//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//Сад и огород

//Новости marketgid

Nod32

//новости 24СМИ

podpiska-pochta

//Поп-новости

//Новости news.net.finam.ru

//Общество

Последний Дон

Кто и зачем хочет превратить великую реку в «природно-техногенную систему»

№ 31(522) от 10.08.16 [«Аргументы Недели », Юрий АНТОНОВ, Москва – Ростов-на-Дону, фото автора ]

Последний Дон
Багаевский гидроузел изменит это живописное место до неузнаваемости

В эпоху тотальной экономии Минтранс собирается потратить на плотину поперёк Дона 22 млрд рублей. Вместо мотивировки создания так называемого Багаевского гидроузла – классическая чиновничья абракадабра: мол, скоро наша страна начнёт бурно развиваться, и грузооборот на реке вырастет аж в 4 раза. Хотя реально он снижается из года в год, кому-то не дают покоя лавры авторов авантюрных мегастроек: второй ветки БАМа или ямальских мостов «Газпрома». Логика груба и традиционна: если кто-то уже освоил бюджетные миллиарды в расчёте на ошеломляющий экономический рост, то вдруг и у нас прокатит. Правда, ни один из тех проектов не несёт такой опасности для окружающих территорий и тысяч живущих на них людей.

Билет в один конец

Типичный Нижний Дон, глядя с воды, – это невысокие крутые берега, узкие полоски пляжей, сверкающие купола церквей в близлежащих станицах. Летом на реке многолюдно: дремлют в казанках рыбаки, купаются дети, теснятся в дюнах палатки.

– Если плотину построят, всё зальёт, будет болото, – рассказывает местный предприниматель Юрий. – Планируется переселить лишь десятки семей, но спустя годы жизнь станет невыносимой уже для десятков тысяч. Выкупить собираются небольшие участки земель, но будут подтоплены десятки тысяч гектаров плодороднейшего чернозёма. Нижний Дон – пока единственное незашлюзованное место на реке, ещё сохранившее первоначальную красоту. Вон видите, базы и санатории чередой идут? Это окрестности Мелиховки, сюда со всей страны едут за качественным доступным отдыхом, койка в сутки стоит всего 400–500 рублей. Среди палаточников на берегах встречаем даже французов и австралийцев.

Багаевский гидроузел создаётся под нужды речников, которым вроде как стало тесно. Но вблизи видится совсем другое: в разгар навигации за два часа экскурсии по Дону на 100-километровом отрезке насчитали всего пять танкеров и сухогрузов. Причём с Таганрогского залива в сторону Волгодонска все они идут порожняком. В этом году воды в Дону много, её хватает всем, но не похоже, чтобы грузооборот рос как на дрожжах.

Наш мощный катер вдруг барахлит и глохнет – на винт намотало отвратительно пахнущие водоросли. Пока такое место на сотню километров всего одно – там, где в Дон вливаются горячие стоки с Новочеркасской ГРЭС.

– Если плотину построят, течение замедлит свой ход и эта клоака распространится на многие мили, – объясняет Юрий. – Вдоль берега идут защитные леса. Их теперь что, будут корчевать? Так это десятки миллионов многолетних деревьев и новые миллиарды бюджетных рублей. А за ними плодородная степь, где каждый метр распахан. Вода по плану должна подняться на три метра, затопит обширные прибрежные луга. Что скажут людям, которые на этой земле работают всю жизнь? «Спасибо, до свидания, держитесь»? Вряд ли получится, это ж, чёрт возьми, Дон!

Причаливаем к берегу в Багаевском районе, едем в поле. У фермеров тут свежая напасть – вспышка «африканской чумы свиней», в последние дни сдохло несколько диких кабанов. Но грядущее строительство тревожит людей куда больше.

– Эти бесы рассказывают нам байки, будто в Дону воды мало, – сжимает кулаки фермер Володя. – Видите вон то болото? Это после весенних подтоплений. И оно до сих пор не пересохло, хотя сегодня конец июля и плюс 36 в тени. А с плотиной здесь всё затопит до самого Новочеркасска. Вон на горизонте собор, до него километров 25.

Место строительства будущего гидроузла определено: прямо через острова Белый и Арпачинский, также популярные места отдыха и места обитания редчайших животных, насекомых и птиц. Основание плотины упирается прямо в подворья дачников и местных жителей, которых уверяют, что для них ничего не изменится, но достаточно взглянуть на Кочетовский гидроузел, который находится в 83 км отсюда.

Его аккуратно встроили в природный ландшафт около ста лет назад, но недавно «модернизировали» – построили вторую пропускную нить. Теперь узел похож на тюрьму для террористов: решётки, заборы, вышки, прожектора и вывески «караульное помещение». Подступы к плотине огородили на несколько сотен метров, наверняка выискав соответствующие нормы в «комплексах антитеррористических мероприятий». Для сотрудников образовалась роскошная парковка.

Что с появлением плотины быт в Багаевском районе тоже непоправимо изменится, осознают, похоже, все местные жители. Под обращением в Кремль только в станице Манычской и хуторе Арпачин собрали 1211 подписей.Да и на общественных слушаниях по гидроузлу возмущение проектом было единодушным, несмотря на попытки завести из Ростова несколько автобусов оплаченных кивал. Причём люди давно привыкли, что власти относятся к ним словно к смердам, которых всегда можно согнать с земли ради державного интереса. «Но как же вы смеете глумиться над решениями нашего президента Владимира Владимировича Путина, объявившего 2017-й Годом экологии?!» – вопрошали участники слушаний. Людям непонятно, почему президент прямо говорит о недопустимости нового гидростроительства без тщательной оценки всех последствий, а руководство области практически выкручивает руки и жителям, и прессе, и учёным, которые пытаются об этих последствиях бить в колокола! А особо усердствуют некоторые областные министры, которые по должности обязаны защищать интересы реки и её жителей. Очень просто: речь идёт об огромных деньгах. И тут на второй план отходят не только государственные интересы, но и чувство самосохранения.

Багаевский гидроузел изменит это живописное место до неузнаваемости

Что с гуся вода 

В 2009 г. правительство включило Багаевский гидроузел в «Водную стратегию РФ на период до 2020 г.», а в 2016 г., с лёгкой руки премьера Дмитрия Медведева, он перекочевал в план до 2030 года. О необходимости этого проекта сказано много высоких слов, но рациональная причина одна – Дону нужна вода. По мысли лоббистов плотины, из-за глобального изменения климата Цимлянское водохранилище не набирает достаточного количества жидкости, чтобы потом отдать её реке. А для развития судоходства в будущем необходимо иметь 4 метра глубины на всём протяжении реки. Согласно расчётам правительственных экспертов, к 2030 г. по Дону будут перевозить 30 млн т грузов.

Однако даже в «застойные» 1960–1983-е гг., когда экономика Союза бурно росла на тюменской нефти, грузопотоки на Дону увеличились всего на 7,1%. На момент распада СССР судоходная система была куда архаичнее нынешней, но с запасом обеспечивала перевозку 13 млн т грузов ежегодно. Сегодня возят 8,7 млн тонн. Площадь поливных земель составляла тогда 240 тыс. га, а нынче только 50–70 тысяч. Реконструкция Кочетовского гидроузла в 2004–2008 гг. обошлась бюджету около 4 млрд рублей – вдвое больше планировавшихся расходов. Обещали, что уже после ввода второй ветки транзитный грузопоток возрастёт до 17–18 млн тонн. А он только понизился с 9,9 млн т в 2003 году. Уже тогда местные станичники стали догадываться, что плотина сама по себе никак не влияет на желание бизнеса возить по Дону товары.

Стоки Новочеркасской ГРЭС вливаются в спокойное течение Дона

Интересный факт

Согласно Уголовному кодексу, ответственность за экоцид по ст. 328 («массовое уничтожение растительного или животного мира») предполагает ответственность – от 12 до 20 лет лишения свободы. Правда, случаев применения её в отношении госчиновников не зафиксировано. Пока.

– Багаевский гидроузел – это исключительно транспортный проект, где не учтены интересы энергетики, сельского и рыбного хозяйства, – говорит Владимир Кривошей, президент Национального центра водных проблем. – Была попытка улучшить «обёртку» проекта включением в него мини-ГЭС, но даже от неё впоследствии отказались. Таким образом, единственная цель – увеличить судоходную глубину до 4 метров. Ради чего? Чтобы перевозить 13,5 миллиона тонн грузов? Так этого показателя можно достичь и без строительства новых гидроузлов: Кочетовские шлюзы, например, пропускают судов в пять раз меньше своих возможностей.

Группа ведущих учёных обратилась к президенту Владимиру Путину с ходатайством о полном исключении планов строительства гидротехнических сооружений на Нижнем Дону из Стратегии, отмечая мировую тенденцию к демонтажу действующих плотин и переход на суда с низкой осадкой, что обеспечивает рост объёма перевозок. «Попытки насильственного увеличения глубины наших рек до 4-метровых глубин, никогда им не свойственных, чрезмерно затратны и бесперспективны в существующих условиях, когда восстановительные функции Дона уже полностью исчерпаны» – говорится в документе.

Почему в Дону мало воды? По мнению Владимира Кривошея, можно существенно улучшить работу Цимлянского водохранилища. Минречфлот постоянно увеличивает продолжительность навигации – с плановых 200 дней в году до 240–260. И у Цимлы не хватает ресурсов. Другая причина – десятилетиями не чистят питающие Дон реки. Как часто бывает в России, никак не получается изыскать на эти цели в бюджетах всех уровней 100–200 млн рублей. А 22 млрд на плотину – пожалуйста.

Кстати, и эта сумма может многократно возрасти. В первоначальном варианте в состав Багаевского гидроузла должны были войти: водосливная и судоходная плотины, земляная плотина, водосброс-регулятор, судоходный шлюз и рыбопропускное сооружение. На всё про всё хотели 34,3 млрд рублей при сроке строительства 5–7 лет и окупаемости 54 года! Потом настали скудные времена, и цена без особых корректировок проекта упала более чем на треть. Если Кочетовский узел в благословенные 2004–2008 гг. подорожал вдвое, то в нынешних условиях санкций, контрсанкций и сокращения импортных возможностей цена может вырасти куда круче.Но самое главное – это вряд ли принесёт экономический эффект даже спустя века.

Ещё один резерв – Цимлянская ГЭС, принадлежащая
ЛУКОЙЛу. Она вырабатывает гораздо больше электроэнергии, чем планировали проектировщики Цимлы, сбрасывая для этого зимой огромное количество воды, которой потом так не хватает летом и осенью. И это в условиях перепроизводства электричества на Дону, которое с вводом четвёртого блока Ростовской АЭС ещё усугубится.

– Грузопоток речного флота ориентирован на вывоз нефти – это более 60% загрузки судов, – говорит научный руководитель ЭАНО «Зелёный Дон» Владимир Лагутов. – Но к моменту окончания строительства Багаевского гидроузла экспорт скорее снизится, чем возрастёт. Основной экспортёр нефти в регионе ЛУКОЙЛ заявляет о переориентации с Запада на Восток. «Транснефть» тянет нефтепровод из Волгограда в Новороссийск, после чего рентабельность перевозки нефти по воде, и без того невысокая, ещё сократится. А Иран и Азербайджан, активные игроки на Дону, планируют строительство паниранского судоходного канала и железной дороги к портам Персидского залива. При сроке окупаемости плотины в 54 года уже лет через 10 перевозки по Дону не будут иметь хозяйственного значения.

Локомотивом экономики могли бы стать традиционные для Дона сельскохозяйственные отрасли вроде овощеводства и виноделия. Сборы винограда в Ростовской области упали с 900 тыс. центнеров в послевоенные годы до 115 тыс. в 2015 году. Но в эпоху импортозамещения площади под посадки винограда вновь стали расти. Теперь предлагается снова превратить их в болота? Рыбы в Дону после строительства Цимлы и пяти гидроузлов стало меньше в сотни раз. Согласно исследованию ФГБНУ «АзНИИРХ», сегодня нерест осетровых периодически отмечается в единственном месте Нижнего Дона – в районе реки Сал. Это аккурат между действующей Кочетовской плотиной и планирующейся Багаевской. «Эти нерестилища окажутся в межплотинном пространстве, из-за низких скоростей течения будут подвергаться заилению и станут непригодными для нереста рыб», – предостерегают учёные.

– Строительство Багаевского гидроузла вызовет подтопление больших участков земли и населённых пунктов. При этом неизбежно произойдёт повышение бактериального и вирусного загрязнения воды, что потребует дополнительных мер по предотвращению эпидемий, – говорит главный технолог «Ростовводоканала» Игорь Тронь. – А увеличение плоскости зеркала воды приведёт к более интенсивному развитию сине-зелёных водорослей, влияющих на органолептические свойства воды, в том числе запах и привкус.

Ухудшение качества воды потребует огромных затрат на очистные сооружения. А экономия воды Цимлянского водохранилища приведёт к резкому сокращению объёмов воды, поступающей по Дону в Ростов, Батайск, Азов и Таганрог. А там живёт около 2 млн человек!

С Дона выдачи нет

Каким могло бы стать развитие Нижнего Дона, если проект Багаевского гидроузла всё-таки удастся отложить?Довольно радужным и не требующим грандиозных дотаций государства.

Ростовская область - регион сельскохозяйственный, а самые перспективные отрасли здесь – виноградарство и овощеводство, консервная промышленность.

– Нужно закупать земснаряды, строить новые суда с осадкой до 3 метров и грузоподъёмностью до 3,5 тысячи тонн, – говорит академик Геннадий Матишов, глава Южного научного центра РАН. – Не обойтись без подъёма мелиорации. Необходимо расчищать заросшие магистральные каналы, убирать на малых реках ставки и запруды, которых на Нижнем Дону более 7 тысяч. И которые сегодня мешают наполнять Цимлянское водохранилище. В рыбном хозяйстве, за счёт платы за биоресурсы, нужно возродить заводское воспроизводство рыбы.

Чтобы водные перевозки по Дону имели перспективу, необходимо развивать контейнерные терминалы. Во Франции, например, прямые гранты идут на снижение выбросов судов, повышение квалификации персонала, покупку подержанных судов молодыми предпринимателями. А когда властям требовалось наладить контейнерные перевозки по воде, они возмещали по 20 евро за каждый контейнер, а не «создавали условия», превращая в болота виноградники Бургундии или замки Луары.

И у замов замы есть

Кто-то удивится: как же в Водную стратегию державы могли попасть столь дикие перверсии? Неужели правительство не привлекало при подготовке специалистов? Конечно, над Стратегией сгибались сотни умных голов, но происходило это, похоже, в лучших советских традициях. В рамках Стратегии создали «Программу развития водохозяйственного комплекса России на период до 2020 г.». А для руководства Программой учредили ФГБУ «Центр развития ВХК». И невозможно представить себе, чтобы через пару лет работы начальство ФГБУ рапортовало наверх: «Ребята, не нужно строить ни Багаевского гидроузла, ни Городецкого – убьём всё вокруг и толку никакого». В отрасли традиции иные.

С началом гласности и перестройки академик и Герой Соцтруда Лев Понтрягин написал письмо генсеку Михаилу Горбачёву о том, какими потерями для страны обернулись грандиозные строительства, начатые на основе прогнозов Института водных проблем АН СССР и Института по переброске рек Минводхоза. Собирались спасать Каспийское море, а оно само поднялось на несколько метров в конце 80-х. К тому времени, по заветам Института водных проблем, залив Кара-Богаз-Гол отделили от моря дамбой. Учёные ни словом не заикнулись, что залив начнёт пересыхать в кратчайшие сроки, что из-за этого закрутятся соляные бури, громя совхозы Нижнего Поволжья и лишая промышленность ценного сырья.

Недосмотрели? Вряд ли. Понтрягин пишет, что уровень Каспийского моря – одна из главных забот института. Ради этого уровня институт замутил грандиозную идею: перебросить северные реки в Волгу, которая в свою очередь подтянет Каспий. «Переброска северных рек в Волгу может полностью разорить север России» – как в воду смотрит академик. Правда, из 250 ядерных взрывов, которые планировались на Русском Севере, прогремели не все, но сегодня мы наблюдаем беспрецедентное для этих широт опустынивание. К тому времени Волга уже перестала быть рекой: после строительства каскада водохранилищ и ГЭС в первые пятилетки она стала «природно-техногенной системой». Течение, словно нитевидный пульс больного, несёт каплю воды от истока до устья 1,5 года. А сто лет назад на это требовалось 1,5 месяца. Дон теперь ждёт такая же судьба?

Понтрягин интеллигентно намекает лидеру государства: «Само название «Головной проектно-изыскательный и научно-исследовательский институт по переброске вод сибирских и северных рек» психологически обязывает его руководство и сотрудников доказывать целесообразность переброски. Между тем утверждение о нецелесообразности переброски, к которому мог бы прийти институт, хотя и было бы важным результатом, психологически руководством не могло бы рассматриваться как достижение».

Что касается донских плотин, то ещё в 2009 г. питерский ПИИ «Ленгипроречтранс» провёл исследование, в заключении которого сказано: «Строительство Багаевского гидроузла обеспечит подпор меженных уровней воды до Кочетовского гидроузла, что позволит обеспечить заданную глубину 4 м на данном участке, однако это не решит проблему обеспечения безопасности судоходства из-за ограничений по ширине и радиусу закругления судового хода без спрямления крутых излучин». То есть планировали постройку судоходного канала, который прошёл бы напрямую по полям и станицам. А почему нет?

Если наступит завтра 

Казалось бы, после опустынивания в Архангельской области, после «распрямления» Амударьи и Сырдарьи, приведшего к гибели Аральского моря, любое вмешательство в естественное течение рек должно стать крайне осторожным. Почему немцам, над рационализмом которых мы посмеиваемся, не приходит в голову «распрямить» Рейн или запрудить Эльбу? А ведь по Рейну сегодня перевозится в 14 раз больше грузов, чем по Дону. Почему китайцы, у которых экономический рост реальный, а не вечно «ожидаемый», не пытаются расширить Янцзы, а просто строят плоскодонки.

Лейтмотив истории про Багаевскую плотину – словно в том анекдоте про Сталина: можно расстрелять актёра, а можно сбрить ему усы. Зачем упираться в 4 метра глубины для Дона, если существуют достаточно вместительные суда с осадкой менее 2 метров? Тем более что 80% кораблей на реке исчерпали «срок годности», и им скоро на слом. Плоскодонки были бы доступны небогатым инвесторам, выросла бы деловая активность населения. Но вместо этого Минтранс анонсировал работы по созданию гигантских наливных судов «Макси-Дон», покупать которые сможет только приближённый к власти крупняк.

Кочетовский гидроузел. Близко к нему простым смертным не подступиться

С государственных позиций кажется: какие проблемы? Будет рост перевозок – тогда и вернёмся к проекту плотины. Багаевский гидроузел всё-таки не БАМ – его можно построить за три года. И делать это явно сподручнее на волне хозяйственного подъёма, а не когда ради экономии снимают с довольствия полмиллиона инвалидов и укрупняют сельские школы. 22 млрд рублей – это годовой бюджет целой Псковской области. К тому же авторы бесконечных стратегий, методик и «научных основ» водного транспорта наверняка помнят: даже если Дон и впрямь заполонит бесконечная вереница сухогрузов, она неизбежно упрётся в возможности Волго-Донского канала, которые не превысят 16,5 млн тонн. Так почему же этот проект, столь сильно напоминающий удаление гланд через задний проход, близок к своему воплощению?

По сравнению с советскими временами идею Багаевского гидроузла движет не только ведомственная обречённость поворачивать реки вспять. Появилась возможность получать реальные деньги, а не только премии и ордена. И сегодня приближённые к проекту раздувают ноздри, глядя на свершения коллег-транспортников. Ведь на наших глазах освоили 32 млрд на дальневосточный «мост в никуда». На бюджетные деньги умудрились построить 75-километровую ветку ценой 13 млрд рублей к Чинейскому железорудному месторождению, которое разрабатывают структуры Олега Дерипаски. Сотни миллиардов прямо сейчас уходят на вторую ветку БАМа, хотя и в лучшие времена не удалось загрузить первую. Построить Багаевский узел интересантам важно ещё и стратегически: после этого можно предложить сделать все шлюзы на Дону двухниточными. И это уже не на три года. Этого хватит на всю жизнь.

А во что превратится жизнь жителей Дона? Без нормального водоснабжения, без знаменитой донской рыбы, без любимых не только ростовчанами мест отдыха и рыбалки. А у многих и без работы. И даже если после завершения стройки её организаторы по зарождающейся традиции окажутся в тюрьме, это вряд ли утешит ростовчан и компенсирует невосполнимые потери. Тем более что уже сейчас на каждом шагу заметны ростки новой жизни: реставрируются заброшенные коровники, высаживаются новые виноградники, стремительно развивается внутренний туризм. Да и новые дома по берегам Дона строятся на века, как во Франции, Испании, Италии, и мало напоминают саморазваливающиеся лачуги советского периода. И эти процессы могут резко ускориться, если привлечь к комплексному развитию Нижнего Дона хотя бы малую толику тех средств, которые хотят затопить у хутора Арпачин. Как высказались в защиту Дона рэперы из популярной группы «Каста»: «Дон-Батюшка, всё время тебя мало мне, знаешь как!»

Чтобы продолжить чтение номера, оформите подписку

Годовая подписка на газету за 490 руб.

- или -

Купить этот номер за 25 руб.

*Подпишитесь на газету и получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Свежий номер доступен в Telegram @argumentiru

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте

?>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

Загрузка...

//Новости Redtram

//Мы в соцсетях

Загрузка...
//Наши партнеры