Челябинск

//НАШИ ПАРТНЕРЫ

наши партнеры

//Новости marketgid

//новости 24СМИ

//Поп-новости

//Новости news.net.finam.ru

//Сад и огород

//Общество 13+

Курчатов: его ядерная изомерия

10 января 2019, 08:34 [«Аргументы Недели. Челябинск», Александр Гуськов ЗАТО Северск-ЗАТО Озерск-Челябинск ]

Курчатов: его ядерная изомерия
Трижды Герой социалистического труда, академик Игорь Васильевич Курчатов

Окончание. Начало здесь

«Теперь я знаю, какая это сила!»

Глубокой осенью прошлого года автор строк переступил порог незатейливого одноэтажного коттеджа, приютившегося в смолистом сосняке вблизи озера Иртяш в Озерске. Приветливо встретивший гостя розовощекий хозяин был на вид лет 70, поразил своим реальным возрастом – 95 (!) лет. Вскоре выяснилось, что, будучи радиотехником номерного танкового завода в Челябинске, он проходил стажировку по настоянию Ефима Славского и Игоря Курчатова на реакторе Ф-1 в Обнинске, а после неё он запускал известную «Аннушку» на Урале уже в качестве первого руководителя дозиметрической лаборатории на объекте № 1. Это Василий Иванович Шевченко, ставший впоследствии главным диспетчером ПО «Маяк», которому посвятил 55 лет своей жизни.

Василий Иванович Шевченко

Сидя на привычном диване, этот атомный ветеран тихо и размеренно вытягивал из памяти эпизоды своей необыкновенной жизни, при этом он мягко обращал их в живую беседу. Тогда речь шла об обстоятельствах аварии 1957г. и спасения лагеря заключенных, участником которого был сотрудник спецпрокуратуры, фронтовик Николай Буравихин. Но уже потом стало известно и другое…

Заинтересованных в реализации сверхсекретного Атомного проекта, в частности, в запуске первого военного реактора А-1, от которого реально зависела судьба страны, было много. Поэтому он и помнит многих: маршалов и генералов - Лаврентия Берия, Бориса Ванникова, Авраамия Завенягина, Михаила Первухина, Бориса Круглова, а также ученых-академиков – Игоря Курчатова, Анатолия Александрова, Юлия Харитона, Андрея Бочвара и других. Конечно же, он и сам был заинтересован хранить в памяти многое…

Василий Шевченко вспоминал, в частности, как после испытания первой атомной бомбы в 1949г. Курчатов «был в некотором замешательстве. Делясь впечатлениями, тогда Курчатов сказал: «Надо этим делом кончать! В теории я предполагал, что это такое, но на практике… Я видел ослепших птиц с обожженными крыльями, Теперь я знаю, какая это сила».

Руководитель группы радиохимического завода «Маяка» Яков Докучаев был участником испытания «Первой молнии» и находился на НП № 2. Он вспоминал, в частности, что через два часа после взрыва к его группе с Командного Пункта № 1 приехал на «Победе» Курчатов. При этом Докучаев обратил внимание на его особое состояние: «К моему удивлению, Игорь Васильевич не улыбался, был очень озабочен и чем-то недоволен… На поздравление Б.А. Никитина (член-корреспондент АН СССР – авт.) он не ответил и поспешно пригласил М.Г. Мещерякова (он дважды присутствовал от СССР при взрывах атомных бомб США – авт.) в блиндаж на краткое совещание в отсутствие свидетелей. Совещание продолжалось 20 минут, после чего вышел из блиндажа и уехал».

Советская Царь-бомба на заводском тестировании

Пытливость этого выдающегося физика совместно с конструктором ядерной бомбы Юлием Харитоном неудержимо влекла даже… в пекло преисподней, в эпицентр невиданного взрыва. Туда же также бесстрашно проследовал и главный куратор проекта Лаврентий Берия. 7 сентября последний в своем дневнике записал: «Все получилось и все были счастливы. …Даже я не выдержал, кого-то обнимал, целовал… Потом поехали на машине, нам кто-то попался навстречу, кричал, а мы им кричали. Не остановились. В эпицентре нет слов. Земля гладкая, и как корка льда. Топнешь – трескается. За нами гнались дозиметристы, оказывается тут еще очень опасно. Пришлось уехать».

Вернувшись с атомного полигона, Курчатов прямо сказал Александрову: «Анатолиус»! Это было такое чудовищное зрелище! Нельзя допустить, чтобы это оружие начали применять!»…

Энергии ядерной обрат

Отсутствие у США средств доставки атомных бомб до целей в СССР не сдерживало, а лишь усиливало их стремление к всемерной подготовке ядерной войны с использованием всех военных баз по периметру нашей страны и … водородной бомбы. В Советском Союзе уже испытана и принята на вооружение серийная авиационная атомная «Татьяна». На очереди испытание водородной бомбы, и оно произошло успешно на том же Спецполигоне № 2, под Семипалатинском 12 августа 1953г.

Гендиректор ПО «Маяк» Борис Брохович вспоминал о том периоде: «Дикая спешка и соревнование с США за скорейшее овладение супер-оружием – водородной бомбой продолжалась, и она имела те же недостатки, просчеты, переоблучение и гибель персонала. Все было ново, наработка трития не была достаточно исследована». Поэтому и случались непредвиденные издержки ядерного производства, о которых, как пример, и говорил далее Брохович: «При переработке облученных блоков лития в химцехе в январе 1953г., при разгерметизации камеры погибли два молодых инженера – начальники смены установки Бардин И.И. и Барышев В.И. Кроме того, разработка элементов конструкции термоядерного оружия из насыщенных тритием компонентов приводила к переоблучению персонала и профессиональному выводу его. И.В. Курчатов болезненно переживал катаклизмы, аварии и потери людей при них и в своих донесениях уважительно относился к памяти погибших и заботился о дальнейшей помощи пострадавшим от облучения в создавшейся обстановке. Он чувствовал свою моральную вину за те невзгоды, которые принесла деятельность, руководимой им промышленности, хотя понимал, что иначе мирное сосуществование с США было бы невозможно. Морального удовлетворения деятельность ему не приносила».

Ефим Славский, Борис Ванников и Игорь Курчатов - титаны атомного щита страны

Вместе с этим Курчатова особенно беспокоила проблема мирного, народнохозяйственного использования ядерной энергии. Он снова вернулся к идеям 40-х годов. АЭС, управляемый термоядерный синтез, атомная энергетика ледокольного флота и космических объектов, подготовка научных кадров, борьба за мирный атом на международных форумах и другие направления его научной и практической деятельности стали делом дальнейшей жизни гения мировой физики.

В 1953г. Курчатов организует в Ташкенте научное совещание по применению радиоактивности в народном хозяйстве и медицине.

1 июля 1954г. газета «Правда» оповестила весь мир «О пуске в СССР первой промышленной электростанции на атомной энергии» в Обнинске. А США запустили АЭС лишь в конце 1957г.

В декабре 1955 Курчатов проводит Всесоюзную конференцию по управляемым термоядерным реакциям.
В апреле 1956г. Курчатов в составе партийно-правительственной делегации во главе Никиты Хрущева посетил Англию, где привел в шоковое состояние всю научную общественность двумя докладами в Харуэлле об отечественной атомной энергетике и термоядерном синтезе. Тогда как эти направления исследований на Западе были засекреченными.
И в этом же году по инициативе и активном участии Курчатова в Дубне был организован Объединенный институт ядерных исследований (ОИЯИ).

5 апреля 1957г. был спущен на арктический лед мощный атомный ледокол «Ленин». Отметим, что к становлению и развитию атомного ледокольного и транспортного флота самое непосредственное участие имел ближайший соратник Курчатова, тот самый «Анатолиус» - Анатолий Александров.

Академик Курчатов, ко всему прочему, неожиданно для себя становится пламенным научным пропагандистом идеи запрещения испытаний ядерного оружия «повсеместно и на вечные времена». И вместе с этим он настойчиво проводит идеи использования атомной и термоядерной энергии в мирных целях как на сессиях Верховного Совета СССР и съездах партии, так и на всемирных, международных форумах, в частности, в Женеве и на страницах печати различных изданий (кстати, свои гонорары от публикаций Курчатов переправлял детским домам).

Миру широко известна его публикация в газете «Правда» от 28 февраля 1958г.: «Термоядерная энергия – основа энергии будущего». Общечеловеческая стратегия? Да! Были бы головы умные... По существу, он заставил весь прогрессивный мир мыслить и развивать ядерную физику по-курчатовски, для всеобщего мира и мировой безопасности…

Последний «солдат»

С удовлетворением к себе и своей жизни все-таки отнесся Игорь Васильевич. И это поняли его близкие и друзья, когда он однажды сказал: «Хороша наука – физика! Только вот жизнь коротка!»… А в ней у него все было упорядочено, скромно в быту, и во всех делах его все было по-армейски четко. Да, подписывал он иногда какие-либо записки просто – «Солдат Курчатов». В такую подпись вкладывал глубокую мысль – он всецело, как простой рядовой, солдат подчинен Её Величеству – Ядерной физике и своей Родине…

В лесной зоне Озерска, в ПКиО на обрывистом скалистом берегу в 1950-1951гг. строители с любовью соорудили два красивых деревянных одноэтажных коттеджа. Один – левый для Курчатова, с небольшим причалом, второй – справа для Ефима Славского. Место для отдыха было замечательное, с видом на Потанинские горы Урала и голубое озеро Иртяш. Не больше двух лет простояли эти коттеджи. По соображениям безопасности и по настоянию Берия их перенесли в городскую зону. В самом деле, всего в нескольких сотнях напротив остров Моськин, а слева – остров Шатанов. Подрывная и диверсионная деятельность против Советского Союза в то время была в самом разгаре, и любой вражеский снайпер мог легко взять в прицел на мушку нужную ему голову…

Коттедж-дача Курчатова на скале в ПКиО Озерска

Некоторые ветераны Озерска помнят случай, когда Брохович предложил Курчатову втайне от всех отдохнуть в воскресенье на одном из островов озера Иртяш. Как только они отплыли на моторной лодке от берега в направлении острова, на полпути с заставы по ним часовой открыл ружейный огонь. Пришлось незадачливым путешественникам вернуться в родные пенаты…
Как последний солдат до сих пор, почти 70 лет, одиноко стоит на этой лучезарной скале сторожевой пост, на пути к этим коттеджам, вернее оставшимся цокольным площадкам, в нескольких десятках метров от них. Стоически зябнет под дождями и снегами, но отогревается на ветру под лучами уральского солнца. Как верный солдат ждет кого-то, чего-то и сейчас. Наверное, добрую человеческую память о великих людях страны, которые проходили под его «контролем» на эти дачи, а может и память о великих делах гостей Курчатова и Славского. А левее него – тоже легендарный памятник той исторической эпохи – караульное помещение, которое помнит и самого Лаврентия Берия, инструктировавшего и инспектировавшего подразделение солдат и офицеров охраны…

Два инсульта, первый в мае 1956г., второй – в феврале 1957г., которые произошли вследствие перегрузочной деятельности Курчатова, приближали нечто. Однажды на Научно-техническом Совете Минсредмаша Курчатов давал всем напутственные задания, что даже Славский не удержался и заметил: «Ты что Игорь Васильевич, нам завещание оставляешь?».

Успехи в ядерных исследованиях заставили его еще напряженнее работать, учить и учиться самому, готовить перспективные научные кадры, образовывать и возглавлять Ученые советы, в том числе и на Химкомбинате «Маяк».

В последний раз Курчатов приехал в Озерск с целью участия в заседаниях Ученого совета «Маяка» в 1956г., после первого инсульта. Уже ходил с тростью… до последнего дня опирался на нее, когда злополучный тромб в сердце остановил в Барвихе могучую энергию гениального физика советской эпохи. И это случилось именно в тот год, который он предрек себе в момент прощания со своим глубокоуважаемым «генералом» (так его называл Курчатов при всех – авт.), дважды Героем социалистического труда Авраамием Завенягиным, а именно 31декабря 1956г. Тогда Курчатов сказал: «Теперь моя очередь, в следующий високосный год»… Он чувствовал свое безвременное приближение свыше. Когда умер Жолио-Кюри, Курчатов сказал своему врачу: «Я тоже не долговечен, стронций из организма не выводится». Видимо, ожидая действия этого радиоактивного элемента, врач не мог распознать и зловещего тромба…

Осенью 1959г. Игорь Курчатов успел попрощаться с любимым Крымом и омываемым его Черным, Русским морем. Не забыл он повидаться в январе 1960г. с прекрасной и близкой его сердцу и душе и с «Северной Пальмирой» - Ленинградом.
Но 7 февраля 1960г. произошло великое потрясение – умер Игорь Васильевич Курчатов. Високосный год… Об этом траурном событии вспоминает его секретарь Александра Корниенко. На прощание с Курчатовым в Москву приехала делегация Озерска из 7 человек, среди которых были: Николай Семенов - генеральный директор ПО «Маяк», Николай Архипов - директор завода «А», Владимир Кузнецов - председатель завкома и другие. Она видела, что на проводы Курчатова приехал также бывший директор «Маяка» Борис Музруков. Николай Семенов, тот самый зам. главного инженера «Маяка», который мужественно взял на себя всю полноту ответственности за спасение комбината, города и людей в роковой 1957год, год атомной аварии, и мужественно спасал и отстоял все стратегические объекты и горожан, отважный фронтовик… плакал. И сама Александра ревела

… Под траурную музыку на Красной площади враз поднялась огромная стая ворон и затмила небо. Стоял мороз и вдруг… пошел дождь со снегом, поднялась неистовая метель. Она слышала, как какая-то женщина сказала: «Даже природа всплакнула по Человеку!»…

В споре со временем и памятью победил…Курчатов

Феномен великого ученого Игоря Васильевича Курчатова, как и его соратников, поистине неисчерпаем. Открыв ядерную изомерию в 1935г. Курчатов был полностью «поглощен» ею на всю оставшуюся жизнь. Он явился прорывным катализатором отечественной и мировой науки о физике атомного ядра и в силу своих уникальных качеств пробился через тернии… к ядерной истине. Своей гениальной научной интуицией он вовремя уловил жизненную потребность в атомном развитии страны и обратил её не только во благо Отчизны, но и мира на Земле.

А 12 января – день рождения Игоря Васильевича Курчатова, трижды Героя социалистического труда, академика АН СССР, лауреата Ленинской и четырежды Сталинской премий, кавалера 5-ти орденов Ленина, 2-х орденов Трудового Красного Знамени, Почетного гражданина СССР и, стало быть, современной России, а с 1961года «гражданина» кратера обратной стороны Луны.

В год 40-летия дважды орденоносного (ордена Ленина и Октябрьской революции – авт.) ФГУП ПО «Маяк» озерчане установили у себя монументальный памятник Игорю Васильевичу Курчатову, работы каслинского скульптора Гилева. И вот теперь, челябинцы смогут гордиться обновленным аэропортом, благодарно названным именем Курчатова, их земляка, для которого аэропорт Челябинска был по праву и по факту родной гаванью в его жизненном подвиге на Урале…

Оставайтесь с нами. Добавьте нас в "Мои источники" в Яндекс Новостях и мы позаботимся о том, чтобы вы читали только интересный и проверенный контент

Добавить в «Мои Источники» в Яндекс Новостях

Обсудить наши публикации можно здесь:

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости СМИ2

//Новости МирТесен



//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости СМИ2

//Новости ADWILE

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//самое читаемое

//Новости партнеров

//Новости СМИ2

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости Lentainform.com

Загрузка...
Загрузка...
//Наши партнеры