//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//События/Афиша

sirano-de-berzherak

//Сад и огород

//Новости MarketGid

//новости 24СМИ

//Новости news.net.finam.ru

//Поп-новости

//Национальный Акцент

//История

Судный день ссудного банка

Кое-что о первой российской банковской афере

№ 12 (554) от 30 марта 2017 [«Аргументы Недели », Сергей СЕРАФИМОВИЧ ]

Судный день ссудного банка
В. Маковский. «Крах банка»

Информационным поводом может стать круглая дата, а может – круглая цифра. Вот «АН» и обратили внимание на информацию с сайта «Банки.ру»: очередной банк, лишённый лицензии (событие нынешнего февраля), является по счёту 2250-м. Это – начиная с 1991 года. То есть – уже в новой России. Когда статистика идёт на такие цифры, ясно, что подобная новость никого не задевает. То ли дело Россия старая и история, которую мы хотим напомнить. Тогда шок был столь велик, что отразился даже... в русской живописи.

Он лопнул! 

В «Московских ведомостях» 8 декабря 1875 г. появилось сообщение «о высочайше утверждённой ликвидационной комиссии по делам коммерческого ссудного банка в Москве».

Новостью для москвичей это не стало. Слухи уже ходили, а что ссудный банк лопнул, горожане узнали ещё 11 ноября, когда потомственный почётный гражданин Алексеев пожелал обналичить чек на 50 тыс. рублей. Но банковский служащий ответил, что сие невозможно: ещё вчера он выдал по этому чеку 38 тыс. рублей.

Господин Алексеев, схватив клерка за лацканы сюртука, буквально вытряс имя «гра­бителя». Удивлению почётного гражданина не было предела. Оказывается, чек обналичил товарищ (заместитель) председателя совета банка Шумахер.

Отудивлявшись с помощью простонародных выражений, Алексеев отправился к знако­мому прокурору. Тот не отказал в любезности возбудить уголовное дело по факту мошенничества. Судебный пристав ещё не успел дойти до банка, а у дверей уже толпились встревоженные вкладчики. Правда, в банке их никто не ждал.

Свой, Московский… 

В справке мы приводим некоторые данные по банковскому делу в тогдашней России. Что ж – это был период начала российского капитализма, предприниматели нуждались в кредитах, спрос порождал предложение. Но – принципиальный момент! – в общем и целом сфера работала честно. Скажем, активно кредитно-ссудные товарищества открывала Владимирская земская управа (только в 1874-м – 333 организации). Но проверки не выявили «ни одного случая растраты мирских денег».

Так что было бы странным, если бы в Москве, центре российского предпринимательства, не появился свой ссудно-сберегательный банк. И действительно, 15 июля 1870 г. на Никольской, 10, в помещении, арендованном господином Н. Бостанжогло, открылся первый Московский коммерческий ссудный банк.

Отцы-основатели 

Его основателями стали уважаемые люди. Директором и председателем совета – действительный тайный советник (гражданский «полный генерал») Даниил Шумахер. Директором-распорядителем – титулярный советник Пётр Полянский. Членами совета – варшавский купец 1-й гильдии Густав Ландау, представители видных московских купеческих фамилий Григорий Лямин и Николай Бостанжогло, управляющий Московско-Рязанской железной дорогой Григорий Ильин.

Первым делом банкиры определили себе оклады: председателю – 9 тыс. рублей годовых, помощнику – 6 тыс., членам совета – по 5 тысяч. Правда, в банковской лицензии отсутствовало разрешение на выдачу краткосрочных кредитов под недвижимое имущество. Но этот факт не омрачил банкета в «Славянском базаре».

И повалили вкладчики. Благодаря обширным связям Ильина банк сумел привлечь почти все отделения железных дорог европейской России. Через два года в роскошно отпечатанном отчёте публика уведомлялась, что «вклады банка увеличились в три раза и составили 9,5 млн рублей», выплаты на одну акцию с 7% поднялись до 9,5%, а в планах – довести эту цифру до 12%.

Однако не успели. Потому что ещё через два года Шумахера на посту директора банка сменил Ландау. Дело в том, что Шумахер без уведомления членов правления и в нарушение банковской лицензии раздал своим знакомым краткосрочные кредиты под заложенные имения и дома, по­лучив за это приличные «комиссионные». Коллеги его пожурили, но сора из избы выносить не стали. Даже оставили в банке. Увы – никто из соучредителей не мог предположить, что Ландау станет эпигоном Шумахера, а их самих сделает своими сообщниками.

Потому что давний знакомый Ландау по Варшаве – банкир Жале вскоре свёл его с авторитетным европейским дельцом Генри Струсбергом.

Прусско-английский авантюрист 

Он был из прусских евреев, правда, крестившийся. Отец участвовал в русском походе Наполеона в составе корпуса Богарне – и после поражения Бонапарта потерял всё. Струсбергу-младшему пришлось начинать с нуля.

В Лондоне, куда его занесла судьба, Генри устроился в торговую экспедицию. Подзаработав и набравшись опыта в торгово-закупочном деле, купил газету (мечта юности, ведь когда-то сам бегал репортёром) – и прогорел. В Германию вернулся без гроша. Через знакомых устроился советником-консультантом на строительстве Тильзит-Инстербургской железной дороги – а в благодарность потихоньку продавал этим знакомым её акции. Поднялся, купил Германско-Богемский сталечугунный завод. Но началась Франко-прусская война, вызвавшая финансовый кри­зис в Пруссии и Австрии. Струсберг разорился. Долгов на нём висело около 10 млн марок. Надо было срочно найти деньги. Искать счастья поехал в Россию.

Летом 1874 г. он встретился в Москве с Ландау и попросил краткосрочный кредит в 1,2 млн рублей. Официально – на закупку двух тысяч вагонов для Курско-Харьковско-Азовской железной дороги. В обеспечение предложил акции своего завода и строившейся во Франции Парижско-Нарбоннской железной дороги (когда-то в этот проект тоже вложился). Как потом признавался на суде – ни о каких вагонах не помыш­лял, просто надо было расплатиться с долгами.

Ландау согласился, но – пример Шумахера! – за «комиссионные» в половину этой суммы. А чтобы подстраховаться коллективной от­ветственностью, вовлёк в дело Полянского и нескольких членов прав­ления.

Афера удалась – и банкиры вошли во вкус подобных операций. Вскоре схема упростилась: банк стал просто от всех желающих принимать вклады, а члены правления клали их в свой карман. Отчёты подделывались. Так «зара­ботали» более 9 млн рублей (с учётом всех ссуд, выданных Струсбергу на общую сумму 7 млн рублей). Правда, и дела банка стремительно хирели. Когда стало ясно, что без денежных вливаний не обойтись, правление запросило помощи у Министерства финансов – но получило решительный отказ. Минфин вообще наметил ревизию, только как раз тут и пришёл обналичивать чек господин Алексеев.

Вам кредит? 

Первое ссудно-сберегательное товарищество в России было основано в 1866 году. К 1876 г. их число превысило полтысячи, услугами пользовались 3 млн человек – 1/24 часть населения страны. Крупнейшими считались: Государственный банк с 50 конторами и отделениями; Польский банк с се­мью отделениями; две ссудные казны и главное учреждение акционерных банков. В стране действовали 39 от­делений коммерческого кредита и 49 отделений недвижимого кредита, 11 кредитных обществ, основанных «на взаимности и круговой поруке»; 5 обществ сельского долго­срочного и 46 – краткосрочного кредитов, 7 обществ городского долгосрочного кредита; 234 городских общественных банка и 65 ссудно-сберегательных касс при госбанке и т.д.

Суд 

Ликвидационная комиссия приступила к работе.

О выплате всем вкладчикам их денег в полном объёме речь не шла ввиду отсутствия таковых в банковских сейфах. Желавшим забрать хоть что-то (996 человек) выдали по 1 тыс. рублей. Те, кому это решение не понравилось, решили с банкирами судиться.

Предварительное следствие шло четыре месяца. Из серии статей в журнале «Нива» за 1875 г., которые смотрел корреспондент «АН», явствует вот что. Струсберг, как сказано, в качестве залога предложил акции своего завода и Парижско-Нарбоннской дороги. Но эти акции ничего не стоили, поскольку в Европе их обладатель уже считался несостоятельным должником и на все его активы был наложен арест. То есть – обман, в котором он и обвинялся. Что ж, Струсберг акции и сам цинично именовал «фантиками», но напирал на другое: жадные банкиры, почуяв возможность сорвать «откат», и не думали ничего проверять. О продажных русских чиновниках и банкирах, готовых за комиссию продать родную маму, он в долговой тюрьме написал целый мемуар (книж­ка вышла в Берлине накануне суда). Банкиры же клялись, что «к ужасу своему» узнали о несостоятельности акций лишь на допросах. О «комиссионных», выданных родне кредитах, растраченных деньгах вкладчиков старались не вспоминать.

Во всей этой истории важен ещё общественный фон. Повторяем: банковская сфера в тогдашней России работала, в общем, честно. Вот и тут – солидный банк, солидные имена. А оказывается, эти господа запросто дурили доверившихся им вкладчиков, в том числе людей небогатых, сейчас оказавшихся на грани нищеты. Шок был столь велик, а реакция пострадавших столь остра, что через несколько лет великий художник В. Маковский отобразил её в картине «Крах банка». Можете глянуть в Третьяковке.

3 марта 1876 г. следователь Глобо-Михайленко передал четыре тома дела по 500 страниц каждый прокурору Обнинскому. 3 октября 1876 г. в Московском окружном суде начался громкий процесс.

Увы, по законам Россий­ской империи Струсбергу грозила лишь высылка за границу. Как ни крути, все авансы он покрыл своими, пусть несостоятельны­ми, но акциями, и не его вина, что банкиры ему поверили. Так что в итоге «прусского гостя» лишь выслали. Правда, возложили на него оплату работы ликвидационной комиссии (165 тыс. руб­лей).

Ландау и Полянского, обвинявшихся в «подлоге и нерадении по службе», приговорили к ссылке в Сибирь на два года (с последующим ограничением права выезда с места отбытия наказания ещё на четыре года). Лямин, Ильин и Бостанжогло «за недоказанностью вины» были освобождены и в дальнейших выяснениях отношений с обманутыми вкладчиками не участвовали. Этим пришлось заниматься Шумахеру, получившему месяц тюремного заключения. 61-летний Шумахер его провёл в общей камере Бутырки. Возможно, именно приобретённый там опыт общения с уголовни­ками помог господину действительному тайному советнику в дальнейшем полюбов­но договориться с большинством бывших клиентов. А с самыми упёртыми тяжба тянулась вплоть до смерти Шумахера.

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Читать весь номер «АН»

Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте

//Подписаться на рассылку эксклюзива от АН

?> sungrado

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

sungrado

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Музподарок от Юры Валова

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости GlobalTeaser

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

//Новости Redtram

sungrado
//Наши партнеры