//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//События/Афиша

eta-prekrasnaya-zhizn

//Сад и огород

//Новости MarketGid

//новости 24СМИ

//Новости news.net.finam.ru

//Поп-новости

//Национальный Акцент

//Общество

Зри в корень!

№ 31 (522) от 11 августа 2016 [«Аргументы Недели », Асета ЛИЕВА, Иван КОВАЛЁВ ]

Зри в корень!
Е. Королёва

Международный день коренных народов мира – 9 августа – в России давно негласно превратился в своеобразный праздник малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. В этот день принято не только петь-танцевать и награждать представителей коренных малочисленных народов, но и говорить о проблемах.

Удэгейцы vs туристы

Меньше года назад в ноябре 2015 года в Приморье для сохранения амурских тигров и других редких животных создали национальный парк «Бикин». В зону парка вошло село Красный Яр, издревле населённое удэгейцами, и большая часть их охотничьих угодий. Сегодня ситуация вокруг парка накалена. «За» ратуют власти края во главе с губернатором и председатель рабочей группы ООН по правам человека, транснациональным компаниям и иным видам бизнеса Павел Суляндзига, кстати, уроженец этого села. «Против» – жители Красного Яра, которые уверяют, что создали парк с нарушениями российского законодательства вопреки воле населения. «НА» попросил главу сельского поселения Владимира КАЛЕНЧУГУ рассказать, почему же удэгейцы так сопротивляются появлению национального парка:

– Люди против создания национального парка, нам нужен не парк, а территория традиционного природопользования. В парке нельзя рубить, копать, рвать, собирать – ничего нельзя! А мы, удэгейцы, живём рыболовством, охотой и собирательством. Согласно закону, для живущих на территории нацпарка аборигенов выделяется зона экстенсивного природопользования, но не традиционного. Это делается для того, чтобы здесь не работал закон о гарантиях и правах коренных малочисленных народов.

Мы – аборигены – на земле парка бесправны. Закон об особо охраняемых природных территориях даёт возможность вести хозяйственную деятельность, но не промысловую! В определённые зоны парка всех – удэгейцев, русских, любых туристов – будут пускать за деньги. Представляете?! Удэгеец на свою исконную территорию сможет проходить только за деньги! У нас, удэгейцев, заведено так: едешь, где захотелось, останавливаешься, разжигаешь костёр, ставишь палатку. А в парке разводить огонь и организовывать ночлеги можно только в строго отведённых местах. Удэгейцы этого соблюдать не будут. Со стопроцентной уверенностью предполагаю: наших охотников не будут пускать на территорию парка за систематическое нарушение режима.

Наплыва туристов боюсь. У нас уже были стычки удэгейцев с туристами. Туристы ведь едут убивать животных для удовольствия, а удэгеец добывает зверя, чтобы прокормиться. На два километра вдоль реки вглубь тайги будут вертолётные площадки, причалы, пляжи, кемпинги. А как же наши удэгейцы, которые живут речкой и тайгой? Администрация будет ограничивать удэгейцев в лицензиях на охоту, потому что им лицензии придётся давать бесплатно, а вот туристам – за большие деньги, например: один изюбрь будет стоить от 60 тысяч рублей! И в итоге через 7–10 лет из посёлка люди разъедутся, оставив наши исконные земли, где сотни лет жили и охотились наши отцы и деды.

Бороться с ситуацией я устал. Меня ведь уже и прокуратура дёргала, и губернатор против шерсти гладил, во Владивосток в департамент внутренней политики вызывали. Будем отстаивать свои права в суде. Правда, мы уже подавали в суд на то, что было нарушено положение о подведении итогов публичных слушаний открытым голосованием всех участников. Я был на всех трёх публичных слушаниях – нигде открытого голосования не было! Но наш иск не удовлетворили. Подали апелляцию, а она куда-то затерялась. Подозреваю, что и Верховный суд мы проиграем, и тогда нам прямая дорога в международный.

«НА» пытался связаться с Павлом Суляндзигой, чтобы узнать, не изменилась ли его позиция по парку «Бикин» по сравнению с той, что он высказывал во многих интервью. Но международный национальный активист на связь пока не вышел, последняя запись на его странице в соцсети свидетельствует, что сейчас он в России и путешествует по Дальнему Востоку.

Естественная господдержка

Среди представителей коренных народов в последнее время активно обсуждается необходимость перехода от производства на уровне общин к созданию предприятий. Загвоздка тут в том, что национальные общины – структуры некоммерческие и не могут поднимать производство выше определённого уровня. А если бизнес идёт успешно, то рамки общины становятся тормозом.

А могут ли в нынешних экономических условиях предприятия коренных народов, ведущих традиционный образ жизни, быть экономически самодостаточными или они обречены зависеть от госпомощи? Вопрос большой и сложный. На него «НА» попросил ответить Григория ЛЕДКОВА, президента Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ:

– В ряде территорий России – Красноярский край, Якутия, Ямал и многих других в арктической зоне и Сибири – традиционные занятия коренных народов являются частью сельхозтоваропроизводсва регионов. Как все сельхозпредприятия в стране, они находятся на господдержке – будь то выращивание хлеба, оленеводство или свиноводство. Они всегда на господдержке в любом государстве. Поэтому именно в виде сельхоздеятельности при господдержке они самостоятельны и могут существовать.

Тот же топливно-энергетический комплекс каких только льгот от государства не имеет! И без этого наша топливная промышленность не может существовать.

Регионы, где экономическая ситуация плохая, там и начинаются проблемы: охотничьи артели разваливаются, хиреет оленеводство, а коренные народы – лишь индикатор общего состояния дел.

В том, чтобы коренные народы развивали некую «свою», ни от кого не зависимую экономику, нет никакой необходимости. Когда они выращивают животных или занимаются пушным звероводством, это приносит налоги, увеличивает занятость, даёт новые рабочие места. Это их вклад в благосостояние государства и неотъемлемая часть политики и экономики страны. Для укрепления экономики государство должно вкладывать в разные отрасли – выращивание хлеба, добычу нефти и газа, поголовье коров, оленей и так далее.

Пилотный остров

Но не только из государственной казны получают сегодня поддержку коренные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока. У крупных добывающих компаний предусмотрены отдельные программы поддержки аборигенов тех территорий, где идёт извлечение полезных ископаемых из недр земли. И отнюдь не всегда местные жители довольны тем, насколько прозрачно и эффективно тратятся эти средства. Член Общественной палаты Сахалина Екатерина КОРОЛЁВА считает, что давно пора создавать в регионах фонды поддержки коренных малочисленных народов Севера.

Фонд аккумулировал бы средства местного бюджета, нефтяных и других компаний, с которыми работает сообщество аборигенов, а уж потом максимально открыто направлял бы средства на первоочередные с точки зрения самих коренных народов нужды. И вроде бы все идею поддерживают, даже поручение президента страны на сей счёт есть, но пока ни одного такого фонда в России не создано. Аборигены Сахалина активно предлагают свой остров сделать пилотным регионом.

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



//Подписаться на рассылку эксклюзива от АН

Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте

?>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Музподарок от Юры Валова

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости GlobalTeaser

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

//Наши партнеры