЧИК ]

Третий элемент

В апреле этого года исполняется 5 лет с той поры, как в России появился институт негосударственной экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий. Это уже достаточный срок, чтобы подвести итоги и сделать выводы. Причём, выводы – увы! – неутешительные.

НАЧАЛО, впрочем, было положено ещё в далёком 2004 году, с введением Федерального закона 190-ФЗ, согласно которому все вневедомственные экспертные организации министерств, ведомств и предприятий были упразднены. Структура Главного управления вневедомственной экспертизы была реорганизована в Государственную экспертизу России с подчинением её (в конечном итоге) Министерству строительства и ЖКХ РФ. Осуществление части полномочий в области организации и проведения государственной экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий была передана органам государственной власти субъектов Российской Федерации, а часть из них с 1 апреля 2012 года, Федеральным законом от 28 ноября 2011 года № 337-ФЗ – организациям, аккредитованным на право проведения негосударственной экспертизы.

Хотели, как лучше…

Разработчики закона руководствовались вполне понятной логикой. Речь шла о том, чтобы демонополизировать статус государственной экспертизы, частично передав часть её полномочий экспертизе негосударственной. При этом задачи экспертных органов должны были стать более конкретными и сведены только к оценке соответствия проектной документации требованиям безопасности и надёжности объектов капитального строительства. Соответственно, застройщик или технический заказчик получил право выбора проведения экспертизы – в государственных или негосударственных инстанциях.

Вроде бы всё было сделано по лучшим рыночным рецептам – появилась конкуренция между экспертными организациями, а значит, качество проектной документации должно улучшаться, а ценники и время согласований – сокращаться. Однако жизнь внесла свои коррективы. Всё вышло по бессмертной формуле Виктора Степановича Черномырдина – хотели, как лучше, а получилось, как всегда.

Многочисленные аварии, обрушения промышленных и жилых зданий, «кранопады», скандалы со сметными расходами показали, что уровень экспертизы проектной документации в стране оказался далёк от идеала.

Введённая система экспертизы, с учётом непрерывного реформирования строительной отрасли привела к неприятным последствиям – прежде всего, нездоровой конкуренции, когда проектный институт мог запросто найти эксперта «посговорчивее» или «подешевле», который закроет глаза на недочёты, принципиальные для его коллег. В интернете появились объявления в стиле «экспертиза проектов за три дня от 10 тысяч рублей» или «экспертиза с гарантией положительного заключения». Множество структур сомнительного пошиба вышло на рынок, сбивая друг другу ценники и делая упор на агрессивный маркетинг. На сегодняшний день реестр аккредитованных на право проведения негосударственной экспертизы проектной документации и (или) результатов инженерных организаций составляет около 900 организаций. Насколько все они могут гарантировать качество своих экспертных заключений? Какую ответственность будут они нести в случае гибели людей или разрушения сооружений? Вопросы открытые и очень болезненные.

Вторым эффектом, который тоже не был предусмотрен, стал фактический возврат к системе «вневедомственных» экспертиз, от которой государство изначально и пыталось уйти. Быстро разобравшись, какие великолепные возможности представляет новая система работы, крупные строительные холдинги, отраслевые ведомства, другие хозяйствующие субъекты создали свои негосударственные экспертные организации, занявшие значительную часть рынка. Возникла ситуация, когда заказчик настоятельно рекомендовал видеть экспертное заключение от вполне определённой организации, с которой у него установились тесные деловые отношения. В итоге это привело к новому витку ухудшения качества проектной и рабочей документации. Действительно, зачем соблюдать ГОСТы и СНиПы, если в конечном итоге успешная сдача проекта зависит от того, чтобы «договориться» с нужным экспертом?

И словно бы для того, чтобы ещё больше запутать и без того не слишком простую ситуацию, согласно законодательству, создание организаций негосударственной экспертизы было передано в ведение двух разных министерств. Аккредитация юридических лиц на право проведения негосударственной экспертизы возложена на Федеральную службу по аккредитации, находящуюся в ведении Министерства экономического развития РФ. А вот Министерство строительства и ЖКХ РФ должно следить за соблюдением минимума физических лиц, аттестованных на право подготовки заключений экспертизы проектной документации и (или) результатов инженерных изысканий. Получается, что два ведомства, как два медведя в одной берлоге, пытаются навести порядок среди экспертов и экспертных организаций. Но получается не очень. А ведь своя точка зрения – и возможность на ней настоять! – есть ещё и у органов надзора исполнительной власти субъектов Федерации.

IT и жёсткий надзор

Наконец, о судьбе российского экспертного сообщества задумались, как говорится, уже и в высших эшелонах власти. 3 февраля под руководством вице-премьера РФ Дмитрия Козака, курирующего вопросы строительного комплекса, прошло совещание, посвящённое будущему негосударственной экспертизы.

Как сообщают наши источники, чашу терпения федеральной власти переполнил поток жалоб из российских регионов. На состояние дел в негосударственной экспертизе жалуются даже главы регионов, которые понимают, что сырые проекты и сомнительные экспертные заключения представляют реальную опасность, но по закону сделать ничего не могут.

Предпринимаются на местах и попытки как-то нормативно отрегулировать сферу. Например, власти Ленинградской области настолько устали от липовых заключений, что ещё в начале прошлого года Законодательное собрание региона внесло изменение в местный закон № 38-ОЗ. В соответствие с ними слова «экспертизы проектной документации» были заменены словами «государственной экспертизы проектной документации», что исключает возможность проведения негосударственной и в целом обращения в частные экспертные бюро. Понятно, что проблему давно уже нужно решать не в каждом регионе силами местных властей, а по всей стране.

Особенно усилилось недовольство последние два года. Специалисты бьют тревогу. Если раньше можно было говорить о большем или меньшем качестве экспертных заключений, то сегодня их, по большому счёту, просто-напросто покупают. Рынок негосударственной экспертизы превратился в обычный базар, где сомнительные конторки с нулевой репутацией, но полученными документами об аккредитации, зычными голосами зазывают покупателей.

Какие же рецепты предлагает власть? Прежде всего, свои надежды чиновники возлагают на высокие информационные технологии. А именно – создание единого реестра заключений, с помощью которого можно было бы быстро и точно установить, кто, когда и на каких основаниях дал то или иное заключение по проекту. Во-вторых, на повестке дня глубокое реформирование всей сферы. То есть, речь идёт о том, чтобы полностью отказаться от негосударственной экспертизы, признав пятилетний эксперимент неудачным. Либо, как вариант, негосударственную экспертизу оставить, но установить над ней жёсткий и компетентный контроль.

Говоря формально, у экспертов уже есть некий «высший орган». Помимо курирующих ведомств, таковым является Национальное объединение организаций по негосударственной экспертизе (НОЭКС). Но в том-то и проблема, что сегодняшнее положение дел во многом возникло если не по вине, то, по меньшей мере, при благосклонном попустительстве этой организации. К НОЭКС и его руководителю Шоте Гордезиани у чиновников, курирующих отрасль, надзорных органов, добросовестных проектировщиков и строителей накопилось немало вопросов.

Национальное объединение, действительно, проявляет завидную активность, да вот только её направление не может не вызывать удивление. Например, добиться разрешения негосударственной экспертизы на объектах инфраструктуры газоснабжения. Или упорное противостояние законодательному собранию Ленинградской области по поводу вышеупомянутого закона. Представители НОЭКС пожаловались сначала в ФАС и прокуратуру региона, сообщая о нарушении антимонопольного законодательства, а потом, получив отказ, и на саму прокуратуру Ленобласти – в Генеральную прокуратуру РФ.

Действительно, удивительная ситуация. Вместо того, чтобы разбираться с торговлей заключениями и сомнительными конторами, позорящими высокий статус эксперта, Нацобъединение бьётся за расширение сферы применение негосударственной экспертизы. Лоббизм, конечно, дело хорошее и вполне объяснимое – но не при таком количестве претензий, которое предъявляется к негосударственной экспертизе. Когда речь уже зашла о том, чтобы вовсе отказаться от её услуг, думать нужно не о прибылях, а о качестве работы.

Есть такое Нацобъединение!

Однако, по мнению специалистов, альтернатива есть. Как говорят, обсуждалась она и на совещании у Дмитрия Козака. Дать негосударственной экспертизе ещё один шанс, однако, отдав её под надзор серьёзной организации – Национального объединения проектировщиков и изыскателей (НОПРИЗ). В общем, в юбилейный год Октябрьской революции так и вспоминаются слова Владимира Ильича – «есть такая партия!». Или, в нашем случае, есть Национальное объединение, которое обладает достаточным уровнем компетенции, чтобы взять под контроль ситуацию в экспертной сфере.

Логика в этом такая. С одной стороны, все эксперты по факту инженеры-проектировщики. Чтобы что-то оценивать на профессиональном уровне, нужно самому уметь это делать. А объединяет проектировщиков страны как раз таки НОПРИЗ. Во-вторых, у президента этого объединения Михаила Посохина уже есть опыт «миротворческой деятельности».

Выразилась она в том, что в 2014 году удалось соединить в одно целое Национальное объединение проектировщиков (НОП) и Национальное объединение изыскателей (НОИЗ) в одну организацию. Этой новой структурой и стал НОПРИЗ. По мнению многих, таким образом, фактически, были исправлены изначально неверные положения, заложенные при создании системы строительного саморегулирования. Две неотрывные друг от друга специальности – изыскатель и проектировщик изначально отчего-то оказались разделены. Со временем эту ошибку удалось исправить.

Отчего бы теперь не завести под единую крышу и «третий элемент»? Одни проводят инженерные изыскания, вторые на их основании создают проект, третьи – выдают экспертное заключение. Получается вполне логичная модель взаимодействия, которая пойдёт на пользу не только работающим в отрасли специалистам, но и, безусловно, конечным пользователям. Которые не хотят задумываться про сложнейшую структуру современного российского строительного комплекса, но крайне заинтересованы в том, чтобы новостройки не падали и ценники на них не достигали заоблачных высот.

    

 

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Скачать весь номер «АН» бесплатно

//Подписаться на рассылку эксклюзива от АН

Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте

?>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Музподарок от Юры Валова

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости GlobalTeaser

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

//Наши партнеры