//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//События/Афиша

sirano-de-berzherak

//Сад и огород

//Новости MarketGid

//новости 24СМИ

//Поп-новости

//Национальный Акцент

//Общество

Кто боится повторения Великого Октября?

№ 4 (546) от 2 февраля 2017 [«Аргументы Недели », Александр Чуйков ]

Кто боится повторения Великого Октября?
Фото vk.com/deputat_smolin

В наступивший год столетия Октябрьской революции Россия вступает с резко нищающим населением. Даже по официальным данным, за 2016 год доходы простых россиян упали на 5,9% в реальном выражении по сравнению с 2015-м.

Тем временем в оргкомитет по празднованию круглой даты революции не позвали коммунистов. На вопросы «АН» отвечает заместитель председателя комитета по образованию Госдумы Олег СМОЛИН.

- Олег Николаевич, нам говорят, что госрасходы на образование не падают, а только растут. Но в реальности мы видим, что с родителей во всех школах дерут за каждый чих ребёнка. Что происходит?

– Система образования в стране финансируется как из федерального, так и из региональных бюджетов. На федеральную целевую программу развития образования расходы в номинальном выражении растут даже медленнее официальной инфляции. В 2018 году они вырастут примерно на 2% при ожидаемой инфляции 4%.

Та часть затрат на образование, которая финансируется регионами (в частности, зарплата педагогов), уменьшается и в номинальном, и в реальном исчислении. Из 85 субъектов Российской Федерации 75 в глубоких долгах. Поэтому все расходы секвестрируются.

– Сколько они должны?

– Точно никто не знает. Год назад Счётная палата называла цифру в 2 триллиона 140 миллиардов рублей. В бюджетном комитете Госдумы говорят, что около 2,5 триллиона. И хотя математика – наука точная, но вот статистика – наука интересная. Например, все знают, что цены растут, а прожиточный минимум в стране снижается. Волшебство наоборот.

Сейчас расходы на образование в долях от внутреннего валового продукта (ВВП) ниже 4%. Ни одна страна в мире не произвела модернизацию при затратах на образование менее 7% ВВП. Коммунисты разработали проект закона «Об образовании для всех». Предложили в течение пяти лет выйти на эти самые 7%. Правительство дало негативный отзыв. «Единая Россия» следует в русле этой правительственной политики.

– В так называемые «тоталитарные милитаристские» советские времена образование так же финансировалось?

– Радикально больше. В 50-е годы прошлого века, практически сразу после ужасной войны, вложения составляли 10–12% ВВП. И мы имели расцвет фундаментальной науки, освоение космоса, ядерное сдерживание. В 1970 году, по данным Всемирного банка, они снизились, но до 7%, необходимых для модернизации страны. Сейчас практически в два раза меньше, хотя социальные обязательства государства несравнимы с теми, которые были в советское время. Военные расходы также явно не выше, чем тогда.

– Откуда взять деньги?

– Коллеги из правящей партии «Единая Россия» нас спрашивают: «У кого отберёте? У крестьян, у врачей, инвалидов?» Ответ: пока будет существовать современная модель экономического развития, денег не будет ни для кого.

– Вы имеете в виду капиталистическую модель?

– Бывает капитализм производящий и социально ориентированный, как, например, во многих европейских государствах. У нас же, увы, капитализм ростовщический, примитивный и грабительский. Например, по производительности труда Россия отстаёт от той же Франции примерно в 2,5 раза. А по минимальной заработной плате в 13–15 раз! То есть при более справедливом распределении капитала мы могли бы обеспечить другой уровень жизни нашему народу.

– Справедливое распределение капитала там достигается с помощью налогов, у нас высшая власть уже обозначила свою позицию: спасательного круга в виде прогрессивного НДФЛ не будет.

– Я думаю, что всё-таки его рано или поздно придётся вводить. Нельзя до бесконечности испытывать терпение народа. Даже после Февральской революции 1917 года буржуазия понимала, что нельзя всю тяжесть модернизации страны перекладывать на плечи людей с низкими и средними доходами, и ввела прогрессивный налог на доходы физических лиц.

– Каковы роль и вес социального блока в правительстве и при формировании бюджета? Кто играет «первую скрипку» при распределении скудной бюджетной пайки?

– Минфин и Центробанк. Первый по должности стремится сбалансировать бюджетное «сальдо с бульдой». ЦБ по закону отвечает только за «таргетирование инфляции». При этом никто не занимается и фактически не отвечает за развитие экономики (а образованные люди – это и есть развитие экономики) в целом. Образование, культура, охрана здоровья – на пятых ролях, как говорят в театре, «роль без слов» или «кушать подано».

Поэтому, с нашей точки зрения, ключевыми показателями успешности Минфина и ЦБ должны быть не показатели сбалансированности бюджета или инфляции, а показатели экономического роста страны. КПРФ и другие оппозиционные партии постоянно говорят об этом, но «Васька слушает, да ест».

– Хотел задать вопрос: «кому выгодно необразованное дебилизируемое население?» Но ваш коллега Владимир Жириновский, по-моему, ответил на него: «Образование – это хорошо, однако чем больше образованных людей, тем больше риск революций. Революции творят молодые и образованные».

– Согласен с Владимиром Вольфовичем – нынешней власти образованные люди не нужны. Ими сложно управлять. И вопросы у них могут возникнуть разные. Например, о социальной несправедливости.

– Кто вообще в стране увязывает развитие образовательной системы с другими стратегическими решениями? По всей стране массово закрываются сельские школы и медпункты, что означает уничтожение села. При этом вопрос продовольственной безопасности и импортозамещения – приоритетная задача. Такое впечатление, что чиновники, принимающие решения, страдают раздвоением личности.

– За постсоветское время в стране закрыто 24 с половиной тысячи школ. Подавляющее большинство из них – сельские. Причём в лихие 90-е закрыли всего тысячу. Остальное – в сытые двухтысячные. В 30-е годы ХХ века после Гражданской войны и двух революций было, наоборот, открыто 25 тысяч новых школ.

На словах все говорят о необходимости прекратить это варварское уничтожение сельского образования и в конечном итоге – самого села. Но, несмотря на заклинания высших руководителей, процесс идёт. Так называемая экономика выше заявлений.

– Почему они закрываются?

– Первое: сельскую школу целиком сбросили на региональные нищие бюджеты. Второе: ввели подушевое финансирование, при котором маленькие школы просто умирают.

В начале февраля будет рассматриваться наш законопроект, который прямо запрещает реорганизовывать или ликвидировать сельские школы без согласия сельского схода и разрешает восстановление по требованию сельчан уже закрытых школ. Но правительство и профильный комитет по образованию (председатель комитета Вячеслав Никонов «Единая Россия». – Ред.) дали отрицательное заключение на этот законопроект. Так что шансов на принятие у него немного. Следовательно, процесс уничтожения сельских школ продолжится.

– А кто придумал подушевое финансирование и систему образования как бизнес?

– Это любимая идея «системных либералов». Во главу всех начинаний должен быть поставлен принцип кассиров: «расходы не должны превышать доходов». На этом принципе базируется программа «модернизации» всего российского образования. Считается, что вдохновителем является Высшая школа экономики во главе с ректором Ярославом Кузьминовым.

– Спустя полгода после назначения на должность министра Ольга Васильева выступила в СМИ. Основной лейтмотив – возврат к лучшим традициям советской школы (без расшифровки – к каким), лёгкая критика Болонской системы (без расшифровки – будет ли она сохранена или отменена) и некоторые изменения в ЕГЭ. Как вы считаете, министр свободен в реализации радикальных решений, например, введении выпускных экзаменов наравне с ЕГЭ или отмене Болонской системы?

– Министр образования – это не председатель правительства и не президент страны. Когда Ольга Васильева была назначена на этот пост, я сказал: «Мы не ожидаем принципиально нового курса в образовательной политике. Потому что министр не свободен в своих решениях. Но мы ждём некоторых перемен к лучшему».

Я лично почти полностью согласен с тем, что она предлагает. Её идеи близки к нашему законопроекту «Об образовании для всех» в отличие от действующего закона «Об образовании в РФ», который выдержан в псевдолиберальной идеологии.

– Говорит она действительно правильные вещи, но сделать ничего не может.

– Поживём – увидим.

– Без поддержки «первого» не обойтись. Но кто есть Владимир Путин – либерал или консерватор? Честно говоря, совершенно непонятно!

– Президент пытается соединить две почти несовместимые позиции. Путин – консерватор и государственник в том, что касается внешней политики и государственного устройства. Но системный либерал в экономике.

Из-за этого, на мой взгляд, возникло реальное противоречие между самостоятельным курсом внешней политики и продолжением псевдолиберального курса во внутренней экономической жизни страны. С таким направлением страну не спасти. Во-первых, нужна новая индустриализация. Во-вторых, необходимо обеспечивать социальное равенство, а значит – вводить не только прогрессивный налог на личные доходы, но и ещё ряд новых обременений для очень обеспеченных классов, но при снижении налогов на реальный сектор экономики. В-третьих, необходимы вложения в человеческий потенциал. Это три кита, на которых должна стоять новая экономическая модель.

– Когда вы об этом дискутируете с депутатами из правящей партии, что они отвечают?

– Публично они заявляют: нельзя вводить новые обременения и прогрессивный подоходный налог, так как богатые всё равно платить не будут. Тогда возникает вопрос: зачем мы тратим триллионы рублей на содержание правоохранительных, в том числе налоговых, органов?! А в неформальной обстановке единороссы говорят: «Мы бы уже двадцать раз проголосовали за прогрессивный налог, если бы нам разрешили».

– По телевизору чиновники нас убеждают, что продолжительность жизни увеличивается, россиян умирает всё меньше, а рождается всё больше. Между тем даже статистика Росстата говорит об обратном. Говорят, что финансирование образования только растёт, и – лгут. И мы сами это видим, когда несём деньги в школу. Зачем успокаивают, подтасовывают цифры и факты? Зачем создают параллельную реальность?

– Я думаю, что так называемая элита полагает, что «телевизор всегда победит холодильник». Но вечно этого не будет, и, когда наступит предел терпению, – никто не знает. В январе 1917 года Ленин писал, что современное поколение революционеров до революции не доживёт. Через месяц шарахнула Февральская буржуазная, а в октябре – Великая социалистическая. Будет ли в России новая революция, зависит не от коммунистов, а от действий нынешней власти.

– Почему коммунистов не пустили в оргкомитет по празднованию столетия Октябрьской революции?

– Видимо, потому что мероприятия планируются по принципу: «Не дай бог!» Олигархический правящий класс революции боится просто на генетическом уровне.

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте

//Подписаться на рассылку эксклюзива от АН

?> sungrado

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

sungrado

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Музподарок от Юры Валова

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости GlobalTeaser

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

//Новости Redtram

sungrado
//Наши партнеры